February 27th, 2014

я

Радость - то какая !

я

Галилейский пейзаж в феврале.

Если от перекрестка А-Мовиль свернуть в сторону Кфар-Манда, извиняюсь за арабское выражение, и ехать в сторону Кармиеля, а потом на пол-дороги еще раз повернуть к Йодефату, то через тринадцать километров попадаешь в супер-шикарное место.

Кибуц Харарит.

- Ну и что там шикарного, Дока? – проворчал Старик.
- А ты глянь окрест на пейзаж, а потом бурчи.
- Хо. А пейзаж и в самом деле кал – о – ссальный! - подключился Друг, вышедший уже из машины и оглядевшийся раньше нас.

Дело в том, что я, как водитель, не мог крутить головой во время поездки по узкой, вьющейся между холмами и то резко вздымающейся вдруг, как, например, в районе Морешет, то лихо петляющей, например, в районе Автальона, дороге.
Справа скалы, слева – пропасть без никакого ограждения, а впереди того и жди, когда из-за поворота навстречу вылетит какой-нибудь лихой водила.
Разъехаться - то тяжко, особенно на скорости.

Вот и приходится смотреть на всю эту красотищу, только оставив в покое судорожно сжатый в руках руль.
А смотреть есть на что!

- Вы гляньте, гляньте, мужики, сюда! – кричит Друг, взобравшись на какой-то валун. – Вооон там, видите, справа – Кармиель, чуть левее – Сахнин, а вот это все – арабские деревни. А теперь гляньте налево! Видите – Кинерет! Ешкин кот! Крррасотища! Сил нету!



Flag Counter

Collapse )
я

Моя книга "Восхождение". Избранные главы.

Книга Первая. Глава одиннадцатая.

Пробуждение.

Все главы по порядку смотреть здесь:
http://artur-s.livejournal.com/76482.html?mode=reply

Настроение было паршивым, работать не хотелось.
Виновата, конечно же, была адская жара, привыкнуть к которой было тяжко.
Пиво, охлаждаемое в сосудах из пористой глины и хранимое в глубоком подвале, помогало разве что на некоторое время.
А потом все возвращалось к тягучим нудным мыслям о суете жизни, недовольстве женой и странным дружелюбно-враждебным отношениям с приятелями.

Сидя на веранде и потягивая пиво из серебряного кубка, Давид лениво наблюдал за происходящим в поле его зрения.

Вон там, вдали, прямо через пастбища Шауля и Беньямина, двигается на север колонна отборных воинов фараона. Впереди две колесницы прокладывают путь - по полю!
Нет, чтобы обогнуть слегка, за тем бугром, а прямо по посевам ячменя топчутся!
Вслед за колонной, подгоняемые надсмотрщиками, четырьмя рядами шли рабы, среди которых он сразу узнал двоих, помогавших ему прошлым летом под Фивами выламывать огромный кусок скалы для срочной заказной работы. Евреи-рабы!
Когда же это кончится?

Надсмотрщик взмахнул короткой дубинкой - и отставший или замешкавшийся упал на землю, еще и еще удар! Колонна движется дальше, змеей исчезая за поворотом, а этот несчастный так и лежит в зеленом ячмене, и если даже он жив, часа через три умрет от нещадного солнца...



Flag Counter

Collapse )