artur_s (artur_s) wrote,
artur_s
artur_s

Человек в строю.

В лобби эйлатского отеля Crowne Plaza было полно народу.
Ровный гул голосов время от времени будоражился вскриками, хохотом и даже перебранкой.
Привычные к солидной тишине серьёзного пятизвёздного отеля, мы с Другом огляделись.
Группы граждан разного возраста сидели вокруг столиков, стояли и ходили, как положено, однако нас насторожило нечто, присущее всей этой шумной орде.

Это нечто при ближайшем рассмотрении оказалось табличкой, а точнее, здоровой такой вывеской размером примерно пятнадцать на десять сантиметров, прикреплённой к шеям граждан посредством широких лент.
На таблице было крупно выведено название мероприятия и личные данные счастливых обладателей этого дела.
Оказывается, мы поимели несчастье попасть в Эйлат во время всеизраильской конференции страховых агентов, которых оказалось так много, что вскоре мы стали встречаться с этими носителями здоровенных таблиц по всему городу и во всех отелях, куда нас заносило в поисках обители для отдыха.

А пока что мы зарулили к Старику, который прибыл сюда, в Crowne Plaza пару дней тому назад.

А потому первым вопросом, который я задал Старику после приветствий, был:
– Ну, как тебе это кодло с бирками на шее? Не мешает?
– Конечно, пейзаж оно, это кодло, портит в связи с низким ай-кью носителей бирок, но, как старый философ, я стараюсь его игнорировать. Иногда получается. В ресторане дважды в день только мешают переваривать пищу. Орут больно громко и суетятся. Пища этого не любит. Ну, ладно, мужики, чего встали на входе? Пошли на лоджию! Гляньте на округу!

Да.



Flag Counter



С девятого этажа отеля открывался шикарный вид.

_Picture-010

_Picture-009

_Picture-008


Первое, куда падал взгляд, это, конечно, была лагуна, уходящая вдали в Красное море. По её периметру бок-о-бок друг к другу стояли на приколе яхты, яхточки, а также яхтищи. Не говоря уже о всякой мелочи типа лодок, моторок, катерков и прочей несущественности.

Слева возвышались светло-белые громады комплексов отелей King Solomon и Royal Beach, ступенчато спускающие свои этажи с лоджиями люксовых номеров к лагуне. Далее красиво вписывался в картину моря, неба и далёких зубчатых гор розовато-серый красавец Hilton с башенками и стрельчатой архитектурой.
Справа сплошной стеной нависали Caesar и Dan Panorama, а между ними угнездился Sheraton с красной фирменной эмблемой.

Лагуна соединяется с морем небольшим и нешироким каналом, сразу за которым стоит круглое здание со всяческими забегаловками, а рядышком торчат высоко в небо две стрелы известного мирового аттракциона Sling Shot.

Внизу бирюзой голубел (или бирюзел ???)отелевский бассейн.

__Picture-011


Вечером секции стрел горят желтыми и красными огнями, а шар, взлетающий между ними, блистает красным со сверкающими светлыми огоньками. Красиво, ничего не скажешь!

__Picture-006

__Picture-005-1


– На какую высоту летает шарик, кстати? – спрашиваю.
– То, что ты видишь сейчас – это метров сорок. То есть, этажей двенадцать-тринадцать, а вообще-то эта штука поднимается на высоту до семидесяти пяти метров. Хочешь покататься? Это можно. Только штаны запасные прихвати с собой! Обкакаться можно.

– Самолетики-то не мешают, Старик? Вон, как близко аэродром! Гудят ведь, собаки!
– А ты глянь, какие стекла в окнах! Закроешь окно – полнейшая тишина. Новые технологии, красота! Изоляция громкого звука и дурного запаха в одном флаконе.

– А это что за треугольный домик этажа на три-четыре, вон там, слева от аэродрома? Надпись: IMAX.
– Так это кинотеатр. Очень стерео-широко-и даже больше-форматный. Сильно панорамный. С прибамбасами. Нервных и беременных просят подождать на улице. Возле аэродрома. Там спокойнее.

__Picture-007

Дальше к горизонту шли ряды новых кварталов Эйлата, красиво расположенные на фоне пепельно-серых зубцов гор, уходящих в Синай, в Египет.
А слева, за контурами отелей, за заливом в связи с ранними сумерками загорались огоньки иорданской Акабы, ползущими вправо, в далёкие контуры гор Саудовской Аравии.
Здесь, практически в одной точке сближаются границы четырёх стран: Израиля, Египта, Иордании и Саудовской Аравии.
Здесь, вот в этом самом Эйлатском заливе Красного моря, которое само является небольшим заливом Индийского океана.
Местечко то ли ещё! Юг пустыни Негев, если кто не знает. Зелёный оазис на некогда мёртвом песке!

– Кстати, о птичках, – Старик вновь вернулся к вопросу о табличках на шеях страховых агентов. – Смотрю я на этих людей и думаю себе: чего это они таскают эти вывески днём и ночью? Ведь одевают они их на свои немытые шеи не только когда идут на свои сборища, а ведь и в едальню таскают и вечером на променад выходят со своими таблицами! С чего бы это? Странные какие граждане!

