December 17th, 2016

я

Иртеньев на проводе.






Классик юмора и сатиры Игорь Иртеньев живет на два дома. С заснеженного Урала мы дозвонились до «поэта-правдоруба» в нисколько не снежный Израиль.

«Вся надежда – на человеческие контакты, государства вряд ли найдут общий язык»

— Игорь Моисеевич, поддерживаете ли вы отношения с Виктором Шендеровичем и Андреем Бильжо, с которыми вместе работали на телевидении?

— Мы с Аллой (Алла Боссарт – жена Игоря Иртеньева, журналист, поэт, прозаик – прим. ред.) как минимум полгода проводим в России, где, разумеется, встречаемся, да и находясь в Израиле, тоже не теряем связи. Виктор меня восхищает своей отвагой, он же фактически по канату ходит! Андрей – очень креативный (не люблю это слово, но сейчас почему-то ничего другого на ум не приходит) человек, он невероятный выдумщик в самых разных областях. С обоими мы не просто поддерживаем отношения – мы дружим.

— Но за последние года три вы прервали отношения с некоторыми старыми приятелями – например, с замечательным писателем Александром Хургиным…

— И это меня не радует, но я на своей странице в Facebook уже не раз объявлял: за русофобию и антисемитизм – в бан. Саша, уроженец Днепропетровска, живущий последние годы в Германии, но всем сердцем переживающий за Украину, к сожалению, в какой-то момент перешел черту – для него жители России стали неотличимы от российских властей. Ситуация с Украиной ужасная, горькая, она прошла по дружбам, по родственным узам… Я стараюсь в разговорах с некоторыми старыми друзьями обходить эту тему, но когда боишься сказать лишнее слово, это уже, согласитесь, не вполне полноценная дружба.


«С обоими мы не просто поддерживаем отношения — мы дружим»
sobesednik.ru

— Но в Украине вы все-таки бываете…

— Даже вы сказали: «в Украине»!

— Да, уже заставляю себя, хотя это и не по-русски. Но я вижу, что моих украинских друзей и родственников «на Украине» задевает, им этот речевой оборот неприятен, и я не хочу портить им настроение.

— Эта разрушительная ситуация, похоже, надолго…

Collapse )
датышо

Ах вот оно что оказывается! А я-то думал....





Как мужчины "растеряли" косточки из члена

Как известно, в мужском детородном органе нет кости, однако она присутствуют в пенисах 5 отрядов млекопитающих и насекомоядных, летучих мышей, грызунов, хищных и большинства приматов. При этом у различных видов млекопитающих она очень сильно отличается по длине, ширине и форме. Но куда же она исчезла?

Группа ученых из Университетского колледжа Лондона уверена, что бакулюм, как называется пенисная кость, исчез в результате сознательного выбора наших предков в пользу моногамии. Однако, как утверждает соавтор исследования антрополог Матильда Бриндл, помимо шимпанзе и бонобо, вероятно она была у мужчин в древности.

Ученая предполагает, что человеческий бакулюм был слишком мелким, чтобы сохраниться в процессе эволюции. При этом она и ее коллега Кристофер Опи обнаружили закономерность – чем длиннее бакулюм, тем длительнее акт проникновения самца в самку, что, в свою очередь, необходимо для более длительного удержания последней от соития с другими самцами. Таким образом, повышаются шансы на то, что самка продлит род именно от этого самца.

Бриндл и Опи пришли к выводу, что более длинные бакулюмы присущи полигамным видам, которые спариваются в определенные периоды года, что повышает конкуренцию между самцами.

"Примечательно, что у людей не было ни продолжительных коитусов, ни высокой сексуальной конкуренции. Так что это может объяснять, почему бакулюм со временем "потерялся" у мужчин", - пишет Матильда Бриндл.

источник
я

Голоса, или Чуевы.





С фамилией Чуев (я её, конечно, изменил, потому что речь идёт о живущих, я надеюсь и поныне, людях) у меня связаны несколько симпатичных и смешных воспоминаний.

С первым Чуевым мы работали в одном конструкторском бюро.
Толик – так его звали.
Толик, да Толик. Хотя ему было уже за тридцать, он был ведущим конструктором, и было у него в ту пору уже трое детей, мал-мала меньше.
По тем временам трое детей в семье двух инженеров, а жена его тоже имела высшее образование и работала технологом в цехе, - это был практически нонсенс.
Или героизм.
Это смотря как посмотреть, извиняюсь за тавтологию.
Нам, сотрудникам бюро, это виделось чистой воды героизмом, потому что взращивать детей, да ещё такую кучу, в те годы на две инженерные зарплаты казалось немыслимо трудоёмким делом!

А когда Толик приобрёл "Запорожец", именуемый также Горбатым, мы просто очумели!
Своя машина! В те времена! Это был вызов! И мы вызвались…
Зависть – нехорошее чувство, но нас оправдывает только то, что в возрасте двадцать пять – двадцать шесть лет молодой советский инженер мог только мечтать, облизываться и завидовать самой чёрной, как сажа, завистью, тем более, что мы, остальные, были либо холостыми, либо недавно женатыми и бездетными, ну, максимум, один ребёночек, а тут… Трое детишек и автомобиль!
Нифига себе!

Flag Counter

Collapse )