artur_s (artur_s) wrote,
artur_s
artur_s

Аллергия.

Собственно, увидели мы их только на пятый день пути, уже в Мессинском проливе между носком Апеннинского сапога и Сицилией.
Задняя палуба корабля была полна народу, потому что две стройные девочки из корабельной обслуги устроили на палубе нечто среднее между уроком гимнастики и стриптизом.
На звуки греческой мелодии сбежались даже старушки из кают-компании, где они без отрыва от круиза замолачивали бридж днём и ночью. Ох, уж эти старушки!

Света вдруг толкнула меня локтём в бок и сказала:
– Смотри, вон там! Это, вроде, Миша с Лялей из Гезель-Дере, помнишь?

Сказала – это не то слово. Она кричала во весь голос, потому что надобно было перекричать не только злосчастные сиртаки на греческом языке, бьющие по ушам из диких по мощности динамиков, но и нестройный вой подпевающей толпы, не говоря уже о звуковой мощи могучих двигателей нашего лайнера "Ирис", бороздящего просторы Средиземного моря.

Я глянул в указанном направлении.
– Похоже на то. Вроде бы. Но они какие-то старые! Сколько лет прошло?
– А ты на себя посмотри, – вдруг обиделась за знакомых жена. – Лет десять, кажется…
Пошли к ним. Хорошие ребята.

Расталкивая круизирующих локтями и другими органами тела, я резал толпу по диагонали.

– Здорово, орлы! – зычным капитанско-морским рыком поприветствовал я коллег по отдыху. – Позвольте от имени израильского Морфлота…
– Ха, – вглядевшись в меня, громко проорал Миша. – Ты откуда здесь? А вон и Света! Мать моя, перемать твою… Вот это номер!

Мы покинули палубу, и ушли в музыкальный салон корабля, где было пусто и тихо. Здесь можно было спокойно вспоминать…

– Кстати, о птицах. Позавчера после отбытия с острова Закинтос по правому борту были три островка. Ты, Миша, обратил внимание на то, что один из них и был тем самым вулканом Стронголи, по поводу которого ты лет десять назад чуть мне пасть не порвал? Ага. Не обратил. А зря. Вот он как раз и находится на нашем с тобой Средиземном море! А ты, между прочим, впаивал мне в мозг ложное утверждение о нахождении данного вулканчика в Атлантике!
Кстати ещё раз, где вы скрывались все эти дни, что мы вас не видели даже в шикарном камбузе данной моторной лодки? Вы, что, спали, что ли, по-младенчески? Как тогда, в Гезель-Дере спали некоторые гражданочки?
– Ой, Дока, как это ты помнишь такие мелочи? – покраснела Ляля.
– Ты, мать, напрасно краснеешь! Как же я могу забыть двух сусликов, которые, кроме сна и жратвы, вообще ничем на Кавказе не интересовались? Ну, положим, мужика твоего можно простить, он всё же работал там мало-помалу. Правда, ты была уже тогда в слегка интересном положении, верно? Но я думаю, пара недель тогда была, не больше, а?
– Фу, прекрати сейчас же! – Света строго посмотрела на меня.
– Да, ладно тебе, Светочка, плюнь. – вклинился Миша. – Он всё такой же трепач, каким и был! Помню, помню, как он трепался, когда нанюхался этого… как его… ореха…
– Какого такого ореха? Я не в курсе. – Ляля подозрительно взглянула в мои глаза. – Что за орех? Почему я не в курсе? Ты, что, Докушко, нюхал дурь, что ли?

– Нет, Лялечка, не дурь. Это был натуральный орех-фундук. Рассказать?
– Конечно! Мишка мне ничего не рассказывал, чёрт такой!
– Эй, эй! Я не чёрт, я теперь моряк, вся жопа в ракушках! Граждане пустожиры, ой, то есть, граждане поссса… нет, опять не так, пейсожиры, о! следующая станция – Хацепетовка! Нет, опять перепутал. Следующая станция – Аяччо, Корсика!
– Да ну! Где Корсика? Когда Корсика? Хочу Наполеона! Лучше в пузатенькой бутылочке!
– Кончай придуриваться, Дока! – Ляля расхохоталась. – Отвлекаешь внимание от себя? На императора хочешь свалить ответственность! Но Светик нам всё подробно сейчас расскажет! Как нюхал? Когда нюхал? Зачем нюхал?

