September 5th, 2019

я

О любви.



Из моей книги "ВОСХОЖДЕНИЕ"



КНИГА ВТОРАЯ. Глава вторая.
Эти твои странности...

– Спроси меня сейчас, за что я тебя полюбила – не отвечу. Просто не знаю, что сказать.
Увидела, пообщались, перекинулись парой слов, поняла – это моё!
Я часто думаю, пытаюсь вспомнить и понять, как это началось во мне, – и не могу, не получается…
Симпатичный? – да, интеллигентный? – да, эрудиция? – да! Но ведь сколько таких людей вокруг, близко и вдалеке! Полно.
Не могу определиться, что со мной тогда случилось? И надо ли определяться?
Кто может толком объяснить, что такое любовь, как она начинается, как она входит в душу и в мозг? Что это такое вообще?
Поэты, писатели – всё это чушь и бред, потому что лично тебя вся эта писанина не касается! Или касается именно по касательной – вжик – и мимо…
Пока тебя не охватит, не увлечёт, не втянет, ты не можешь определить, влюбилась ты или это мимолётное, кратковременное и быстро уходящее…

Меня интересовало твоё странное поведение: с одной стороны, ты жалуешься, что тебе плохо – и всё, я понимаю, что твои внутренние ощущения – проблема всех твоих несчастий, с другой стороны, ты попал в этот замкнутый круг, из которого не можешь выбраться.
Или не хочешь выбраться. Кто тебе мешает? То есть, много странного было в твоём поведении! Для меня это было необычно, я не видела до сих пор людей, которые бы себя так вели.

И когда ты мне рассказал, что тебе ставили диагноз "циклотимия" и что ты наблюдаешься у психиатра–врача высокой категории, и она тебе помогает медикаментозно, и что ты глотаешь карбонат лития, я вначале подумала, что у тебя действительно психоз и ты не можешь самостоятельно решить свои семейные проблемы.
Сколько я об этом думала! И главное, я поговорить ни с кем не могу, потому что это никого не волнует, и начала я раскладывать линии: линия того, как ты жил, как ты добивался поставленных целей, к чему ты пришёл, как ты работал на авиазаводе.

Потом была сложная линия, когда увольняется этот твой начальник Буренков, при котором ты уже подорвал свое здоровье работой над патентами вечерами и в выходные дни, и когда у тебя начались головные боли от перенапряжения, и тебе не дают его место, рушат карьеру, как ты всё это переживаешь, – тогда я начинаю входить в эту ситуацию, начинаю понимать глубину твоих переживаний, неудовлетворённость работой и семьей.

Меня поразили в тебе две вещи.
Это относится ко времени создания тобой своего отдела. Практически с нуля.
Первое.
Ты всегда внимательно выслушиваешь людей, какую бы чушь они не пороли. Доброжелательно и с интересом. Якобы. Потом ты мне комментировал глупости, которые они тебе предлагали, и мы вместе смеялись. Но ты умеешь в ерунде выискать зерно и развить из него конструктивную идею.

А второе, что меня поразило – это то, что ты не пускаешь дело на самотёк, не веришь в авось, а продумываешь до мелких подробностей предстоящее дело!
Я хорошо помню, как ты готовился к поездке в Москву, в это ваше министерство выбивать миллион для своего отдела. Ты пытался заранее предусмотреть возможные вопросы чиновников и готовил варианты ответов на все каверзы. Это было здорово!
Ты ведь всё мне рассказывал во время наших вечерних прогулок, когда твоя голова гудела от напряжения, и ты пытался немного разрядить нагрузки, делясь со мной своими сомнениями и тревогами…

В разговоре с Верой я как-то спросила её, что она думает о тебе, как о больном, может быть, ты действительно психически больной, тебе же дают сильнодействующие лекарства, эту химию, которая отравляет весь организм и действует на все органы, она мне сразу заявила:

– Никакой он не больной! Это человек высокого интеллекта, такие люди не так часто встречаются, с особым характером, то есть, это сложный человек, которого ты только ещё начинаешь понимать!

Она мне раскладывает все составляющие твоей болезни, как они ей представляются, и я начинаю глубже понимать, что, несмотря на всю твою силу и характер, ты не можешь делать многие вещи, какой-то страх тебе мешает, что-то тебя сдерживает.
Какой страх, что за страх?

А из альтернативной медицины, которой я тогда уже интересовалась, я знала, что многие люди рождаются с таким страхом, и живут с этим страхом! Это даётся, как говорится, свыше, при рождении. И тебе приходится жить и действовать в этой жизни, преодолевая страх, заложенный в тебе без участия твоей воли!

Flag Counter

Collapse )