October 31st, 2016

я

Самый простой конфликт в мире





Когда я заканчивал аспирантуру в институте Ближнего Востока, я взял много курсов по вопросу конфликта БВ. Семестр за семестром я изучал этот конфликт, как будто это самый сложный конфликт в мире. На сомом деле это самый простой для понимания конфликт. Уделите мне 5 минут и я расскажу всю правду.

я

Единственное место на Земле





Лет, я думаю, тридцать назад в одном ленинградском доме мне дали прочесть письмо, присланное в 1931 году из Палестины.

Вот история этого письма.

1. =====================

В середине 20-х годов мать хозяина дома вместе с одним из своих внуков и его семьей эмигрировала в Палестину. Русская женщина, чьи родители, крестьяне из Поволжья, еще в молодости приняла еврейскую веру, она была глубоко религиозным человеком и хотела быть похоронена непременно в Святой Земле. Приехав в Палестину, семья поселилась в одном из сельскохозяйственных киббуцев Верхней Галилеи.

В 1931 году произошло событие, всколыхнувшее весь киббуц: в гости к поселенцам приехал Альберт Эйнштейн. На фотографии, приложенной к письму, он был изображен в группе улыбающихся мужчин и женщин в простой рабочей одежде.

Пересказывать содержание письма - дело безнадежное: слишком много времени прошло с тех пор, как я держал его в руках. Но два момента запали в память: Это, во-первых, рассказ о том, как Эйнштейн отказался от услуг переводчика и заговорил с поселенцами на немецком, предложив им отвечать ему на идиш. Результат оказался вполне удовлетворительным. И, во-вторых, замечание Эйнштейна о том, что он твердо верит: придет день, когда на земле Палестины будет создано еврейское государство. "И я, - добавил Эйнштейн, - надеюсь дожить до этого счастливого дня".

Надежда великого ученого сбылась, причем для него лично - самым удивительным образом. Вот как описывает это событие биограф Эйнштейна профессор Карл Зелиг:

Однажды Эйнштейну предложили пост президента. Это было в конце 1952 года, когда молодое Государство Израиль, после смерти Вейцмана, должно было избрать нового главу государства. ученый отклонил это предложение, ссылаясь на свой возраст, пошатнувшееся здоровье, почти монашеский образ жизни и научные планы. Чтобы удовлетворить требованиям дипломатического этикета, израильский посол в США просил разрешения прислать в Принстон с официальным предложением поста президента своего сотрудника, бывшего лондонского адвоката. Эйнштейн со смехом передавал позже слова последнего о том, что он впервые проиграл дело, прежде, чем получил возможность изложить его.


Но, как вспоминает другой биограф, в беседе с одним из самых близких своих друзей Альберт Эйнштейн признался, что весьма высоко оценил сам факт обращения к нему правительства Государства Израиль.

2.=====================

А теперь я приглашаю читателей вернуться из 1952 года на восемь лет назад.

Collapse )
я

Древний и современный Иерусалим



Иерусалим - это уникальное сочетание культур.
Древний город стоит на холмах, на высоте 800 метров.
За тысячи лет город накопил богатейшую историю. Старый город занимает один квадратный километр, но на этой территории множество важнейших памятников.

Прогулка по улицам - это путешествие в прошлое.
Первые стены построены ещё до римлян, в VIII веке до нашей эры. С прошлым обращаются бережно, даже если всё здание перестроено, фасад сохраняют.
Особенно бережно относятся ко всему что связанно с историческими событиями...

Это сжатый, но полный фактов рассказ об истории и современной жизни Иерусалима.
Фильм переведён и озвучен компанией "Первый ТВЧ" в 2010 году.
Автор идеи: Пьер Брувер

я

Восхождение.



Из моей книги "Восхождение"



Книга Вторая. Глава сорок первая.


Интернетный вариант книги здесь:
http://artur-s.livejournal.com/76482.html?nc=45


Перед самым Иерусалимом дорога, хотя и полого и серпантинно, не спеша, поднимается и поднимается к небу.
Недаром говорят, что в столицу Израиля мы поднимаемся, восходим. Тут и прямой и переносный смысл. Ведь репатриироваться в Израиль не зря называют тоже этим словом: восходить, подняться! Здесь начало всех начал. Всё на земле пошло отсюда.

Давид не гнал машину, а ехал медленно, поглядывая по сторонам и впитывая виды Иерусалима. Светлана не отрывалась от окна.

