August 9th, 2016

плач

Полезные советы



КАК СНЯТЬ ОТЁКИ НА НОГАХ

Хорошо быть молодым – ходишь, будто летаешь и горя не знаешь. Потом начинается: первая морщинка, одышка, суставы хрустеть начинают, потом вдруг отёки возникают на пальцах, лице и, наконец, ногах.

Отёки – задержка жидкости в тканях. Они, как правило, появляются в результате сбоев работы организма, болезней, редко возникающих у молодых людей. Бывает, многие не сразу замечают появление отёков на ногах, пока они явно не начинают мешать или пока ноги не перестают вдруг помешаться в туфлях, а то и вовсе начинают нестерпимо печь или болеть.



Если вы заметили первые симптомы, нужно попытаться выявить первопричину их появления. В здоровом организме подобных сбоев обычно не возникает.

Причины появления отёков
Самой распространённой причиной могут быть сосудистые заболевания: варикозное расширение вен, тромбофлебит, артроз, гипотония, кардиосклероз. При сосудистых заболеваниях отёку, как правило, предшествует боль и покраснение лодыжек.

При заболеваниях сердца, легких, также могут возникать сильные отёки, поскольку кровоснабжение при этом нарушается, вследствие чего повышается венозное давление, а кровь застаивается.

Подобная проблема может возникать из-за болезней почек (нефрит, пиелонефрит, МКБ), печени (цирроз, асцит). При асците жидкость сначала скапливается в брюшной полости. Если болезнь не лечить, начинают отекать конечности.

Ноги также могут опухать после травмы, вследствие вывиха, растяжения связок или закрытого перелома. Но обычно при этом возникает кровоизлияние, нога заметно темнеет до синего или даже чёрного цвета. Ступать на больную конечность тяжело. Поэтому в этом случае пациент сам понимает причину отёка и необходимость консультации врача.

Collapse )
чаво-чаво?

Райская жизнь! И чего вы всё плачете?




Заведующий отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН Яков Миркин рассказывает, почему западные санкции оказались выгодны России.

Источник: «Российская газета»

Антисанкции, запрет на ввоз самого обычного продовольствия из ЕС, случившийся два года назад, стали ожогом в нашем сознании. Запреты коснулись импорта, составлявшего больше трети на российском рынке продовольствия. Россия занимала первое место среди импортеров мяса из ЕС, первое-второе места — по сырам и молочным продуктам. В Норвегии 79 процентов экспорта продовольствия шло в Россию, в Литве — 47 процентов, в Польше — 11-12 процентов. Такой хирургический разрез обязан был создать рану в экономике, особенно в разгар кризиса. В 2014-2016 годах импорт мяса упал на 30 процентов, рыбы — на 50 процентов, сахара-сырца — больше, чем на 50 процентов.

Этот болевой шок не мог остаться без ответа. И он был дан: рост производства продовольствия внутри России. Ежегодно — на 3-4 процента, по крупным хозяйствам — 5-7 процентов, по фермерам — 9 — 10 процентов. Здесь нет места для фанфар, потому что любые санкции в глобальном мире никогда не являются счастьем. Они повышают риски и неопределенность. Мы два года озабочены качеством еды. Мы видим на прилавках плоды земные с неизвестной маркировкой. Но все-таки самый простой факт, подтвержденный статистикой, очищенный от любой идеологии — сегодня сбор зерна в России составил 104-105 миллионов тонн (92 миллиона тонн в 2013 году). Он резко вырос. Мы догнали самих себя, вернулись к урожаям 1986 — 1990 годов после провалов середины 1990-х (65 миллионов тонн).

Мы вернулись к самим себе после нырка вниз в 1990-х. Вернулись почти во всем, что растет на земле. Родная капуста? В 1986 — 1990 годах — 3,1 миллиона тонн, 1996 — 2000 годы — 1 миллион тонн в среднем в год, 2013 год — 3,3 миллиона, 2015 года — 3,5 миллиона. Большой огород — лук, морковь, свекла, ягоды? В 2 — 3 раза больше, чем 25 лет назад, и в 6 — 10 раз, чем в 1996 — 2000 годах. «Здравствуй, милая картошка?». Наш идеал с детских времен в 1986 — 1990 годах — 35,9 миллиона тонн, в 2006 — 2010 годах — 27,3 миллиона, 2013 год — 30,2 миллиона, 2015 году — 33,6 миллиона тонн. Мы вдруг оказались крупнейшим экспортером зерна и, кажется, что без видимого ущерба для внутреннего рынка. Сегодня Россия — четвертый-пятый экспортер в мире по зерну и № 2 — по пшенице. Рост поставок зерна за рубеж — в три раза в сравнении с 2000-ми годами.

