я

Три письма.



Ни фамилии, ни отчества Ольги я не знаю.
Эти письма передали мне её знакомые по её просьбе.
Она была стара и очень больна.
Написала она эти тексты в возрасте 92 (девяносто двух!!) лет.
Скончалась в девяносто три года.
Спасибо, Ольга и вечная память.


Письмо Первое


ЗДРАВСТВУЙТЕ ДАВИД!
СПАСИБО ЗА ПРИСЛАННУЮ КНИГУ «ВОСХОЖДЕНИЕ»
ЭТО И ВАШЕ ВОСХОЖДЕНИЕ НА ОЛИМП КАК ПИСАТЕЛЯ.
ХОРОШИЙ СТИЛЬ, ОН ТЕЧЕТ КАК ВОЛЬНАЯ СТРУЯ — ЛЕГКО И
БЫСТРО ЧИТАЕМ, ТАЛАНТЛИВ ПО СОДЕРЖАНИЮ, ЗАТРАГИВАЕТ
БОЛЬШИЕ ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ, В НЕМ ПОЯВИЛАСЬ ПОЭЗИЯ, МУЗЫКА.
КНИГА ПОЗНАВАТЕЛЬНАЯ, ЧИТАЯ ОБ ИСХОДЕ ВАШИХ ПРЕДКОВ ИЗ
ЕГИПТА — ВЫ ВМЕСТЕ С НИМИ ШАГАЕТЕ СВОИМИ НОГАМИ ПО ПЕСКУ ГОРЯЧЕМУ, ВАМ ТОЖЕ ХОЧЕТСЯ ПИТЬ КОГДА НЕТ ВОДЫ, ТАК ЖЕ НЕГДЕ СПРЯТАТЬСЯ ОТ ЖАРЫ, ВЫ ТАКЖЕ ВЫНОСЛИВЫ И ТЕРПЕЛИВЫ
И ТАК ЖЕ ДОШЛИ ДО ХАНААНА МОЛОДЫМ ДВАДЦАТИЛЕТНИМ,
ОДУХОТВОРЕННЫМ, ПОЛНЫМ СИЛ И ЭНЕРГИИ. ВЫ ГОРДИТЕСЬ,ЧТО ВЫ
ЧАСТЬ ИХ,
БЫЛИ БЫ СИЛЫ В МОИ 92 ГОДА БЕЗ 11 ДНЕЙ (21 апреля я родилась).
С УДОВОЛЬСТВИЕМ БЫ ПРОЧИТАЛА ЭТУ КНИГУ ВТОРОЙ РАЗ, НО
ТЕПЕРЬ ЭТО УЖЕ ИСКЛЮЧЕНО. НЕ МОГУ ЗАПОМИНАТЬ ТРУДНЫЕ
МОДНЫЕ СЛОВА, НАУЧНЫЕ ТЕРМИНЫ И Т.Д. И Т.П.
ПРЕКРАСНА В КНИГЕ ВТОРОЙ И ВАША ЛЮБИМАЯ СВЕТА, НО ВЕДЬ ОНА
В ВАШЕЙ ЖИЗНИ ВСЕГДА И СЕЙЧАС И РАНЬШЕ. БУДЬТЕ И ДАЛЬШЕ
С НЕЙ СЧАСТЛИВЫ. ОПИСАНИЕ ВАШЕЙ ЛЮБВИ ОЧЕНЬ ПОЭТИЧНО
И ВО ВСЕХ КНИГАХ. ВЕДЬ ВСЕ КНИГИ ПОСВЯЩАЮТСЯ СВЕТЕ.
ОБО ВСЕМ, ЧТО ПОНРАВИЛОСЬ НЕ НАПИШЕШЬ.
ПОТРЯСЛА ИСТОРИЯ АЛИКА ШАХТЕРА, ЧЕЛОВЕК ИДЕТ НА СМЕРТЬ
КАЖДЫЙ ДЕНЬ (МЕТАН, ОБВАЛЫ, ПЕРЕЛОМЫ РУК, НОГ И Т.Д) СОЗНАТЕЛЬНО
(ЭТО ВРОДЕ ГЛУПО) НО В ЭТОМ БОЛЬШАЯ МУДРОСТЬ АЛИКА
(И ПОПУТНО ВАША). СЕМИ СМЕРТЯМ НЕ БЫВАТЬ, А ОДНОЙ НЕ МИНОВАТЬ.
НИКТО ИЗ ЛЮДЕЙ НЕ ЗНАЕТ, ЧТО ЕГО ЖДЕТ ЧЕРЕЗ МИНУТУ,ЗАВТРА,
В БУДУЩЕМ. АЛИК ПОНЯЛ, НЕ БОЯЛСЯ, »БУДЕТ ЧТО БУДЕТ» ДУМАЛ ОН.
ДРАМАТИЗМ ВЫСОКОГО КЛАССА.
ЕЩЕ ПОСМЕЯЛАСЬ НАД РАССКАЗОМ «БЕЛОСНЕЖКА» И «ЧЕРНЕНЬКИЕ
ГНОМИКИ». НАДЕЮСЬ, ПИСАТЕЛЬ ДАВИД ПОДНИМЕТСЯ И НА ЭВЕРЕСТ.
ЕЩЕ РАЗ СПАСИБО
ОЛЬГА