– Погоди, погоди! Давайте по порядку, без балагана! – я надел на лицо маску строгого человека. – Когда вы свалили в Израиль? Где обосновались? Почему нас не нашли? И так далее.

– А тебе как рассказывать? Последовательно и хронологически или непоследовательно и путано, но со смаком?
– Меня устроит коктейль воспоминаний. Потому что.
– Понял. Поехали.

И клубок воспоминаний, путанных-перепутанных, стал разматываться чинно и монотонно под лёгкий шум кондиционеров музыкального салона.


А дело было так.
Мы с женой развелись с первыми нашими супругами поочерёдно: она раньше, а я позже.
После женитьбы уехали осенью в отпуск под Москву, в Дорохово, где проспали, подобно сусликам, все три недели. Сказывалось потрясение от резкой перемены семейного положения.
Но, оказывается, не отоспались.
Тогда мы взяли, теперь уже весной, ещё один отпуск и улетели на Кавказ. В Гезель-Дере, а попросту в Дыру.
Дыра расположена между Сочи и Туапсе в одном из красивых ущелий, образованных некоей малой речкой.
У нас были путёвки в местный пансионат. Цель всё та же – отдохнуть и расслабиться от многолетней и многотрудной жизни в наших первых браках, доведших нас обоих до ручки, не говоря о тяжёлых нервных срывах.
Что такое нервные срывы – каждый знает.
А что касаемо определения "до ручки" – не каждый, поскольку не каждый разводится,
оставляя при этом всё материальное оставляемой половине.
Гол, как сокол – это точное определение нашего материального положения в начале совместной жизни.
Мы и квартиры свои им оставили, и жили на съёме полтора года.
Но это детали. Главное – то, что мы, наконец, были вместе.
Но отоспаться надо было, потому как.

И вот мы приехали в этот пансионат, положили чемоданчик в номер и вышли подышать свежим воздухом и осмотреться.
Воздух был свежий, окрестности красивые и небо над головой было огромным и чистым.
Можно было, наконец, отдохнуть.
Для чего мы и присели недалеко от входа в здание под красивым деревом.
Вдоль ущелья, по его лесистым отрогам, лепились здания разной этажности и разных расцветок. Сначала ущелье шло по прямой, а затем оно уходило вправо дугой, исчезая из поля зрения и скрываясь за горой. Слева это ущелье выходило к сочинско-туапсинскому шоссе, идущему вдоль морского побережья, но самого моря не было видно, к сожалению.
В общем, красиво, тихо, мирно, спокойно и благолепно.

Я сказал:
– Чего-то я рассоплился, пойду в номер, возьму платок.
В номере я понял, что это не просто сопли. Загудело в голове, стало трудно дышать, я почувствовал, что теряю силы, и прилёг на постель. На всё про всё ушло минуты три, не более, и только тогда я понял, что что-то не в порядке по-серьёзному. Раньше такого со мной не бывало.
Света влетела в номер, когда я, похоже, стал терять сознание.
Она почувствовала что-то неладное, потому что я долго не возвращался. Увидев меня в таком непрезентабельном виде, то есть, в виде полудохлого карася, выброшенного на берег, она, как врач, всё сразу поняла, немедленно вызвала дежурную сестру, и та вкатила мне укол.
Аллергия! Так я познакомился впервые с этой заразой.
Вторично это дело я почувствовал уже в Израиле, и каждую весну имею удовольствие глотать пилюлю против этой болячки. Виной всему – цветение ореха-фундука, не к ночи сказано, будь он неладен.

(продолжение следует)

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

page counter
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments