June 1st, 2014

я

Воры

Яков – философ.
Конечно, станешь философом в восемьдесят четыре.
Большая жизнь, как говорится, позади.
Три года воевал с немцами в Италии, потом учился, вёл большое хозяйство в своем мошаве – на десятках дунамов* разводил фруктовые саженцы, одно время заводил коров, короче, этакий израильский крепкий кулак.

Но главное – характер ангельский.
Ко всему относится со смешком, с улыбкой.
- Где твоя Субару? – спрашиваю как-то.
- Украли.
- Как, когда, кто? – киплю я.
- Так ясно кто – бедуины. Вон там, рядом с мошавом, их кфар**. Они все время воруют, сколько я помню. Запомни, Дока, у бедуинов, а это те же арабы, болезнь: если он хотя бы один день чего-нибудь не украл – он болеет. Это у них в крови. Это те же цыгане! А о цыганах ты, наверняка, слыхал.

- Слыхал. Но почему ты так спокоен? Машина-то дорогая.
- А что мне делать, плакать? Найдётся. Они же как делают, бедуины? Не от хорошей жизни они воруют. Детей в семьях полно. Их кормить надо. А как? Вот они и крадут у нас машины, потом на краденых машинах крадут овец из отар, часть режут на мясо, а остальных продают. Всё. А машины продают по дешевке палестинцам где-нибудь в Дженине или просто бросают.

- Так это что?....То есть, это как?....То есть...



Flag Counter

Collapse )
я

Оксана, или Вселенский Разум.

Я остолбенел, увидев вдруг Зуева в кибуце.
– Арсений Иванович? Ты ли это?
– О! Привет!
– Каким ветром в наши края?
- Живу я здесь. Давно. Ты ведь знаком с моей женой Фирой?
– Конечно. С тех самых незабвенных пор….

Еще бы. Не знать Фиру! Доктор биологических наук, ниспровергатель авторитетов! Гроза дирекции Института АН СССР. Жена вот этого чудика.

Мы сели на лавочку рядом с открытым кибуцным бассейном.
Под голубоватой водой по дну ползал туда-сюда робот для очистки дна. За ним по поверхности воды длинной тонкой змеей крупными кольцами разматывался и петлял провод управления. Робот доходил до стенки, упирался в неё, разворачивался и беззвучно копотил дальше, до следующей стенки.



Flag Counter

Collapse )