September 27th, 2014

плач

Facebook, Twitter и Google: механика отключения

Оп-па! Приехали..........

ну что? скоро прощаться будем штоле или как??

26 сентября 2014

автор Антон Носик интернет-деятель

Роскомнадзор начал подготовку к блокированию в России серверов Facebook, Twitter и Google.

Изначально планировалось, что они будут заблокированы во второй половине 2016 года, но на этой неделе депутаны срочно передумали, и приняли поправки, по которым срок отключения переносится на 1 января 2015 года. Но Роскомнадзор торопится создать предпосылки ещё быстрей.

Технология отключения — двухходовка. Сначала к зарубежным сервисам предъявляется заведомо неисполнимое требование о переносе всех пользовательских данных на площадки, подконтрольные ФСБ РФ. А потом за невыполнение этого требования их отключают.



Flag Counter

Collapse )
я

Загадки Акианы Крамарик (Akiane Kramarik)

Акиана Крамарик (Akiane Kramarik) – девочка, заставившая пристально следить за своим развитием и творческими успехами весь мир. О её феномене узнали, когда ей едва исполнилось 6 лет. Сегодня ей уже 19 и она рисует огромные реалистичные и сюрреалистичные полотна, каждое из которых уходит на аукционах за сотни тысяч, а то и миллионы долларов.
Она родилась 9 июля 1994 года в штате Иллинойс (США), в семье литовских эмигрантов. Кроме неё в семье ещё 3 ребёнка. В определённый момент дела семьи пошли из рук вон плохо: тяжело заболели отец и младший брат Акианы, мать разрывалась между детьми и нуждой. Вот в это время Акиана впервые и проявила свой недюжинный талант, потому что решила, что ни она, ни её семья не будут нуждаться.

Akiane-Kramarik-45

Akiane-Kramarik-44

Akiane-Kramarik-7

Akiane-Kramarik-46

Подробнее здесь:
Загадки Акианы Крамарик (Akiane Kramarik)

я

Обвиняемый – страх.

Путешествие по девяносто восьмой дороге на Голанских Высотах – это совсем не развлечение.
Нет здесь великолепия Кармеля с его лесами, парками, живописными уголками и бесчисленными харчевнями, нет здесь и талмудического оцепенения Цфата и его окрестностей или, скажем, божественного благолепия Иерусалима.

Зато здесь есть другое.
Здесь тебя сопровождает странное ощущение мощи прошлого, зыбкости сегодняшнего и неизвестности завтрашнего дня.

Действительно, дух защитников Гамлы в противостоянии с римлянами, танковые сражения в районе Кунейтры и Эль-Рома, тяжелые бои подразделения Голани на Тель-Фахр – с одной стороны, и неуютность, незастроенность Голанского Плато – с другой стороны, говорят о том, что здесь, в этих краях не только не поставлена точка в споре с Сирией, но, наоборот, кружит над тобой некое многоточие со всякими тяжкими запятыми.

Здесь, при отсутствии широкополосных шоссе, можно запросто разогнать тачку до двухсот км в час – и всем будет до фонаря, просто потому что народу здесь живет немного.
Редкие кибуцы да мошавы.
О Кацрине я не говорю – он все же несколко в стороне.
Я толкую о дороге, идущей вблизи границы, вблизи зоны размежевания с Сирией.

Красные флажки не демонтированных почему то минных полей, иногда размываемых весенними паводками.

Заброшенная людьми группка одноэтажных домов в зияющих насквозь огромных дырах стен, пробитых танковыми снарядами.

Штукатурка этих домиков, испещренная рваными пулеметными очередями.



Flag Counter

Collapse )
я

И немного о вальсе…

Эпиграф.
- Как дела?
- Тебе честно или пошутить, что у меня все хорошо?

(из разговора)

Лидку Дорожную нельзя было не заметить.
Высокая, светловолосая, стройная, она сразу привлекала внимание.
А когда я узнал, что она еще и мастер спорта по легкой атлетике, я затаился, горестно сказал про себя: « О…черт побери» и выбросил ее из головы.

Тем более что она училась уже на пятом курсе, а я только на первом – сопляк для нее!
А Феликс работал на кафедре то ли металловедения, то ли металло – какой-то – обработки, не помню, да и не важно это, а особенно сейчас.
Столько лет прошло!

Он, этот Феликс, был внешне так себе, не очень, то есть, худенький, щупленький, черненький, с залысинками, можно сказать, никудышный внешне, но очень толковый.
Диссертацию замолотил кандидатскую быстро и в двадцать семь лет уже доцентствовал.

Да, забыл важное.
Лидка, конечно, русская, а Феликс наоборот, еврей, то-есть.
И это важно, потом поймете почему.

Но главное – как они танцевали вальс!
Как они танцевали!
И, несмотря на то, что она была на полголовы выше его, все замирали, когда они, вальсируя, плели кружево шагов, поворотов, движений рук в точном соответствии с ритмом, ухитряясь передать в этом кружении и любовное томление, и блеск и великолепие самого танца!

Ясное дело, что они поженились.
И по-шустрому настрогали четверых детишек.



Flag Counter

Collapse )
я

Ципори, или Про детство золотое...

– Мозаика мне понравилась.
Особенно вот эта… галилейская Мона Лиза! Мона Лиза Галилеи, Галилейская Венера, Венера из Ципори – полтора миллиона камешков, восемьдесят восемь цветов и оттенков. С золотыми серёжками. Очень приятная дама.
Сколько ей лет, как ты мыслишь, Дока?

– Эта девушка аж с римских времён здесь. Так что пару тысяч лет гарантирую. Плюс-минус, естественно. Но сохранилась неплохо. Не то, что современные девушки. В двадцать пять она прелесть, а через каких-то пятнадцать-двадцать лет уже чучело!
– Ну, это ты загнул! – Друг потянулся всем телом, хрустнув хрящиками. – Годам к пятидесяти, не раньше. А ежели хорошая штукатурка на лице, качественная такая, французистая, то ещё ой как можно…

– Охальники вы мерзопакостные! – Старик смотрел мимо нас, в сторону долины Бейт-Нетуфа. – Что за привычка всё хаять! Не нравятся вам половозрелые дамы – давайте уж вспомним девочек. Но только без педофилии!



Flag Counter

Collapse )