Письмо Второе


Здравствуйте, Давид!
Большое спасибо за то, что дали мне возможность ознакомится с Вашими творениями. Многое мне очень понравилось. В них Вы поете гимн государству Израиль.
Его красоте, неповторимости, способности защищать свой народ от внешних врагов, в которых о войнах, где были победы израильского народа, Вы вспоминаете о солдатах патриотах, которые погибли в этих войнах. Вы тоже патриот страны, где теперь Ваш дом. Но и Вы внесли вклад в это здание своим полезным трудом своими знаниями в области электроники, конструировали приборы для различных технических целей, для медицины.
Хороши ваши описания природы Израиля, его достопримечательности, описали многих жителей Израиля, своих соотечественников из России, приехавших как и Вы, честь Вам и хвала за это.
Мне очень понравились рассказы "Строев", я его прочитала два раза. Про бегемотиков пять раз прочитала, про Рахель, экскурсовода в Германии. Хорошее с юмором описание вашего путешествия по Средиземному морю на теплоходе с заездами в разные страны.
Всего не перечислишь, что понравилось - это 1000 страниц мною прочитанных.
Еще раз спасибо. Ольга

Flag Counter

Collapse )
я

Рассказ старшего человека о китайской медицине.





Давным-давно, когда Леонид Ильич ещё правильно выговаривал слово "систематически", а не "сиськи-масиськи", когда вода, как говорится, была мокрее, а караси жирнее, Союз накрыла волна увлечения акупунктурой и акупрессурой.

– Сышь, старик! – спросил меня Алик, – ты мож сконструировать приборчик? Я электронику сам заделаю, как надо, а вот саму оболочку и щуп – ты уж заделай по уму и красиво, а? Я тебе щас подкину несколько золочёных контактов от папы-разъёма, подобрал на помойке, там их полно, а ты уж тово-этово, заделай, как надо, а то сдохну, до чего мне нужен приборчик, видишь, дышать уже трудно.

– Да некогда мне, Алик, я по горло занят, конструирую сейчас планетарный редуктор для механизма продольного перемещения робота...
– Сышь, старик! Ты меня не нервируй! Я всё же старший человек по сравнению с тобой, сышь. Ты же мал и глуп и не видал больших этих самых, не обижайся, я любя и с высоты своих тридцати шести лет...
Ты вот послушай, как я дышу, сышь? Сдохну скоро от старости, а ты... Короче, вчера мне Нинка опять скорую вызывала, замерили давление, ёшь твою за ногу, шестьдесят на сорок! Знаешь, что это? Это кома, фактически! Еле откачали. Давай, не отлынивай! Приборчик нужен позарез! Только на него и надежда у меня. Я уж давлю-давлю хэ-гу вот тут, а ни хера не продавливаю, нужно щупом туда лезть и давать разряд, иначе хана.

Разговор этот произошёл в курилке, откуда Алик не вылезал по нескольку часов с небольшими перерывами на работу.
Он как раз разрабатывал электронную схему для привода продольного перемещения робота, для которого я и мучил свои мозги на предмет более компактной компоновки, извиняюсь за тавтологию, своего редуктора.

Flag Counter

Collapse )
я

О генетике, судьбе и характере. Коротко.



