June 27th, 2019

я

Согласны?



«Наши женщины берут мужчин не в мужья, а на воспитание…» Михаил Литвак

Брачная статистика в последнее время выглядит как социальная катастрофа: число разводов практически сравнялось с числом браков.
По убеждению психологов, это происходит, главным образом потому, что многие люди женятся по самым различным нелепым причинам, кроме одной истинной — чтобы строить семью.
Известный психотерапевт и автор многочисленных книг Михаил Литвак рассказал о том, кому счастливую семью создать удастся, а кому придется пополнить статистику разводов.


В одном интервью вы сказали, что счастливых семей нет…

Есть. Но мало. Я сам исследовал семьи. На 11 тыс. семей нашлись 3 счастливые. Но что самое главное — только счастливые семьи — нормальны. Остальные — это патология, сожительство двух несчастных людей.

Это именно российская особенность?

Почему? В той или иной степени, патологии есть везде.

Отчего так много разводов? Люди ошибаются в выборе супруга?

Это происходит потому, что люди плохо воспитаны. Их не научили думать, не научили выбирать мужа или жену. Мы проводили опрос — какое из объяснений в любви понравится больше. Предложены были такие варианты: «Я без тебя жить не могу», «Я тебя никогда не обижу», «Давай вместе тянуть лямку жизни». Так вот, 75% женщин выбрали объяснение «Я без тебя жить не могу». Неужели не слышно, что это объяснение характерно для мужчины-ребенка либо алкоголика? А вот истинное объяснение в любви «Давай вместе тянуть лямку жизни» никому не понравилось.

Что же такое вообще — любовь?

Это активная заинтересованность в жизни и развитии объекта любви. Вот все говорят: некого любить. А умеете ли вы любить? У нас браки по сути дела — присоска: «Я без тебя жить не могу».

А что происходит с любовью на протяжении времени, куда она уходит?

На протяжении времени любовь становится все сильнее и сильнее…

Flag Counter

Collapse )
я

Беглец. Повесть. - 1.



Из моей книги :



Ещё запыхаясь от бега вверх по лестнице на шестой этаж, он подошёл к краю.
Плоская крыша дома не была огорожена – дом новый, не успели.

Посмотрел вниз – стало жутко.
Тошнота, отступившая, было, во время подъёма, снова подошла к горлу.
На правой руке, чуть выше локтя он заметил капли запёкшейся крови и серо-красные капельки.

– Это её мозги. Надо было всё же сменить рубашку, – вяло подумал он.
Посмотрел вокруг.

Желтоватые двухэтажные домики обступали огороженный дощатым забором двор, где валялись бетонные плиты, кучи строительного мусора и сложенный штабелями красный кирпич.
Дальше, за домами, виднелось море.
Хайфа спускалась к нему ступенчато.

Был полдень.
Море уходило к горизонту голубым полотном.
В отблесках солнца полотно блестело, переливаясь и слепя глаза.

– Всё, жизнь кончилась, – прошептал он, и сделал ещё один, предпоследний, шаг.
Страха не было.
Было желание поскорее кончить с этим.
– С чем с этим? С такой жизнью, будь она проклята!

И за секунду до последнего, теперь уже, шага в бездну эта жизнь...


Flag Counter

Collapse )