August 26th, 2013

я

Море и хайфский метронит.

Хотел поначалу комментировать, а потом подумал: ну чего тут комментировать? И так всё ясно.
Кому неясно - вопросы в студию!
Отмечу только, что с 7-00 до 9-00 сегодня поутру температура воздуха +29, воды в море +30.
У берега рыбки голодные, на ноге была царапина, одна рыбёха за другой рвали мясо прямо с этой царапины, раздолбав её слегка...
Некоторые кадры отличаются чуть-чуть друг от друга, но выкидывать их не хотелось, ибо я лично имею кайф от каждой из них.
Так что извиняйте, кому это не по душе.
Желательно молчком, не бередя мне душу!:)))
Всё.

P1000995



Flag Counter

Collapse )
я

Журенков и другие - 3.

Предыдущее здесь:

http://artur-s.livejournal.com/1349414.html

Витя считался замом Деда.
Толковый парень, грамотный конструктор, он близоруко прищуривался и посмеивался надо мной, над Хеником, над Мишей Цейтлиным.
Он был ответственным за расчёты разрабатываемых механизмов и машин.
Расчётчик от бога.
Вскоре он ушёл на другой завод, где стал начальником крупного отдела в тридцать два года.

Миша был так себе.
Ни рыба, ни мясо. Единственно, чем он выделялся, была его внешность. Затурканный еврей, как говорится, тихий мальчик без особых талантов.
Вскоре он уехал в свой Харьков.

Оригинальным был Олег Сидоров.
Непропорционально сложенный, больной кретинизмом – что-то там с суставами – он был блестящим инженером, вскоре ушёл в институт, в двадцать семь лет защитил кандидатскую диссертацию, стал доцентом. Потом стал профессором, доктором наук, зав. кафедрой. Но, несмотря на фамилию, запросто мог бы репатриироваться в Израиль по закону о возвращении, потому что мама его была чистокровной еврейкой.
Так что, Деда можно было запросто брать за жабры за создание сионистского КБ, хе-хе!



Flag Counter

Collapse )
я

Журенков и другие - 4.

предыдущее здесь:

http://artur-s.livejournal.com/1352292.html


В командировках выяснилось неожиданное.
Дед не знал, как себя вести и что делать в непредвиденных обстоятельствах, не касающихся конструирования! Он, как большой ребёнок, разворачивался ко мне и жалобно смотрел, ища поддержки и решения житейской головоломки.
Выйдя на Крещатике из метро, вскоре после прилёта в украинскую столицу, он растерялся.
Куда податься?
Дело было вечером в пятницу.
Завод не бронировал гостиничных номеров, а потому мы были предоставлены сами себе.

В своей книге "Циклотимия" я рассказал об этом случае.



Flag Counter

Collapse )