- Вот скажи мне, Дока, как другу ... Я тебе друг или как? Ты не думай, я ещё не пьян... Эта тёмно-коричневая жидкость ещё покрывает дно вот этой бутыли...э-э-э-э...или... ой... уже нет?
- Ой, конечно... то есть, друг, конечно... А что?
- Вот я и говорю... Допустим… допустим, ты с приятелем полез вечерком по сугробам к окнам женской бани... Допустим. Ты бы полез?
- Не понял. А на хрена?
- Поясняю на личном примере. Допустим, тебе с корешом на двоих двадцать шесть – двадцать восемь лет...э-э-э-э... Делим всё это пополам...так-с, что у нас выходит? Да-да. По тринадцать – четырнадцать лет… Ага. Какой вывод ты делаешь, Дока?
- Ну какой тут вывод... Два недомерка пубертатного возраста... В связи с обалдением от анонизма... э-э-э-э...у меня ход мыслей правильный?
- Факт. Железный ход. Как поступь Железного Феликса... Только вперёд – ни шагу назад!
- Во-во! Толковый ты парень! Ухватил, что называется, коня за вымя... Ага. Так вот. Только вперёд! А он что, дурак? Приятель мой. Когда нас застукал милиционер за этим благородным делом, он, дурак, полез прятаться в котельную тут же под банными окнами! Ну не дурак ли? Я-то рванул прямо навстречу этому мусорку, тот опешил и сдал назад – молодой, помню, парнишка был этот мусор, я рванул мимо него к забору, перемахнул через него – невысокий заборчик был, и дал дёру!
А приятеля моего блюститель нравственности, мать его, за шкирку вытащил и поволок в кутузку. Я потом шёл за ними по пятам до самого отделения милиции. Солидарность, ёлка-палка! Друга в беде не бросаем! А как же! Потом, правда, дружка отпустили, но мамкам нашим сообщили. Выволочку мы схлопотали, естественно, дорогу к окнам бани забыли...Но я не об этом.
- А о чём?
- Я о реакции наших организмов, как говорится. Вот смотри. Дружок струсил и попытался затыриться, да? А я попёр буром на милиционера, энергично и резко. Чем принудил его оторопеть. Чем я и воспользовался. Понимаешь?
- Пока что не очень.
- Так дело простое. Генетика создала меня шустрым бойцом, а его не шустрым и не бойцом. Вот отсюда наши разные реакции на реальную опасность. Усёк теперь?
- Да причём тут... хотя погоди... надо сообразить... Кстати, мы что-то стали нормально беседовать. Без пьянских тормозов. Без заиканий. С чего бы это? Надо сообразить ещё.

Flag Counter

Collapse )
я

Писатель - это кто? И зачем - 2.



предыдущее здесь:
https://artur-s.livejournal.com/6476543.html

Из моей книги:



- Мда. Бывает. – Друг покачал головой. – То есть, ты так и не вылечился. Болеешь головой с тех пор? До сих пор идут стихи?

- Э, нет! Со стихами интересная получилась история.
После первых "нежданчиков", которые я выдал в больнице, из меня буквально полилось наружу!
Что это было – дерьмо или золотая лава, я не знал.

Был в Союзе у меня друг, член Союза Писателей СССР, некто Юра.
Он катал рассказы и повести про соцсоревнование и про скорый приход коммунизма.
Не брезговал Юра и стишатами. Тоже что-то верноподданническое.
Я показал ему свои опусы.
Он одобрил. Да, сказал Юра, это настоящие стихи! Я, конечно, воспрял, но тут же сник.

Во-первых, Юра объяснил, что появиться в поэтических журналах – это должна быть большая сноровка или большой талант. У меня ни того, ни другого не было – я это отлично понимал.
А во-вторых, я уже навострился в Израиль, потому как продолжать существование в разваливающемся эсэсэре мне не хотелось.
Я плюнул на идею публикования и вскоре уехал.
Кстати, к слову, вы гляньте, граждане, как красиво за окном!

Flag Counter

Collapse )

Два инцеста в одни руки, очередь не занимать

Творческий дуэт evaevg & gnomomamochka представляет новую серию с нетривиальным контентом «ПРО БАБ»: 

— Что привезти тебе, дочь моя старшая, любимая, свет очей моих — Атосса из стран дальних, заморских? Хочешь золота иль каменьев самоцветных? Иль шелков каких? Проси, чего душа пожелает, всё выполню.

— Хочу-хочу, батюшка! Хочу извращений и инцестов разных, чтоб потомки диву давались и в Камасутру на отдельную страницу запостили.

— Ну, Камасутру-то конечно не обещаю, а вот с инцестами, пожалуй, могу посодействовать...

Collapse )
я

Писатель - это кто? И зачем - 1.



Из моей книги:



- Вот ты, Дока! – Старик неспешно затянулся сигаретой, - объясни нам, темным, зачем ты пишешь в Интернете? Зачем тебе вся эта суета?

