August 3rd, 2019

я

Из неопубликованного.




Глава седьмая, не вошедшая в мою книгу "ВОСХОЖДЕНИЕ"



Цветок в проруби.

В заводской поликлинике последние восемь лет Давид был своим, кадровым больным.
К невропатологу он ходил регулярно раз в месяц, чтобы выписать рецепт на снотворное, это был седуксен или реланиум, помогавшие ему бороться со стойкой многолетней бессонницей, от которой так и не удалось избавиться.
Врачи рекомендовали больше ходить пешком, ездить на велосипеде и гулять перед сном. Он стараться уходить от лишних стрессов и вообще не брать в голову, как говорил доктор, сделавший ему некогда спино-мозговую пункцию.
Но, подняв его в свое время на ноги, врачи не могли подстилать соломку под каждое его падение.
Что они могли сделать, если причины срыва остались?

В семье не произошло никаких изменений: суровая Лидия оставляла его в автономном, замкнутом мире, не пытаясь даже вникнуть в проблемы мужа; осточертевший завод не выпускал его из своих объятий, а образ Леры так и витал в его мозгу, загоняя депрессию вглубь, где она копилась, грозя когда-нибудь взорваться с еще более ужасными последствиями.

Все чаще он думал о Свете, которая входила ненавязчиво, неспешно в его жизнь, хотя он позванивал ей на работу лишь время от времени, а виделись они вообще очень редко во время его вечерних прогулок по темным улочкам, где росли старые тополя, и ощущалось некое подобие чистого воздуха, не отравленного парами бензина и выхлопными газами, которыми редкие автомобили загаживали не дышащий чистой землей заасфальтированный центр города.

Гуляя по тополиным аллеям, он жаловался ей на здоровье, рассказывал о неприятностях на работе и в семье, а она больше молчала, слушала, давала советы и исподволь изучала этого неординарного человека, полного сил, энергии и знаний, который чахнет, попав в заколдованный круг.
Все больше она осознавала, что это он, тот, о котором грезила еще с девичества, и надо же, оказывается, они издавна ходили по тем же улицам, рядышком, но не пересекаясь!
Когда они были вместе, ей казалось, что так и должно быть; им надо отбросить чуждых им людей, случайно путавшихся под ногами – ее мужа и его жену – и соединиться, наконец, и эта идея пугающе реально захватила всю ее, без остатка.
Она поняла, что любит этого человека глубинно, это ее судьба!

Flag Counter

Collapse )