February 14th, 2014

стыд

Вот почему у нас сейчас теплынь

Например, в Галилее выше +20, а в Эйлате сегодня +27.
Тепло, ага. Особенно если учесть самую-самую середину февраля.
Может, природа так постаралась именно в дню любви, чтобы не простыть на холодке?


вв

выыф

Но до нас весь этот песок не доходит такими тучами.
Развеивается на ветерке слегка и остаётся наблюдать так... дымку или как бы туманчик...пылевой.

Такое бывает у нас пятьдесят раз в году полюс-минус.
Потому и называется хамсин, что по арабски означает "пятьдесят".

я

Японцы купили компанию Viber!!

я

"Восхождение. Книга Вторая." Избранные главы.

Глава первая

Кафе "Привокзалье"

Кафе «Привокзалье» было полупустым даже вечерами, так как оно недавно открылось, и горожане еще не знали о нем, но кормили здесь вкусно и обильно, вероятно из рекламных соображений.
Официантка приняла заказ и ушла, оглядываясь на симпатичную пару, гармонично дополняющую друг друга: она в красивом белом платье, обтягивающем стройную, чуть полноватую фигуру, он – в темном костюме и белой рубашке с модным галстуком.
Хоть сейчас в ЗАГС, подумала официантка, прикинув, что супруги бы вели себя иначе, не так скованно, да и не глядели бы друг на друга такими влюбленными глазами, как эти двое.

– Так что это за система у вас, Светлана? Если нет возражений, давайте без отчеств и на ты?
– Давай, – без жеманства ответила она, – тем более, мы ведь сейчас в неофициальной обстановке.
– То есть, натуральный брудершафт?
– Он самый!

Улыбнувшись, они долго смотрели в глаза друг другу, потом Давид взял ее за руку и долго держал, рассматривая нежную кожу, пальцы с длинными, аккуратно обработанными ногтями с прозрачным маникюром. От руки шел запах тонких духов и еще какая-то энергия, которую он ощущал почти физически, а точнее, метафизически, как ему подумалось.
Ей тоже было хорошо.



Flag Counter

Collapse )
я

"Восхождение. Книга Вторая." Избранные главы.

Глава третья

"Под масками"

Давид стоял на остановке трамвая, раздраженно глядя на часы и поглядывая на никак не заходившее издевательски яркое летнее солнце, предполагая, что Света задержалась не нарочно, а в силу каких-то важных причин.
Они уже несколько раз встречались, и всегда она была пунктуальна чуть ли не до минуты. Ему это нравилось. Сам такой.
Он стоял в знаменательном для себя месте: между школой, в которой учился, и поликлиникой, куда притащил его двоюродный брат, фактически спасший ему отмороженные по молодости руки.

Дело было давно, еще в десятом классе, когда он шел на золотую медаль, а точнее тридцатого декабря в тридцатитрехградусный мороз.
Он возвращался из кинотеатра «Победа», где шел увлекательный, поучительный, и прочая и прочая, фильм, названия которого он сейчас уже не помнил, но перипетии были настолько сногсшибательны, что когда встречная женщина сказала:
– Мальчик, у тебя нос белый, ты его отморозил, – он, продолжая переживать эти перипетии, просто снял перчатку, зачерпнул рукой снег и стал тереть нос.
Когда рука замерзла, он второй рукой, тоже сняв перчатку, стал тереть нос, при этом, забыв о голой руке, которая на морозе, будучи влажной от таявшего у носа снега, быстро мерзла.
Да, увлекательное это было кино!
Через пару минут, когда он снова поменял руку, почувствовал, что в нос тычется что-то резиновое. Глянул – и обомлел от ужаса!
Обе кисти рук, сморщенные и бесчувственные, были бело-голубыми.
Влага и мороз быстро сделали все по законам физики, которая у него в школе шла на пять!
Сунув руки в карманы пальто, он побежал к находившемуся поблизости Оперному театру, вспомнив, что там на входе есть калориферы.

Подержал руки пару минут, понял, что это не поможет, и ринулся дальше, где в двух кварталах отсюда жила его тетка.
Страх обуял его, он понял, что теряет руки!
А как же учеба, как экзамены, какая уж там медаль?!
А как жить без рук?!
Память услужливо подсказала картинки, виденные им в каких-то журналах: ампутированные конечности, култышки, обрубки...
Воображение и здесь сработало на пять, чтоб оно провалилось!

Стоя в пяти метрах от дома тетки, в безумии от страха, он отключился, потерял сознание.
В обрывках памяти, потом уже, он вспоминал, что вокруг быстро собралась толпа людей, они что-то кричали, одна женщина сунула одну его руку в стоящий рядом сугроб, а вторую люди рассматривали и кричали, кричали... Потом из дома тетки вышел брат Марк, у него кончились сигареты, и он пошел к соседу одолжить. Схватив ничего не соображающего Давида, он затащил его домой, сунув руки под струю холодной воды, но, поняв, что это не помогает, дотащил братишку до вот этой самой поликлиники, где сейчас кавалер поджидает свою барышню!
Да, утекла вода, утекла...
Много утекло с той поры!
А ведь помнится, как хирург, решивший поначалу отрезать все десять пальцев, пожалел его – и решил вылечить консервативно, без ампутации, узнав, как это произошло.

– Что же это, молодой человек, под Новый год решили остаться без рук, что ли? Это что же за кино такое!? Нет, не кино виновато, а ваше богатое воображение, фантазии ваши, юноша! Вы их обуздайте, свои фантазии, а то не только без рук – без головы останетесь!
– Как в воду смотрел хирург этот!
Фантазии эти! Фантасмагории мои!
О!



Flag Counter

Collapse )