May 22nd, 2014

я

Криминал по рассеянности.

- Старик, вот ты уже, извини за прямоту, стар, даже супер-стар!
А вот как у тебя с памятью? Всё же возраст, тяжёлое закаменское детство, цинга, туберкулёз, трип...упс...нет, чего не было у тебя - того не было. Шютка.

- Ну надо же быть таким треплом, скажи, Друг! Дока доиграется когда-нибудь! Пришибу скамейкой!
- Расслабься, Дед! Ну что с него возьмёшь? Больной человек. На голову. Не обижайся, давай лучше дёрнем!
Мы дёрнули.

Между тем, закат над Средиземным морем навевал ностальгию в чистом виде.
Нет, не по местам, где мы раньше жили, не по ушедшим в прошлое годам, даже не по женщинам...

А просто...
Вот бывают такие закаты, когда просто разливается по тебе тёплое чувство умиротворения, лёгкой тоски по чему-то, не поймёшь чему, и хочется то ли плакать, то ли улыбаться, то ли ещё чего, не поймёшь чего.
И мы дёрнули ещё по одной, тем более в хайфском кабачке прямо в двадцати метрах от кромки моря было что выпить.
- Нет, я почему спросил про память, Старик? Даже великие страдали иногда этим делом. Например, по рассеянности!
Академик Ландау однажды, по воспоминаниям его жены, чуть не гигнулся! Она смотрит, он чегой-то какой-то не такой. Сбледнул с лица. Несёт околесицу и линяет на глазах к вечеру. Она смотрит в холодильник... Он, оказывается, со своей физикой забыл пожрать с самого утра! Рассеянный был.



Flag Counter

Collapse )