February 15th, 2014

я

"Восхождение. Книга Вторая" Избранные главы.

Глава девятнадцатая.

Тбилиси

– Я пригласил вас вот по какому делу, помощницы мои дорогие.
Я еду в командировку в Тбилиси, и мне надо там как-то устроиться с гостиницей. Поспрошайте наших, нет ли у кого там связей, а то придется на горах спать. Нет у меня возможности зарезервировать там что-либо...

С этой речью Давид обратился к своей секретарше, тихой, пожилой и добросовестной Татьяне Васильевне и экономисту Тамаре, верным и толковым своим помощницам, которые полгода тому назад попали к нему из разогнанного Чебаковым института, площади которого так вовремя достались нескольким отделам НИИКЭ, в том числе, и отделу Шапиро.

– Так чего спрашивать, Давид Михалыч, – тут же перебила его Тамара. – У меня есть о-го-го, какие связи.
– Поподробнее, пожалуйста, Тамара.
– А я, наоборот, коротко: мой дядя - заместитель начальника КГБ города Тбилиси!
– Вот-те раз! Тогда отпустим Татьяну Васильевну и разовьем эту тему!

Через пятнадцать минут Тамара сидела на телефоне, дозваниваясь до Тбилиси, а еще через десять доложила шефу, что его ждут с распростертыми объятиями в КГБ города на Куре, имея в виду два места на него и Рашраговича, как и просил товарищ начальник.



Flag Counter

Collapse )
я

Проблемы авторынка.

я

"Восхождение. Книга Первая" Избранные главы.

Глава двадцать вторая.

Вживание.


К Свете он летел, как на крыльях!
– Й-й-й-есть! Есть работа!
Когда она спросила, какая должность, сколько денег пообещали, какие условия? – он не смог ничего сказать: не было этих разговоров.

В голове стучало одно: в сорок с лишним лет! работа по специальности! в стране всего полгода! не зря учил иврит! Все не зря!

Небо заполыхало алмазами, будущее казалось ясным, не страшным.
Прошел экзамен! Ура!

Ему вспомнилось, как два месяца назад в одном из городков, куда они заехали с родичами, в какой-то радиомастерской он впервые увидел оле хадаша из новой алии, уже работающего, и разговорился с ним.

– Я пытался попасть на инженерную работу, – рассказывал тот, – но знаешь, какие они здесь: видят тебя насквозь! Сразу выпытали, что я знаю, чего не знаю и выкинули! И вот, я здесь ремонтирую приемники. Доволен.

Вспомнил Давид, как месяц назад его двоюродный брат-сабра «по блату» хотел устроить его в гараж мойщиком автобусов в ночное время, и он чуть было не согласился!

– Ну, помоешь тридцать автобусов с десяти вечера до четырех утра, утром в ульпан, а что?
– Так я – конструктор, изобретатель, начальник! Я...
– Это там ты был начальник, а здесь леат-леат, помаленьку, потихоньку, как мы все... Мы ведь здесь трудно жили и за десять-двадцать лет определились, с Божьей помощью. Вот я, к примеру, шофером всю жизнь...

И такая тоска брала за душу от таких разговоров!
Сколько он наслышался такого бреда в Союзе от ленивых, никчемных людишек, неспособных на большее и скрывающих эту никчемность за совковским фасадом фраз о том, что всякий труд почетен!

Серые людишки, и местные, и приехавшие, еще не раз будут сбивать ему первые восторженные впечатления об этой стране, тащить его вниз, в серость и обыденность, от которой он убежал из развалившейся державы.



Flag Counter

Collapse )