June 24th, 2014

я

У озера Рам - 3.

предыдущее здесь:
http://artur-s.livejournal.com/2678547.html

– Про золотое, говоришь? Ну-ну. Из детства моего золотого я помню отчётливо только две вещи: зубрёжку и уличную грязь по яйца!

Никто меня не заставлял зубрить, ребята, родился я таким дефективным, видимо!
Что там такое происходило в моей башке, по сей день загадка для меня.
Все ребята на улице, орут, прыгают по головам, дерутся, как и положено молодым обезьянкам, а я сижу дома и зубрю.

Человеки рождаются разными.
Кто с детства любит мордобой, кто родился ленивым ослом, кто настырным, гаденьким шакалом – это ведь всё идёт от генетики, и никакая система этого не сломает!
Бесполезно ломать через колено то, что заложено в хромосомах – пустое занятие.
Так вот, я родился не то, что занудой и зубрилой, а ответственным гражданином, ей-ей!

На кой ляд было мне мотаться с пацанами по задворкам и искать на свою жопу приключений, если к завтрашнему утру надо вычислить размер биссектрисы, написать десять строчек разных слов с наклоном вправо и лёгким нажимом на перо номер восемьдесят шесть или какой там был номер? и запомнить, какой царь убил другого царя и что из всего этого вышло?

Внутренняя самодисциплина или шизоидная боязнь двойки?



Flag Counter

Collapse )
я

Корсиканские скалы - 1.

В Барселону мы прибыли ранним утром.
Круиз продолжается.
Только теперь с корабля на бал, как говорится: ножками, ножками!

Чем мне вообще нравятся эти круизы – так тем, что ночью плывёшь себе в своей каюте, а утром прибываешь на новое место и дефилируешь по нему, утюжишь новые города и страны, параллели и меридианы, так сказать.

Красота и великолепие!
Ночью память перемалывает впечатления от предыдущего города, а наутро ты впитываешь новые, не менее прекрасные, картинки и закладываешь их в ячейки своей памяти!

Вот, например, только вчера я рассекал Ниццу с её шикарнейшими улицами, грандиозными отелями классической архитектуры, потом, не моргая следил за умиротворяющими видами Лазурного Берега, которые плавно перемещались в окне автобуса, предоставленного круизчанам для посещения наяву мест, засевших в памяти только из школьных уроков географии, как-то: Монако, Монте-Карло, куда мы и заглянули ненадолго…

От Ниццы до княжества Монако – двадцать с лишком километров Лазурного Берега с шикарными песочными пляжами и огромным количеством яхт.
Обрывистые берега с виллами наверху сменяются пляжами регулярно и создают картинку, от которой дух захватывает.



Flag Counter

Collapse )
я подумаю

О ненависти.

Продолжение темы "Я вычеркнул тебя…"
http://artur-s.livejournal.com/186504.html?nc=46

(из некоего полуфилософского – полупьяного спора о смысле жизни, за рюмкой чаю. Чай хороший и крепкий, если что…)

Альтернативная парапсихология, в частности, утверждает, что ненависть – саморазрушительна.
Что означает следующее.

Ты ненавидишь Алекса. Или Олю.
И всё время об этом думаешь, затаившись.
Не говоря им об этом.
Или сказав пару раз.
Неважно.

Они об этом знают. Или не знают.
Тоже неважно.
Но ты их очень ненавидишь.
И говоришь частенько об этом своей жене.
Или мужу.
Неважно.
А важно то, что этим ты разрушаешь только себя!

Потому что у Алекса или у Оли нервы железные.
Или нейлоновые, высокой прочности и устойчивости к внешним раздражителям, например, к тебе.
Железные или нейлоновые – это тоже неважно.

Важно, что ненавистью ты разрушаешь только себя.
А им, то есть, Алексоле, до фонаря.
Или до лампочки. Неважно.

Вопрос на засыпку.
Так что делать?

Ненавидеть разрешается только по-крупному?

То есть, можно ненавидеть коммунизм, социализм, капитализм, демократию, анти-демократию, власть, власть имущих, богатых, бедных, нищих, олигархов и прочие обобществлённые категории?

А Пашу или недайбох Машу, нельзя?
Или вообще всех любить?
В том числе, Олю или недайбох Толю?

Короче.
Если жгёт внутри, то как быть?
Ответ типа Возлюби Ближнего Своего - не канает.
Ибо.
И вообще, как изжить этот пережиток – ненавидеть?
И надо ли?
А то саморазрушаешься, говорят.

Поцскриптум.
Разрешается слово "ненависть" заменить на близкие по отрицательным эмоциям, как-то: неприязнь, гадливость, презрение и прочие, достойные вложенного смысла, слова.