November 10th, 2014

я

Первая любовь -1.

Если ехать от Нацерета в сторону Хайфы, и завернуть в Рамат-Ишай, а потом на перекрёстке свернуть налево, то попадёшь в ресторанчик "Лимузин", где подают замечательного приготовления мясо.

– А всегда ли, Дока, если заворачиваешь налево, попадаешь на приличное мясо? – спросил Друг, тщательно пережёвывая здоровенный кусок телятины, приготовленной именно замечательно, под всякими соусами и подливками.

– Фу, как грубо, – ответил я, не переставая орудовать ножом и вилкой. – Почему ты грязно ругаешься в присутствии самого Старика?
– Ладно, – с набитым ртом откликнулся Старик. – Сегодня я добрый. Пусть грубит. Хотя я бы на его месте рассказал за таким шикарным обедом что-нибудь полезное в сочетании с приятным, а может быть, даже поучительным и где-то с философским уклоном!
– Можешь, Друг? Я ведь знаю, что можешь! Извлеки из анналов…
– Откуда, откуда?
– Ну вот, опять ты пытаешься пошлить… Нет, правда. Давай, двинь нам что-нибудь о чистом и безгрешном. Например, о любви, но без этих твоих заносов и прочих штук, тесезеть… О самой первой твоей любви, к примеру.
– Ладно, – неожиданно быстро сказал Друг. – Подняли бокалы! За первую и абсолютно безгрешную любовь, но с вариациями и уклонами в сторону философических размышлений!
Итак.
Её звали Алей.
А точнее, Алевтиной Алексеевной.

Нам было по четырнадцать-пятнадцать лет, и это был седьмой класс.
Между собой мы звали её Алей. Алечкой.
И лишь при обращении к ней приходилось звать её уважительно – по имени - отчеству.
Она преподавала русский язык и литературу.

Толстенькая пышечка, полтора метра ростом и под сто, я думаю, кг, она была красавицей.
Так мне казалось.
Даже пышные, мягко говоря, формы, а именно большие арбузные груди, лежащие на толстом животе, и толстенные маленькие руки не обезображивали её.



Flag Counter

Collapse )
я

Первая любовь - 2.

предыдущее здесь:
http://artur-s.livejournal.com/3201626.html

– Я продолжу, с вашего разрешения, господа.
Дока, будь другом, плесни горячительного в этот бокал, а то я и вправду, сегодня разговорился, аж во рту пересохло.

– Подростковая романтика, поддерживаемая лирическими убойными Алечкиными примерами из литературы девятнадцатого века, проникала в наши, что там говорить, нежные и ранимые детские души, даже в такие, как у Яшки Никитина и Вовки Будкина.

Они были не то, что хулиганистыми ребятами, а наоборот, примерными учениками.
Яшка волок по математике только так, а Вовка вообще учился хорошо и был хорошим и добрым товарищем.

Вот это доброе и хорошее товарищество и привело наш класс во главе с классным руководителем, которым, сами понимаете, была Алевтина Алексеевна, к катастрофе!

Вообще, частенько бывают в нашей жизни такие моменты, которые при чёткой направленности душевного вектора в положительную сторону гуманности, человеколюбия, дружбы, зиждившихся на школьном воспитании, в частности, на классических образцах из прошлых веков, не учитывают поправки на современность, с её пробелами и провалами, с её нестыковками чёрного с белым и наоборот.



Flag Counter

Collapse )
я

Тамариванна.

Москвичка с сибирскими корнями.
Которая понаехала тут лет тридцать тому назад.
Муж, капитан КГБ, помер.
Куда-то не туда полез.
А года были уже смутные, девяностые. Практически, разбойные.
Тогда отстреливали направо-налево. Только так.
И его, сердешного, отстрелили.

Тамариванна погоревала-погоревала месяца три, да и вышла замуж за зав. кафедрой марксизма-ленинизма в одном из столичных университетов.
Человек оказался ну просто прекрасный.
Отличный человек.
От всех других.
И у него в центре Москвы как раз была хорошая квартира.
Отличная просто квартира.
А она, ещё по приезде из Сибири, давно уже, жила в крохотной двойняшке в Бирюлёво.

Машины тогда ещё у них не было. Это потом они всё же купили.



Flag Counter

Collapse )
я

Тамариванна - 2.

предыдущее здесь:
http://artur-s.livejournal.com/3204137.html

Что такое червь?
Смешной вопрос, верно?
Ан, нет.
Это, смотря, где червь этот.
Если в земле, то и хрен с ним, ползёт да ползёт, тьфу на него.
А если, к примеру, в голове?
Это гораздо хуже, согласитесь!
И вот у нашей Тамариванны завёлся этот самый червь.
Как помочь только лишь сыночку, а всех остальных… как получится? Они, остальные, ведь так, статисты в её жизни.
Были эти, будут и другие!
Жизнь, она, во-первых, всё же длинна, а во-вторых, полна сюрпризов и всяких неожиданностей.

Вот взять того же марксиста-ленинца.
Хороший мужик. Тихий. Не вредный. Помог с квартирой в центре.
Ну? И дальше что?
Кому он нужен? Болтается под ногами. Целлофану на него не напасёшься. И иногда даже начинает на что-то претендовать, чего-то там мычит про жильё и про полковника.



Flag Counter

Collapse )