January 8th, 2017

я

Дорога.



Из моей книги "Восхождение".



Книга Первая. Глава двадцать первая.

Все главы по порядку смотреть здесь:
http://artur-s.livejournal.com/76482.html?mode=reply


Радость от этого первого преодоленного испытания быстро прошла, когда, перейдя море Суф, они вышли в пустыню Шур и шли три дня, пока не кончилась вода в кувшинах.
Снова стали стенать женщины и плакать дети, и снова ожесточались сердца мужчин.

На подходе к Маре они увидели водоёмы, но вода оказалась соленой, и лишь когда Моше бросил туда дерево, люди смогли немного утолить жажду.

И только в Эйлиме, где через несколько дней они обнаружили двенадцать родников чистой воды и семьдесят финиковых пальм, расположились они станом.

Постепенно привыкая к походной жизни, Давид решил, что вместо шатра, который они потеряли при бегстве от египтян, можно воспользоваться тем, что дает природа и, если приходилось останавливаться более чем на один день, он строил сукку – шалаш.

Четыре шеста из молодой акации или крепкие пальмовые ветви высотой с рост человека ставились вертикально по четырем углам сукки, продольно и поперечно они соединялись также акациями или пальмовыми ветвями, а затем сверху и по бокам листья пальмы создавали настоящее укрытие днем от палящего зноя, а ночью от росы и прохлады.
Вскоре и соседи стали делать так же, и лагерь запестрел разноцветными шатрами и зелеными и желтыми цветами пальмовых шалашей.

Ора, как и многие другие женщины, тоже вернулась постепенно к привычным занятиям: стала ткать полотна из крученой льняной нити, а также из нитей голубой шерсти, багряницы и червленицы.

Кочевая жизнь приучила мужчин находить время и для привычных ремесел: литья и ковки изделий из золота и серебра, а также производства золотых, медных и серебряных покрытий, не говоря уже об обработке дерева, металлов и камня.
Тут Давиду могли составить конкуренцию несколько мастеровых во главе с братом Моше, Аароном.
Но, учитывая необычность ситуации, в которую они попали, мастера работали дружно, помогая друг другу.

От Эйлима двинулось общество сынов Израиля в сторону Синая и на пятнадцатый день второго месяца по выходе их из земли египетской пришло оно в пустыню Син.

Flag Counter

Collapse )
я

Панчер.




Из воспоминаний о Второй Ливанской войне.

3 августа 2006 года.

Сижу я в кресле у стоматолога.
Зуб удаляю.
Жалко, конечно, хороший был зуб, даже красивый, я бы сказал, но – факт, был красивый – стал ненужным.
Тут уже не стоматология, тут философия попёрла.

Короче, вытащил он зуб – а тут сирены завыла.
Врач, само собой, затряс руками – запереживал, похоже.

- Пойдем, - говорит, - в укрытие, ниже этажом у нас бомбоубежище.

А я так себе думаю.
Зуб вытащен, там у меня голое мясо наружу, микробы, а я же помню, что даже при простом поцелуйчике их полтора миллиона или что-то около того в пасть загружается, а я как раз за полчаса до стоматолога загрузил в себя миллиарда два, не меньше!

Вот, думаю, эти миллиарды как кинутся туда, где зуб был – вот это будет номер!
Заражение хлеборезки обеспечено!

- Нет, - затряс я головой без одного зуба, - не хочу. Не боюсь я этих сирен, никогда не кидаюсь в укрытие. Я – фаталист! – говорю.

Flag Counter

Collapse )