А где ты, мясо? На холодных просторах России без него никак. Если судить по «поголовью», мычащему, блеющему и т. п., то его в два раза меньше, чем в 1990 году. И даже меньше, чем сто лет назад, в 1915 году. До выхода из этого провала далеко, но за 3 — 4 года прибавка — от 5 до 30 процентов. Тучных, библейских стад коров и быков становится всё меньше (2010 год — 20 миллионов голов, 2015 год. — 19 миллионов), но мелочи кормящей — свиней, овец — много больше (почти на 20 миллионов голов). Птицы — на 100 миллионов голов).

А как там с тем, что ложится на наш стол в тарелках и на ломтях хлеба? С «пищевой промышленностью»? Свинина — «космический» взлет, рост массы в 2013 — 2015 годах на 30 процентов, к 2010 году — в 2,2 раза. Мясо домашней птицы за три последних года — вверх на 20 процентов, к 2010 году на 60 процентов. Рыба, колбаса, молочный мир — 95-105 процентов. Сыры, вокруг которых мы бродим, гадая об их качестве — подъем в гору в 2013 — 2015 годах на 34 процента. Сливочное масло, королевская мечта по Маршаку — плюс 14 процентов. Водка — неуклонное снижение, на треть к 2010 году, на 25 процентов к 2013 году. Хотя на душе неспокойно, выше цены (поднялись на продовольствие на 32 процента в 2014 — 2015 годах), потихоньку падают реальные доходы и розничный товарооборот (минус 10 процентов за два года), ухудшилась структура питания, но все-таки более-менее все сыты, накормлены.

Что это за экономическое чудо у аграриев? В чем здесь птица-тройка и откуда она вынырнула? Тем более, что посевные площади на треть меньше, чем в 1990 году. Тракторов на 1000 га пашни почти в 4 раза меньше, зерноуборочных комбайнов — в 3,5 раза. Вносится удобрений в 2 — 2,5 раза меньше. Заготовки сена сокращены к 1986-1990 годам в 2 — 2,5 раз. Кукурузы на корм производится в 9 раз меньше к 1986-1990 годам. Износ сельскохозяйственной техники — 60-70 процентов, износ оборудования в переработке — почти 50процентов. Как все это может быть вместе — рост и сокращение? Больше мяса — и меньше тела?

Наверное, несмотря на износ техники, дело в технологиях, лучшей технике, породах, генетическом материале, в производительности труда. Аграриям лучше судить. Надои, урожайность и, даже страшно сказать, яйценоскость — всё это намного лучше, чем раньше.

Но есть еще тайны, разгадки которых лежат на поверхности. Когда спрашиваешь знакомых аграриев — в чем секрет экономического чуда в продовольствии — ответ примерно один и тот же: госпрограммы, доступный кредит (кредиты сельскому хозяйству выросли в 1,8 раза в 2014 — 2015 годах, кредиты в «пищевку» — на 50 процентов), приемлемый процент (процентные субсидии не менее 2 — 3 миллиарда долларов в валютном эквиваленте в 2014 — 2015 годах), бюджетные субсидии на возмещение части затрат (оборотных, инвестиционных), налоговые льготы.

И, конечно, слабый рубль, ставший, как в 1998 году, преградой импорту и побудивший отечественного производителя к экспорту. Слыханное ли это дело, чтобы Россия экспортировала мясо? И это тоже уже началось. Пусть мало, пусть 85 тысяч тонн в 2015 году — но началось. Может быть, все это и есть секрет «экономического чуда» в России — не только в продовольствии, но и по всем фронтам? Не зажимать, дать нормальные условия кредита, процента, налогов, валютного курса, просто внимания и поддержки. И все начнет расти, как на дрожжах. Пройдет время — сами встанут на ноги, обновят оборудование и, работая в рыночной конкурентной среде, которую сами создадут, перестанут бегать к государству за каждой копейкой.

источник

Легендарная «Мурка»: кем на самом деле была Маруся Климова


Мария Климова - агент МУРа. | Фото: krampravda.dn.ua.

Пожалуй, не найдется на просторах бывшего СССР человека, который бы хоть раз не слышал песню «Мурка», считавшуюся чуть ли не гимном в криминальных кругах. Но сюжет этих строчек – на самом деле зашифрованный рассказ о секретном задании ЧК. Маруся Климова, по прозвищу Мурка, была реальным персонажем – агентом МУРа, находившимся под прикрытием.
Collapse )
Источник: http://www.kulturologia.ru/blogs/080816/30801/
я

Сорок первый, или даже сорок второй - 7.



Из моей книги "Повести, рассказы, истории"



предыдущее здесь:
http://artur-s.livejournal.com/5940764.html

...То есть, к нашим учёным в моей очередной новой фирме.
Итак, кухня.
Мелочь, а приятно.
По-домашнему. Душевно. Кулуарно.

Меня сходу втянули в дело, накормив тут же домашненьким.
Понравилось.

Обедая до этого в гигантских помещениях крупных фирм, где я умудрился либо работать, либо посещать их в командировках, я понял преимущество келейной едальни: дёшево и не сердито.
В прямом смысле этих слов.

А заодно идёт сближение курсов, понятий и лексики.

Понравились мне эти ребята.
Взялся я горячо за проект и, поднатужившись, завершил его к всеобщему удовольствию.

Моё удовольствие было, к сожалению, кратковременным, так как, закончив дело в этой фирме, я обязан был вернуться на работу в ту, которая меня сюда определила и которая, как вы, надеюсь, помните, находилась ужас как далеко от моего дома!
А если точнее, то примерно семьдесят километров в одну сторону, то есть, сто сорок в две!
Нихренассе…

Flag Counter

Collapse )
я

Толково!



BioCatch вычислит преступников по движениям мышью на сайтах или движениям пальцев по экрану смартфона



Знаете ли вы, что каждый человек имеет характерный способ перемещения мыши, нажатия на экран телефона или печати на клавиатуре?

Кроме того, когда вы вводите информацию о себе при интернет-банкинге или в интернет-магазине (домашний адрес или дату рождения), вы используете долгосрочную память – и на основе этого можно сделать выводы о том, как вы взаимодействуете с компьютером или смартфоном.

Компания провела исследования и выяснила, что взаимодействие пользователей с сайтом или приложением может отличаться в зависимости от того, задействована при этом долгосрочная или краткосрочная память. Большинство людей помнят свои дни рождения и адреса, им не нужно проверять их, прежде чем ввести их в компьютер. А, допустим, номер кредитной карты хранится в кратковременной памяти, и пользователям требуется некоторое время, чтобы убедиться в правильности вводимых данных.

Поведение преступников отличается от того, как ведет себя обычный пользователь: например они подозрительно быстро и без ошибок заполняют формы на сайтах и в приложениях.

Всё вышеперечисленное израильский стартап BioCatch использует для того, чтобы выявить преступников.

Компания уже продает программное обеспечение, которое проверяет более 500 биоповеденческих, когнитивных и физиологических параметров для создания уникальных профилей пользователей посетителей сайтов, предоставляющих банковские услуги, а также интернет-магазинов.



BioCatch способен непрерывно выполнять проверку подлинности пользователей на каждом этапе сеанса интернет-банкинга, используя анализ этих параметров и то, как человек двигает мышью, в сочетании с поведенческими чертами, такими как предпочтения и характер взаимодействия с устройством. Это позволяет создавать то, что BioCatch называет когнитивной подписью, – сумму всех факторов, которые входят в интерактивный сеанс.

Технология BioCatch может записывать всю эту информацию, ассоциируя ее с пользователем, который вошел в систему и взаимодействует с сайтом. Таким образом, банки или интернет магазины могут быть предупреждены, если лицо, осуществляющее действия, не то, за кого себя выдает.

По информации компании, в конце 2015 года количество ее клиентов составляло более 33 миллионов по всему миру. BioCatch сотрудничает с крупнейшими банками и интернет-магазинами в Европе, Латинской и Северной Америке.

stmegi.com

источник
я

Панчер




Из моих воспоминаний о Второй Ливанской войне.

4 августа 2006 года.

Сижу я в кресле у стоматолога.
Зуб удаляю.
Жалко, конечно, хороший был зуб, даже красивый, я бы сказал, но – факт, был красивый – стал ненужным.
Тут уже не стоматология, тут философия поперла.

Короче, вытащил он зуб – а тут сирены завыла.
Врач, само собой, затряс руками – запереживал, похоже.

- Пойдем, - говорит, - в укрытие, ниже этажом у нас бомбоубежище.
А я так себе думаю.
Зуб вытащен, там у меня голое мясо наружу, микробы, а я же помню, что даже при простом поцелуйчике их полтора миллиона в пасть загружается, а я как раз за полчаса до стоматолога загрузил в себя миллиарда два, не меньше!

Вот, думаю, эти миллиарды как кинутся туда, где зуб был – вот это будет номер! Заражение хлеборезки обеспечено!

- Нет, - затряс я головой без одного зуба, - не хочу. Не боюсь я этих сирен, никогда не кидаюсь в укрытие. Я – фаталист! – говорю.
А сам про микробы с ужасом думаю.
- Продолжайте, доктор, пожалуйста, закройте мне дырку от зуба, мало ли чего может быть…

Посмотрел на меня стоматолог поверх марлевой повязки, вздохнул и давай присобачивать мне в рот то ли коронку, то ли мост.
Я не стоматолог, а потому не совсем в курсе, короче, закрыть надо дырку в челюсти.
От микробов. Которые я, дурак, насажал туда в ужасных количествах непосредственно перед удалением зуба.
Впредь буду умнее, конечно.
Никаких там поцелуйчиков!
Ни в коем разе!
Никогда! Хехе. Ну, это я загнул малость. А перед приемом у врача – ни за что! И не только у стоматолога. К другим врачам вообще….Что-нибудь желудочное или, скажем, пониже….Неееет. Завязал!
Вот такой храбрый я, ребята.
Был.

Flag Counter

Collapse )