– Никак не могу привыкнуть, – сказала она, – всякий раз, когда мы приезжаем сюда, у меня замирает сердце. Необычный всё-таки это город! Уверена, что у него есть душа, которую никто никогда не смог понять, как бы ни старались.
Вот справа Сады Сахарова. Ну, думал ли Сахаров, что его имя так органично впишется именно в этот вечный город? Дай бог здоровья Елене Боннер!

Супруги решили просто побродить по Старому Городу, заглянуть на постройки незнакомых ещё улочек, потеряться в этом ни на что другое не похожем мире.

Оставив машину под стенами Старого Города, они медленно ходили по площади перед Стеной Плача, всматривались в лица людей, в основном, туристов в разноцветных одеждах и множества ультра - религиозных евреев, похожих друг на друга своими чёрными одеждами, чёрными шляпами, вьющимися пейсами и старомодными очками на близоруких глазах, испорченных постоянным бдением над Торой и другими древними книгами.

Часть людей приближалась к Стене, пройдя через небольшой полицейский кордон и взяв некое подобие кипы, так как подходить к святыне с непокрытой головой не принято.
Часть глазела издалека за молящимися отдельно от мужчин женщинами в черных платках и за мужчинами, некоторые из которых, войдя в религиозный экстаз и покрыв голову талитом, молились, усердно покачиваясь в поклонах. Некоторые, просто прикоснувшись рукой к трёхтысячелетним камням, местами отполированных от касаний, вытаскивали приготовленные записки и пытались втиснуть их в щели.

Flag Counter

Collapse )

Две задачки.



По-быстренькому решаем задачки для шестого класса израильской школы!

1. Определите действия "звёздочка".



2. Определите действия "ромбик".



Ответы здесь не показывайте, напишите "готово"

Потом подобьём бабки.
Я к вам зайду сам - спрошу - вы там и скажете.
( а то собьём весь кайф!...)
я

Операция "Кадеш": мировая война с участием Израиля. Фото из Государственного архива Израиля




Начавшаяся 60 лет назад Синайская кампания, известная также как операция "Кадеш" и операция "Мушкетер", продолжалась всего несколько дней. Однако ее последствия стали огромными не только для Израиля, поверившего в собственные силы, но и для всего традиционного мирового порядка. На ближайшие десятки лет планета стала шахматной доской для двух сверхдержав.

В начале 50-х годов XX века Армия обороны Израиля, только что в тяжелых боях обеспечившая создание еврейского государства, переживала, пожалуй, самые тяжелые времена в своей истории. Премьер-министр Давид Бен-Гурион, опасавшийся, что ЦАХАЛ попадет под влияние Москвы, изгнал из него практически всех офицеров, прошедших через ПАЛЬМАХ, а других было раз-два и обчелся. Это, наряду с призывом тысяч новых репатриантов, прибывших уже после Войны за независимость, катастрофически сказалось на боеспособности вооруженных сил.

ЦАХАЛу постоянно приходилось противостоять попыткам арабских боевиков проникнуть на территорию Израиля. Федаины убивали, грабили, насиловали, разрушали, а затем безнаказанно возвращались домой. Посланные преследовать их армейские подразделения были неспособны выследить бандитов – их командиры обычно даже не умели читать карту. Зато они не были связаны с МАПАМом.

В ЦАХАЛе завязалась полемика по традиционному русскому вопросу: "Что делать?" Начальник оперативного управления генштаба генерал Моше Даян считал необходимым повысить ответственность офицеров за выполнение боевых задач. Был введен принцип "стремления к цели", в соответствии с которым эту задачу необходимо было выполнить любой ценой. Даян утверждал, что никакая военная хитрость не сможет заменить смертоносного применения силы.

Однако политики сочли подобную точку зрения слишком декларативной. Ответом на создавшуюся ситуацию стало создание подразделения №101, которое возглавил майор Арик Шарон. Новый командир не скрывал, что выступает против создания элитного подразделения, считая, что тем самым ЦАХАЛ лишится своих лучших кадров. Вскоре Шарон изменил свою точку зрения, убедившись, что его подразделение стало примером для подражания всей израильской армии.

Но даже самые дерзкие и жестокие акции возмездия, проводимые 101-м подразделением, не могли положить конец действиям арабских террористов. Более того – впервые мировое общественное мнение обратились против Израиля, сочтя действия военнослужащих преступными. Арик никогда не скрывал, что считал поставленную перед ним задачу лишь отправной точкой, а много лет спустя напомнил Даяну, что к радости начальства никогда не просил письменных приказов.

Collapse )