artur_s (artur_s) wrote,
artur_s
artur_s

Об них, об женщинах, канешна...

Мошав Бейт Лехем а-Глилит, а по-русски Вифлеем Галилейский, находится между Хайфой и Назаретом, или Нацеретом, так читается и произносится название города и по-арабски и на иврите.

Интересное место, если кто не в курсе.
Немцы-темплеры его основали, а потом, с созданием государства Израиль, были выдворены оттуда, так как поддержали Адольфа в тридцатых годах, понаразвесили его флаги со свастикой и стали вести себя враждебно по отношению к Израилю.
Всех их выгнали в Австралию.

Но домА они успели построить крепкие.
В них и вселили, после изгнания темплеров этих, несколько десятков молодых семей из ближайших кибуцов и мошавов.
Было это полвека назад.

Вот и сидим мы со Стариком в таком доме у Якова и Адассы, которых он давно знает.
Аккурат под Новый Год, днем 31 декабря, который те не справляют, напирая на то, что настоящий Новый Пять Тысяч Семьсот Какой-то уже был в сентябре.
Старики беседуют о войнах и мире, об арабах и евреях, а я думаю о своём.

Об них, об женщинах, конечно.
Я всегда об них думаю.
Надоела мне эта бесконечная политика, ножом вошёл я в мирную беседу и, воспользовавшись тем, что Адасса ушла отдохнуть, сказал:
- Старик! Я вижу по глазам Якова, что пришло время послушать очередную твою байку по женской части, не правда ли, Яков?

Старики переглянулись: вот, мол, наглец какой!
Потом Яков сказал: Лехаим!
Мы приняли по одной, после чего хозяин дома, крякнув и убедившись, что жены нет, подмигнул сначала мне, потом Старику и сказал:
- А почему бы и нет?



Flag Counter



- Яков, тебе восемьдесят два, но я знаю, что ты тоже был ходок по бабам в свое время.
И твои рассказы я частенько вспоминаю на досуге.
Ты и про мои приключения кое-что знаешь, но вот об этом я тебе еще не рассказывал.
Вот этот кустик герани на окне напомнил мне интересную историю.

Послушай.

Как-то под Новый год я оказался в Севастополе, в Крыму.
Срочная работа, всякие дела.
Яков, ты ведь знаешь, где Крым?
Да?
Так вот.

Холодина, ветер, неприятно.
Но сам город красивый, а бухта одна чего стоит, с памятником погибшим кораблям, да и боевыми кораблями на рейде!
Но холодно, изморось.

Вот и говорит мне приятель из Института, куда я приехал:
- Давай-ка мотнем на пару деньков в Алупку, я с начальством поговорю, отпустят, мы ведь фактически работу выполнили, а тут Новый Год! Беру это на себя.

- Отчего же, -говорю, - я обеими руками!

Собрались, поехали крюком через Симферополь.
К вечеру были уже в Алупке, в доме отдыха, где у товарища заточка была на всякий пожарный случай.
Сидим мы, значит, в пансионатовской столовке, ужинаем.
И вот приятель толкает меня в бок.
- Глянь!

За столиком напротив сидит красавица и в упор меня разглядывает.
Яков, ты таких тоже любишь, я твой вкус знаю!
Черные волосы, короткая стрижка, большие карие с блеском глаза, чистое белое лицо с лёгким румянцем.

Ну, я не из пугливых, тоже вылупился.
Вижу, рядом с ней - точно, муж и еще двое, друзей, наверно.

Наутро, за завтраком, игра продолжилась.
Приятель мой хихикает, ёрзает, видимо потому, что эта прямая наводка глазами его смутила.

Время дорого, - решил я, - пора.
- Вова, - говорю коллеге, - смотри, вот её спутники двинули к выходу, а она тормознула. Чуешь, в чем фокус?

Вова затряс головой, не врубаясь.

- Гражданка предлагает мне сделать первый ход. И я его делаю. Подойди, пожалуйста, к ней и скажи, что на выходе из едальни я её жду на минутку вон за тем углом.
- Так ты сам и подойди!
- Нет, Вова, как ты не врубаешься, мне предложена игра, зачем же портить её лобовыми таранами? Игра!

За углом, учитывая дефицит времени, я спросил красавицу, в каком здании находится её комната?
Она строго посмотрела на меня, но ответила точно и подробно.
Я поблагодарил и удалился.

После обеда, просканированный с ног до головы её мрачноватым взглядом, я устроил слежку за ней и, убедившись, что муж с приятелями засел в столовском холле за преферанс, пошёл за ней в указанном ею направлении, попросив Вову сопроводить меня.

Вова стоял на стрёме внизу, чтобы свистнуть в случае приближения нежелательных лиц, а я поднялся в лифте с нею на девятый этаж, вышел и только тут мы впервые заговорили друг с другом!
По дороге в её номер.
И зайдя в него.

- Меня зовут Старик. Так получилось.
- Майя. Я из Ленинграда. Муж - врач, он должен скоро подойти.
- Я понял. Жду Вас завтра в корпусе номер четыре внизу. В одиннадцать утра. Подойдет? Я уежаю завтра вечером в Севастополь. Работа.

Назавтра, ровно в одиннадцать десять мы были в моём номере.
- Мне самой раздеться?
- Я помогу.

Деловито отвечая на мои поцелуи, она продолжала вглядываться мне в лицо, строго водя глазами по носу, рту, глазам.
Тело её было под стать лицу - сбитое, крепкое, красивое, с упругой грудью, розоватыми небольшими сосками, крутыми бедрами, которыми она сильно охватывала меня.

- Лежи, лежи, пусть все стечет, - приказала она мне, когда я кончил,- Красивая герань, не правда ли?- и указала красивым пальчиком на герань в горшочке на окне...

Я уехал, обменявшись с ней адресами.
Потом было два письма - и всё - роман кончился.

Больше мы не встретились.
А тогда Вова обьяснил мне, что она, вероятно, не могла забеременеть от мужа и искала самца для зачатия.

Я подошёл, вероятно, по каким-то параметрам.

- Э-э, - спросил тут Яков, - а при чём тут Новый год?

- Тридцать первого декабря мы вернулись с приятелем в Севастополь и я впервые в жизни назюзюкался, как последняя свинья, до потери пульса.
А её и сейчас, после стольких лет, помню, строгую, с великолепными глубокими и мрачноватыми карими глазами.

- Сейчас понял! - Яков поднял палец к губам - Адасса идёт, потом и я вам расскажу кое-что из моих приключений во время Второй Мировой войны, когда я служил в Еврейском Легионе британских войск в Италии и помню, как сейчас, в Милане... э-э-э...ну об этом потом.
Tags: мои рассказы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments