August 16th, 2016

я

СМИ: Google разрабатывает принципиально новую операционную систему





В СМИ появились сообщения о работе специалистов американского IT-гиганта Google над принципиально новой системной оболочкой.

Как сообщает The Next Web, операционная система (ОС) Fuchsia разрабатывается на базе ядра Little Kernel (LK) с компонентами Magenta. Это позволяет предположить, что по производительности она сможет составить достойную конкуренцию с уже существующими системами FreeRTOS и ThreadX, применяемыми в IoT-сегменте ("интернете вещей").

Сообщается также, система ориентирована на поддержку 32-х и 64-х ARM-процессоров наряду с 64-битными персональными компьютерами (ПК).

Официально Google никак не анонсировал работу над новой ОС, однако, по сообщению издания, этот факт подтвердил старший инженер компании Брайан Светленд.

Известно также, что к работе над этим проектом привлечены ведущие специалисты корпорации. Помимо уже упомянутого Светленда, в группу разработчиков вошли среди прочих Трэвис Гейзельбрехт, имеющий опыт разработки BeOS, iOS и webOS, и программный инженер Петр Хосек.

Следует отметить, что это не первый проект американской корпорации в рамках вхождения на стремительно развивающийся рынок "интернета вещей" — миллиардов объединенных в сеть гаджетов самого разного уровня и назначения — от датчика температуры за окном нашей квартиры до устройства зажигания и включения отопления салона и кресел в автомобиле.

В прошлом году Google анонсировал новую ОС под кодовым названием Brillo. Эта ОС создана для интеграции с Android, который компания планировала внедрять в качестве "мозгов" в "умные устройства". Однако, судя по сообщениям о Fuchsia, в корпорации решили изменить концепцию развития.

источник
я

Скрипка царя Давида




Его все называли не иначе как «царь Давид». Чтобы понять, почему, достаточно хоть раз услышать, как он играл на скрипке. Для него писал музыку Арам Хачатурян, ему посвятил свой Первый концерт для скрипки с оркестром Дмитрий Шостакович. Среди его выдающихся учеников был Гидон Кремер. Сегодня день рождения скрипача и дирижера Давида Ойстраха.



Когда-то я гуляла по улочкам Одессы, пытаясь представить город детства своего отца. Он ходил по тем же дворам, что и маленький Додик Ойстрах, слушал уличных музыкантов, он так же, с почтением затихал в знаменитом Одесском оперном театре, вот только в частной музыкальной школе Петра Столярского не учился. А у Давида, кажется, другого пути и не было. Мама Изабелла 30 лет служила в хоре театра, и сын с четырех лет сидел в оркестре и знал все оперы наизусть. Его отец, скромный служащий Федор (Фишель) Давидович, владел мандолиной и скрипкой и тоже любил музыку.

«Мне казалось, что нет и не может быть большего счастья, чем ходить по дворам со скрипкой, – писал в своих воспоминаниях Давид Ойстрах. – Никто не знал, как я завидовал скрипачам, трубачам, гармонистам, даже шарманщикам, часто навещавшим одесские дворы. Иногда я становился со своей игрушечной скрипкой посреди двора, клал перед собой какие-нибудь ноты. В нотах я тогда ничего не понимал, но для виду смотрел в них. Окруженный малышами, я старательно пиликал. Звуки, извлекаемые из канареечно-желтого инструмента, казались мне божественными. Это было так увлекательно, что когда уже в пятилетнем возрасте я получил наконец в руки настоящую скрипку-“восьмушку” и начал учиться, занятия целиком поглотили меня».

Collapse )
я

Хмммм.....




(Из почты)

Если сократить всё население Земли до деревни в 100 человек, то вот как будет выглядеть население этой деревни:

1. 57 азиатов,
21 европеец,
14 американцы (южные и северные),
8 африканцев.

Collapse )
я

Последняя встреча, или Несостоявшееся - 2.



Из моей книги "Повести, рассказы, истории"



предыдущее здесь:
http://artur-s.livejournal.com/5958245.html

Лера.

Скажи мне – зачем мы? К чему суета?
Все эти надрывы и слёзы, и всплески?
Как будто в тумане исчезнет мечта
За тем перевалом, за тем перелеском… *


Лера – это та самая мышка.
Видишь ли, Дока, в моей жизни было много женщин. Красивых и не очень. Видных и тихонь, ярких и неброских.
Но это была первая любовь.
Она не зависела от внешних факторов. Она шла изнутри.
Она положила глаз на неприметную, умную и тихую девочку, она указала на неё своим безжалостным пальцем и приказала: давай, парень! Люби вот эту!

А помнишь ли ты, Дока, что такое первая любовь? Э? Запамятовал?
Так я тебе напомню.
Первая – это когда ты погружаешься в немое блаженство при виде своего предмета, так сказать.
Когда ты не спишь ночью оттого, что некая нега овладевает тобой, и ты видишь наяву только её глаза в лёгком тумане. И её улыбку.
И укоризненно ворчишь на себя, если твой мысленный взгляд опускается ниже лица! Ай-яй-яй, – говоришь ты себе, – как тебе не ай-яй-яй! Это духовное пробуждение предстоящей сексуальности, это чувство полёта без приземлений, это высший класс, это – первая любовь!
Сейчас такие случаи уже редки, практически не встречаются в природе, ибо век другой, мир огрубел, и расцвет порнухи и педофилии!

Flag Counter

Collapse )
я

Последняя встреча, или Несостоявшееся - 3.



Из моей книги "Повести, рассказы, истории"



предыдущее здесь:
http://artur-s.livejournal.com/5959908.html

Аллочка.

Рассыпаны слова
Из невесомой чаши.
Кружится голова
И больше не до сна.
Белеет седина,
И болью мыслей наших
Гонимая, в простор
Уходит прочь луна.*

Вот тут, дорогой мой Дока, у меня щемит сердце. Ты ведь меня знаешь только с плохой стороны, верно? А теперь узнай с хорошей! Щемит, говорю. Так-то!

Познакомился я с ней на первом курсе.
Мы, трое молодых псов с одного факультета, задрав хвосты, как-то рванули в женскую общагу. На предмет познакомиться с девочками.
Знаешь, когда тебе семнадцать лет, голова работает в режиме полной зависимости от гормональной функции.
То есть, голова – это вторично.

Залетели в какую-то комнатку, а там сидит Аллочка.
Тихая девочка, без особых примет, только глазки испуганные. Ну, ещё бы: три кобеля сорвались с цепи и рыщут, аж пена из пастей!
Повышкурялись мы малость, видим, тут глухо, и выскочили искать дальше.
А мне она что-то запала в душу.
Скромная такая, потерянная, милая.
Короче, на следующий день я уже предметно прибыл в её комнату.
Поговорили.
Я в это время был назначен нашим деканом главой редколлегии факультетской газеты.
Пригласил её. Писала она мелкие заметки о факультетской жизни.
Я её не трогал.
Соблюдал дистанцию, потому как при первой попытке она подняла на меня большие голубые глаза и внимательно так посмотрела.
Я поджал хвост.

Flag Counter

Collapse )