October 14th, 2014

я

Эй, моряк! Ты что-то долго плавал…

– Так сколько лет ты проплавал, Эли?
– Двадцать три. А потом выкинули на пенсию. Похож я на пенсионера?
– Не очень.

Эли – здоровый мужичище сорока девяти лет, под два метра ростом, с буденновскими усищами и могучими бицепсами, сокрушённо вздохнул и отхлебнул из чашечки кофе.
Его майка взмокла от пота.

Он только что отложил в сторону молоток, которым гулко колотил по какой-то деревяшке, вгоняя её в скамейку - долгострой, сооружение которой длилось уже третий день.

– Понимаешь, Дока, эти сволочи не дали мне ещё поработать хотя бы два года, тогда и пенсия была бы побольше. А всё почему? Образования, сказали, нет у тебя. Сейчас нам нужны образованные моряки, говорят.
Тьфу.
Какое образование надо ещё, чтобы палубу драить да девок портить в Мельбурне да в Кейптауне?

– Ого! Ты и в Кейптауне побывал?
– Конечно! Где я только ни побывал!
В Монтевидео был? Был.
В Сан-Пауло был? Был.
В Рио-де Жанейро был? Был.
В Бомбее побывал? Побывал.
Спроси лучше, где я не был?
По всему миру поплавал.



Flag Counter

Collapse )
я

Перелетные птицы

Я сижу на скамейке в Тель-Хае напротив семиметровой статуи Рычащего Льва.
«Хорошо умереть за свою страну» - выбиты на пьедестале последние слова героя Трумпельдора*.

Это согласно легенде он произнес.
По другим источникам, этот отважный человек, не знавший иврита, просто грязно руганулся по-русски.
Что отнюдь не снижает степень героизма этого человека, командира отряда добровольцев, защищавших границы еврейского поселения в 1920 году!

Это место на Галилейском выступе между Кирьят-Шмона и Метулой было спорным в те времена.
Спор шел между англичанами и французами после договора Сайкс-Пико и граница между зонами влияния все время менялась.
Потом в этот спор вмешался эмир Фейсал от имени арабов, и началась вакханалия.
Арабские банды неоднократно атаковали Тель-Хай, заставили отступить поселенцев, убив восьмерых, в честь которых была названа Кирьят-Шмона (поселок восьми).

Потом весь Галилейский выступ был включен в территорию британского мандата, которая должна была стать национальным очагом евреев в Эрец-Исраэль.

Мои размышления с экскурсом в историю вдруг прервал пожилой поджарый человек, присевший рядом.

- Вы говорите по-русски? Да? Вон птицы летят. Журавли, наверное. Клином. На север, на родину. Я вам не помешаю?
- Нет, пожалуйста, присаживайтесь. Может, журавли, а может вороны, я не местный, - шутканул я.
- Да нет, это журавли. А вы откуда?
Я сказал.

- А! А я из Гиват Наара, в Западной Галилее.
- Да, знаю. Хорошее место, правда, вокруг арабы…
- Так вся Галилея такая, фифти-фифти, половина арабов.



Flag Counter

Collapse )