June 13th, 2014

я

Вифлеем Галилейский.

Если ехать от Назарета в сторону Хайфы через Кирьят-Тивон, то у кибуца Алоним надо повернуть направо и по узкому извилистому шоссе за несколько минут добираешься до места.

Сама дорога навевает душевное спокойствие и идиллическое настроение: с обеих сторон только лес из вечнозеленых деревьев, тишина и покой.

Мошав Вифлеем Галилейский (в ивритской транскрипции – בית לחם הגלילית - Бейт-Лехем хa Глилит) смотрится продолжением этой дороги и ее прекрасным завершением.

Интересна его история.

В середине 19-го века известный в Германии богослов Кристоф Гофман создал секту Tempelgeselshaft, что значит Общество Храма, целью которой было спасение гибнущего человечества.
Они называли себя темплерами (в отличие от темплиеров – рыцарей времен крестовых походов) и стали переселяться на Землю обетованную для воссоздания ее святости.
Вначале была создана хайфская Мошава Германит, потом иерусалимская, затем в районе Нааляля, и, наконец, в 1906-м году в Нижней Галилее родились рядышком два поселка: Вальдхайм и Бетлехем, первый из которых сейчас называется Алоней-Аба, а второй – мошав Бейт-Лехем ха-Глилит (Beit Lehem ha Glilit).



Flag Counter

Collapse )
я

Вифлеем Галилейский - 2.

предыдущее здесь:
http://artur-s.livejournal.com/2630511.html

Он глотнул из рюмки и задумался.
Серьезный дед. С непростой жизнью за плечами.
Любит говорить кратко, весомо. Ну что же, заслужил того, чтобы ему молча и с почтением внимали!

- Так вот, - продолжил Эли. – Однажды мы с женой едем в Италию, и в Сорренто заходим в один бар.
Садимся за стойку и пьем.
Вдруг я чувствую, что о мой протез кто-то трется.
Точнее, не трется, а слегка толкает время от времени.
Что за черт?

Поворачиваюсь и вижу, что рядом сидит старик и непроизвольно толкает меня ногой, беседуя со своей собеседницей.
Я отодвигаюсь, чуть не падая, и громко говорю на иврите:
- Леазазель! (к черту!).

Старик разворачивается, и мы смотрим в глаза друг другу.
Это был тот самый фашист!
Прошло сорок лет с того дня, когда мы лежали с оторванными ногами.
У обоих протезы.
Конечно, мы изменились.
Оба старые, в морщинах.
Но глаза-то те же!



Flag Counter

Collapse )