April 18th, 2014

я

Два слова о балете.

Странно.
Здесь, в Бейт-Шеане, нет у меня ощущения, что это, в общем-то, руины.
То есть, рухлядь.
Как например, в Риме у этих знаменитых раскопок Форума.
Три слоя, до самых печёнок, до волчицы с набрякшими сосками.
Странно.
Вот, вроде, такая же улочка, как в Помпеях, даже пошире и с колоннами, а мысли навевает другие, видятся какие-то древние мистерии, но по-другому.
Секрета пока не понял, придется еще помараковать.

Да и Старик примолк что-то, тоже, видать, проняло и витает где-то рядом с Иосифом Флавием или с Бар-Кохбой...

- Вот смотри, - обводит он руками двухтысячелетний амфитеатр, на каменных сиденьях которого мы сидим, - Такой же, вроде, как в Кейсарии и в Биньямине, а есть в нем какой-то дух, что ли, старое и новое, пыль веков и вчерашний концерт с песнями-плясками, музыкой и бликами света на колоннаде...



Flag Counter

Collapse )
трубочка

Об них, об женщинах, канешна...

Мошав Бейт Лехем а-Глилит, а по-русски Вифлеем Галилейский, находится между Хайфой и Назаретом, или Нацеретом, так читается и произносится название города и по-арабски и на иврите.

Интересное место, если кто не в курсе.
Немцы-темплеры его основали, а потом, с созданием государства Израиль, были выдворены оттуда, так как поддержали Адольфа в тридцатых годах, понаразвесили его флаги со свастикой и стали вести себя враждебно по отношению к Израилю.
Всех их выгнали в Австралию.

Но домА они успели построить крепкие.
В них и вселили, после изгнания темплеров этих, несколько десятков молодых семей из ближайших кибуцов и мошавов.
Было это полвека назад.

Вот и сидим мы со Стариком в таком доме у Якова и Адассы, которых он давно знает.
Аккурат под Новый Год, днем 31 декабря, который те не справляют, напирая на то, что настоящий Новый Пять Тысяч Семьсот Какой-то уже был в сентябре.
Старики беседуют о войнах и мире, об арабах и евреях, а я думаю о своём.

Об них, об женщинах, конечно.
Я всегда об них думаю.
Надоела мне эта бесконечная политика, ножом вошёл я в мирную беседу и, воспользовавшись тем, что Адасса ушла отдохнуть, сказал:
- Старик! Я вижу по глазам Якова, что пришло время послушать очередную твою байку по женской части, не правда ли, Яков?

Старики переглянулись: вот, мол, наглец какой!
Потом Яков сказал: Лехаим!
Мы приняли по одной, после чего хозяин дома, крякнув и убедившись, что жены нет, подмигнул сначала мне, потом Старику и сказал:
- А почему бы и нет?



Flag Counter

Collapse )