- Да, да! – подхватил Друг, - зачем? А потом еще бегаешь, печатаешь всю эту писанину, книжки из всего этого делаешь. Зачем тебе это? Делать нехрен, что ли? У тебя работы невпроворот, спишь пять часов, устаешь. Надобность какая? Потребность души, как говорится в мерзких романах? Денег ты на этом не делаешь, сам сознаешься. Зачем? Колись, товарищ!

Мы сидели в отличной квартире Старика с видом на Хайфский залив.
Отсюда, с полукилометровой высоты горного кряжа Кармель, просматривался великолепный пейзаж: Средиземное море плоско блестело светло-голубой волной до самого горизонта; перерезая весь город, вниз к морю террасами устремлялись Бахайский сады с необычными геометрическими фигурами зелени и мощным золото-купольным и светло-каменным Храмом, а вправо и влево от него к подножью Кармеля сбегали кварталы Хайфы – прекрасной северной столицы страны.

Нам было тепло и уютно, тихо и спокойно...

Flag Counter

Collapse )
я

Непалка



– Дальма, откуда ты?
– Из Катманду.
– Это Непал?
– Да.
– Ты неплохо говоришь на иврите. Сколько лет ты в стране?
– Три года. Я и другие языки знаю.
– Какие?
– Мы, парбатии, говорим на непали. А ещё знаю индийский, майтхили, бходжпури, авадхи, английский, немного французский, арабский…
– Это кроме своего, непальского? А откуда арабский?
– Я и сейчас подрабатываю у арабов из Нацерета. Они хорошие люди и платят хорошо.
– А сколько ты получаешь в день?
– Сто шекелей. Двадцать шесть долларов.
– Ну, это не много…
– А знаете, сколько зарабатывают в Непале? Три тысячи непальских рупий в месяц. А сто долларов – это полторы тысячи… Здесь, в Израиле я зарабатываю за два дня вместо месяца там, у нас.
Я работала и в Лалитпуре и в Панаути, не только в Катманду, и везде платили мало.
– А сколько тебе лет?
– Двадцать восемь.
– Ты одна приехала сюда? Где твоя семья?
– Я здесь с сестрой. Она работает в Тель-Авиве. А остальная семья в Катманду. Они не могут нас кормить. Мы с сестрой зарабатываем и посылаем туда деньги. Там ещё восемь моих братьев и сестёр. Они молятся за нас с сестрой богине Кумари.

Flag Counter

Collapse )
я

Ханита и Алтай



Из моей книги:



Из цикла "ВТОРАЯ ЛИВАНСКАЯ ВОЙНА"

- Да-с. Скучно здесь. Ни машин, ни людей, как поется в известной песне.
Старик сплюнул.

- Не порть экологию, - сделал ему замечание Друг. – Вон, Дока где-то выкопал, что с одним поцелуем передается полтора миллиона микробов.
А сколько в твоей слюне?

Мы огляделись, не выходя из машины.
Подъём сюда из посёлка Шломи был симпатично-серпантинистым.
И мы ошибочно полагали, что в конце подъёма увидим нечто завораживающе-красивое.
Все же – край Земли Израильской! Граница с Ливаном.

Историческое место семидесятилетней давности, одна из построек периода Хома-у-Мигдаль, когда по никем не отмененному турецкому закону во времена Британского Мандата любое строение, подведенное под крышу, сносить было запрещено, и здесь был основан кибуц Ханита, чтобы обозначить границу Израиля с Ливаном.

Flag Counter

Collapse )
я

У самого синего моря



Из моей книги "Повести, рассказы, истории"




Не то, чтобы у самого…

От моря в районе Хайфы сюда лучше всего ехать через Нешер.
Потом подняться по серпантину к Кирьят-Тивону, проехать через этот тишайший зелёный городок и свернуть направо, не заезжая в бедуинский посёлок Басмат-Табун, а потом, повернув налево и оставив по краям дороги оливковые рощицы и поля со всякими злаками, въехать в мошав Вифлеем Галилейский, о котором я неоднократно уже писал.

Здесь уже много, очень много лет живут Адасса и Яков.
О них я тоже писал.
Неоднократно.

Вчера был у них на очередной годовщине свадьбы. На шестьдесят второй!

Итак, повторяю.
У самого синего моря жили-были старик со старухой. И продолжают жить-бывать. Вместе. Шестьдесят два годика!
Ему восемьдесят шесть, а она помоложе – восемьдесят четыре.
Он, конечно, хорохорится, а она уже нет. С палочкой-клюкой, да ещё с болячками не очень-то попрыгаешь.
Но это люди-магниты.

Flag Counter

Collapse )