November 23rd, 2020

я

Упсссс....ситуёвина....



Приехали они из небольшого молдавского городка.
Ей тогда было двадцать лет, и она должна была вскоре родить.
Родители остались в Молдове, а муж со своими родителями приехали сюда, в Израиль.
А теперь чуть подробнее.
Собственно, муж приехал со своей матерью и отчимом. Этот отчим – единственный еврей во всей компании. За ним они все и потянулись. Уехали, как и многие в ту пору, от отсутствия работы, денег и перспектив на родине.

Потом родился мальчишка. На радость всем. Сначала гули-гули, потом топ-топ, а потом ясли, садик, иврит и русский, всё, как у многих из миллионной алии.

Сначала она сидела с малым. Воспитывала. Свекровка со свёкром тоже крутились с мальчишкой, уж очень он был хорошенький.
Попробовала подработать по специальности. Она музыкант, окончила музучилище. Но не получилось. Много причин.
Одна из этих причин – муж.
Добрый. Хороший. Любящий.
Вроде бы.

Flag Counter

Collapse )
я

Первая любовь



Если ехать от Нацерета в сторону Хайфы, и завернуть направо в Рамат-Ишай, а потом на развилке свернуть налево, то попадёшь в ресторанчик "Лимузин", где подают замечательного приготовления мясо.

– А всегда ли, Дока, если заворачиваешь налево, попадаешь на приличное мясо? – спросил Друг, тщательно пережёвывая здоровенный кусок телятины, приготовленной именно замечательно, под всякими соусами и подливками.
– Фу, как грубо, – ответил я, не переставая орудовать ножом и вилкой. – Почему ты грязно ругаешься в присутствии самого Старика?
– Ладно, – с набитым ртом откликнулся Старик. – Сегодня я добрый. Пусть грубит. Хотя я бы на его месте рассказал за таким шикарным обедом что-нибудь полезное в сочетании с приятным, а может быть, даже поучительным и где-то с философским уклоном!
– Можешь, Друг? Я ведь знаю, что можешь! Извлеки из анналов…
– Откуда, откуда?
– Ну вот, опять ты пытаешься пошлить… Нет, правда. Давай, двинь нам что-нибудь о чистом и безгрешном. Например, о любви, но без этих твоих заносов и прочих штук, тесезеть… О самой первой твоей любви, к примеру.
– Ладно, – неожиданно быстро сказал Друг. – Подняли бокалы! За первую и абсолютно безгрешную любовь, но с вариациями и уклонами в сторону философических размышлений!
Итак.
Её звали Алей.
А точнее, Алевтиной Алексеевной.

Flag Counter

Collapse )