March 14th, 2014

я

Философия пьянки.

В Кацрин я решил ехать по красивой дороге, чтобы показать её Старику.

Она петляет по Галилее, захватывая дух не только собственно природной красотой, но и генетической, видимо, памятью, до мороза по шкуре.

Обогнув гору Тавор, через черкесский Кфар Кама мы добрались до умопомрачительной панорамы серпантинного спуска к столетнему Явнеелю и выскочили у Пории, чтобы захлебнуться видом сверху на Кинерет.

- Самые красивые места в Израиле, - отрекомендовал я Старику живописнейшую картинку озера, обрамленного пустынно-желтоватыми Голанскими высотами на той стороне и сногсшибательными оттенками зелёного цвета пальмовых рощиц, зарослей банановых, авокадных и черт знает каких других вкусных насаждений, заполняющих весь обозримый вид справа, до самого горизонта, переходящих там в гряду гор, исчезающих там, в дымке, к югу, в стороне Иудеи и Самарии.



Flag Counter

Collapse )
я

Про жизнь и про любовь, если это любовь.....

Они сидели за одной партой три года.
Он, Серёга, – высоченный, худой и смуглый.
Она, Лена, – среднего роста толстушка с голубыми глазами.
Сидели, не обращая особого внимания друг на друга.
После выпускного бала пути их разошлись, и они не виделись десять лет.

Лена вышла замуж, родила девочку, разошлась.
Вторично выходить замуж не захотела, и жила с дочкой, временами меняя кавалеров.
Старалась выбирать богатеньких, сначала из "новых русских", потом из "бизнесменов", что адекватно, вероятно, в какой-то мере, не буду настаивать на формулировке.

Сергей поступил в институт, вылетел за неуспеваемость, был забрит в армию и прошёл там школу, о которой не желает и вспоминать.
Вернулся со шрамами на животе и плече.
Дедовщина и прочее.
Но закалка есть.



Flag Counter

Collapse )