August 2nd, 2016

пасть

Скорая помощь





рассказ медика

Центральная подстанция скорой помощи областного города. На первой неделе самостоятельной работы в качестве фельдшера довелось попасть на вызов по поводу обручального кольца на половом члене.
История достаточно банальная, многократно освещенная во всевозможных байках, но для меня по первому разу весьма запоминающаяся.

Вообще опыт работы в скорой сводится к мысли, что все, что может случиться - случается, что не может случиться - случается тоже. То есть, если есть кольцо и член, то рано или поздно одно попадает на второе. Все остальное чистая статистика. Чем больше город - тем чаще.
На один миллион населения - раз в один-полтора месяца.

Случай с обручальным кольцом закончился у дежурного стоматолога (распилили бормашиной) и убедил меня в том, что из любой ситуации есть выход.
А теперь сама история.

Спустя недели 3 после дебюта. Вызов: кольцо на половом члене. Едем с предчувствием, что сейчас поржем, срубим пузырь и разделим его с дежурным стоматологом.
Не тут-то было!

Клиенту 19 лет.
На спор - за пузырь бормотухи с пацанами - примерил кольцо ОТ ПОДШИПНИКА… Спустя 5 секунд понимаю, что планы насчет пузыря и стоматолога отменяются. Спустя еще пять - понимаю, что моей квалификации недостаточно. Начинаю вызванивать коллег с центральной, но кроме хихонек и хахонек, что новичкам везет, ни одного конструктивного совета. По работе диспетчера (телефонная барышня: "Але! Скорая 13, адрес, что случилось, ФИО и т. д. "), знаю, есть такой ДЕД - проработал на скорой всю сознательную жизнь, лет 40. Когда здоровье стало сдавать, уселся в диспетчеры. Но весь миллионный город знает как свою заначку.

Collapse )
я

Рассекречивание




Историк Леонид Максименков — о рассекреченных подробностях начала Великой Отечественной войны.

Исторический фронт встречает 75 лет с начала Великой Отечественной без особого шума: о чем новом дискутировать и что старое переигрывать? Все концепции и позиции давно известны: "Сталин знал" — "Сталин не знал"; "СССР готовился — не готовился". И все это в рамках двух ключевых версий: традиционной советской (о вероломном нападении гитлеровской Германии) и нетрадиционной перебежчика Виктора Суворова (о том, что Сталин сам готовил нападение на Германию). Между тем спрос на "22 июня" в обществе велик. И хотя контроль за допуском к историческим документам жесткий, спрос есть чем поддержать: сегодня многие запертые в архивах единицы хранения рассекречены. "Огонек" впервые публикует ряд сенсационных документов, знакомство с которыми меняет привычную историческую "оптику". И... повышает интерес к тому, что по-прежнему остается в "закрытой зоне"

Начать надо с того, что стало известно совсем недавно из рассекреченных документов. Как эти новые знания могут изменить наши представления о "22 июня"?

Прежде всего у исследователей появилось неожиданное и весьма существенное измерение — оценка готовности страны к военному столкновению с точки зрения бизнес-планов, бухгалтерского учета и бюджетов финансирования разведывательных органов. Картина тут вырисовывается крайне занятная.

2 октября 1940 года, например, начальник Разведывательного управления Генштаба РККА Филипп Голиков подписывает для Молотова подробную справку за N 27899/сс о географии расходов военной разведки на текущий месяц. Справка уникальная. Здесь все расписано до последнего американского доллара и германской марки, монгольских тугриков, болгарских левов и итальянских лир. При желании читатель "Огонька" может самостоятельно изучить суммы и с помощью калькулятора выразить их в процентах, в рублях и валюте, выстроить очередность приоритетных стран и направлений и сделать самостоятельные выводы (см. фотокопию документа в материале "Портрет войны"). Голиков просит 586 тысяч 114 рублей валютой (переводами и наличными). Председатель Совнаркома (правительства) округляет и решает выделить 500 тысяч рублей. Сталин и узкий круг Политбюро соглашаются...

Полмиллиона валютой на один месяц на "оперативные нужды" всей советской военной разведки. Много это или мало? Чтобы понять, достаточно откатиться на пять лет назад: тогда 7 сентября 1936 года Политбюро разрешило "отпустить НКВД 1 миллион 25 тысяч золотых долларов на специальную операцию". А через две недели, 20 сентября, рассматривается "Вопрос т. У.[рицкого] Отпустить Разведупру РККА 1 175 000 ам. долларов на проведение операции, изложенной в записке от 19.9.1936 г. N 20087/сс". Получается, что в одном только сентябре 1936 года на две чекистские закордонные спецоперации в течение двух недель выделяли в четыре с половиной (!) раза больше, чем на всю армейскую разведку в октябре 1940-го.

Выходит, когда боролись с троцкистами и недобитыми белогвардейцами, на них казны не жалели, а на безопасности страны — нещадно экономили?

Collapse )