– Э-э-э, Старый, – подал голос и я. – Тут я могу, так сказать, бросить свои две копейки. Внести вклад в развитие тематики. Прояснить ситуацию, тесезеть.
Я так понимаю этот комплекс неполноценности с таблицами.
Первое.
Первые годы в Израиле я работал в крупной фирме. Там это дело было поставлено так. Заходишь в контору, цепляешь аккуратную маленькую бирочку, этак восемь на шесть сантимов, посредством зажимчика к рубашке – и вся любовь! Красиво, аккуратно, интеллигентно.
Пошёл домой – снял. Пошёл пожрать – снял. Пошёл на улицу по делам – снял! Чего народ зря пугать? Деловая это ведь карточка, а не бантик или, к примеру, медалька!

А, если я правильно понял, страхагенты как раз по недоумию своему решили, что это им ордена понавешали и ходят, чтобы погордиться перед теми, у кого таких бирюлек нету!
Это раз.
Кроме того, они чувствуют, что, надев данные клейма на своё туловище, они враз стали принадлежать некоему масонскому ордену, а потому в своей горделивой простоте цепляют их, даже выходя по малой и большой нужде на двор, как говорится!
Это два.
А на счёт три будет то, что эти агенты удобнее всего любят чувствовать себя в стаде! Без бирки в приличном стаде любая корова может первой пойти на убой. А тут – рядышком такие же. Нет, я не сказал: коровы. Отнюдь! Есть же и быки!
Короче.
Тут всё ясно.
Но есть ещё один аспект, так сказать.

Вот, давным-давно, в советские времена, проходил я военную переподготовку в городке Богодухов, под Харьковом.
И там я заметил поразительный момент относительно синдрома коллективизма в среде обычных сапиенсов. Не гомосапиенсов! Не гомо! Об этом не будем в силу моего крайне негативного отношения к этому течению в людском мейнстриме! И вы об этом факте знаете, друзья мои! И знаете, почему.

– А почему, кстати? – мерзко хихикнул Старик, – отвлекись на минуту от идиотов с бирками, напомни твои соображения на эту тему!

– Ладно. Но только коротко, хорошо?
Я отношусь в гомикам негативно из принципиальных соображений. Ведь что получается? Мой мужской прибор называется в мировой литературе "моим достоинством", верно? Моё мужское достоинство! Скажешь так – и всем ясно, о чём идёт речь! Да?
Теперь.
В случае гомосексуальности речь ведь в основном идёт о половой связи через очко!
То есть, если ты говоришь: – Пусть твоё мужское достоинство идёт в жопу! – мне становится обидно за своё достоинство. Моё достоинство! – и в жёппу! Как бы не так! Не согласный я. А тем паче, если речь пойдёт о моём очке! Нет уж!!
Другой оборот принимает данная связь с женщиной. В этом случае выражаются красиво: анальный секс! Замечательно! И, как вы знаете, я никогда не был против анального секса с дамой. Напротив!
Так что анальный секс, как особая категория половой связи, в корне отличается от гомосексуальных извращений через жопу! Я ясно изложил своё кредо, граждане? Позвольте же теперь вернуться к нашим баранам с бирками.

Вернёмся в Богодухов, с вашего позволения.
Там я в течение трёх месяцев носил офицерскую форму и ходил строем. Да, да, господа, не удивляйтесь! И я ходил строем. Три месяца, один раз в неделю или что-то около того.
И вот что удивительно!
Оденешь военную форму, пойдёшь строем – и вылетают из головы под фуражкой всякие глупости типа индивид, непохожесть на других, чувство собственного достоинства и прочая чепуха.
Ты – частичка механизма! Ты – шестерёнка! Ты – колёсико! Ты….А впрочем, уже нет такого понятия "ты". Есть только "мы"! Строй. Каре. Упорядоченная куча.
А твои только сапоги, фуражка и шинель.
Мозги – уже не твои.
Мозг – только у командира.
А ты – ать, два! Ать, два! Ать, два!
Хреново это, ребята.
А?
Скажут: – Заряжай! И ведь зарядишь!
Ощущение упоения от чёткого шага, выправки и прочего.
Кошмар, а?

Короче.
Эти агенты с бирками чувствуют себя в строю.
Единение некое с тебе подобными.
Мозг автоматом приравнивает тебя к общности. И тебе становится хорошо. Теплее становится. Что характерно, матерь божия!
Становишься частью машины, механизма. Ёлка-палка!
Куда мы идём, граждане?
Зачем?

– Дока, Дока! Расслабься. Выпей рюмочку чаю. У меня припасено. Как всегда. Не тачай горячку! Подумай о вечном! Все там будем…
Посмотри лучше за окно! Какая красотища, этот Эйлат!
Может быть вам с Другом подселиться ко мне в отель?
Хотя, конечно, если удастся в Hilton, было бы ещё красивше!
Пошли, прогуляемся до Хилтону. Может быть, там есть ещё места, не занятые этими бара… агентами?
Айда, братцы!
Поскакали!

Оставив после прогулки друзей, я взял под руку свою подругу и мы с ней ещё помотались по самому южному знойному городу-курорту Израиля.
Не в строю.
А как человеки.
Индивидуумы.
Бесстройно, так сказать.

_Picture-013

_Picture-018

_Picture-020-2

_Picture-023

100_0625

100_0571

100_0329

100_0497
Tags: Мои рассказы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments