artur_s (artur_s) wrote,
artur_s
artur_s

На сон грядущий - 6.

предыдущее здесь:
http://artur-s.livejournal.com/2475966.html

…Снимают директора института за несоответствие должности, тот дело завалил, народ разбегается.
Стали искать замену.
Естественно, среди начальников отделов и со стороны – никто не хочет, ибо, на их взгляд, гиблым было дело, поскольку институт стал хиреть и чахнуть.
На ужасно крикливом собрании актива института встает Чебаков и говорит тихим голосом:
– А выберите меня директором. Я вытяну, я двужильный!
И что же?
Выбрали.
А что? Тихий, интеллигентный, остепенённый, от такого пакостей, вроде, не будет. Ну, завалит дело – так что? не первый, не последний.

Взял он в руки институт, и поняли люди вскоре, что ручки-то железные!
Навел порядок тихо, без шума и шороха.
Часть сократил, часть сокрушил, часть добавил. Тихо вышиб в министерстве фонды под оборонную тематику….
И раскрутил!
И пошло дело.
Втянул в орбиту интересов института два завода того же министерства, но разных главков, создал Объединение, включающее институт и эти заводы, завоевал доверие министра, довел число отделов до сорока и число сотрудников до двух с половиной тысяч, набрал сложнейших проектов спецтематики и вывел институт в головной по ряду направлений отрасли!



Flag Counter



К моменту моего появления в его кабинете он догрызал голову какому-то проектному институту, занимавшему в восьмиэтажном здании два верхних этажа.

– Мне рассказали о ваших работах, – тихим голосом повторил он, – я хотел бы, чтобы вы перешли к нам. Я хочу предложить вам сектор. Начнем сотрудничать, а там видно будет…
– Сектором я не потяну объём работы, – сразу же ответил я, – здесь нужен отдел!
– Да? – он посмотрел на меня более заинтересованно, – и каким вы видите этот отдел?
– Мне бы лист бумаги… Карандаш у меня есть.

Я набросал структуру отдела, включающего семь секторов.
– Так, – сказал Чебаков, – а людей наберёте?
Я попросил еще лист бумаги и посекторно стал набрасывать фамилии ребят, с которыми работал и которых знал как облупленных.

– Так, – уже живее спросил Чебаков, – а они знают, что …
– Знают. Они давно ищут новое место работы. Профессионально они уже достигли потолка, им там неинтересно.
– Хорошо, – подвел итог директор, – я проведу в министерстве этот новый отдел. Начинайте работать. Детали согласуйте с ним, – и он кивнул на Зама.
Тот выпучил глаза:
– Артем, а ты выбьешь у министра штат на новый отдел?
– А ты сомневаешься?

Всё.
И пошло и поехало!
Уверенность этого человека, его авантюризм поражали всех, кто с ним сталкивался.
Я убеждался в этом неоднократно. Об одном из таких случаев расскажу тебе сейчас.

Дело в том, что я увёл за собой с завода в институт одиннадцать сильных ребят.
Это были классные электронщики, механики, спецы по электроприводу.
Они, действительно, маялись от безделья в курилках и от примитивной работы, которая свалилась на нашу голову, когда наш отдел слили с отделом нестандартного оборудования, занимавшегося текущими проблемами, но никак не передовой новой техникой.
Каждый из них искал более творческую и интересную работу.
Ко мне они пошли безоговорочно, когда я объяснил каждому из них, чего хочу сам, и что нашёл!

И вот как-то вызывает меня директор и просит составить список инженеров с завода по форме: ФИО, год рождения, специальность и прочее, а в конце маленькими буквочками: национальность!
Когда я вопросительно посмотрел на шефа, он мне коротко сказал:
– Райком партии, к которому приписан завод, обратился к райкому партии, к которому приписан наш институт, с бумагой, где сказано, что вы, товарищ начальник отдела робототехники, создали сионистскую группу на заводе и переманиваете её в наш институт с целью ослабить крупный оборонный завод!
– Ни хрена себе…– пропел я.
– Ага. У вас там, среди одиннадцати, много евреев?
– Один.
– А остальные?
– Русские. Исконные. Посконные.
– Но они как? Инженеры сильные?
– Перший класс. Специалисты. У каждого масса рацпредложений, пятеро имеют авторские сдидетельства на изобретения. Работают на высшем уровне. Техника, которую они разработали, отлично функционирует!
– Ладно. Давайте мне список.
– И что дальше?
– Ничего! Забудьте про это и работайте!
– А что делать с теми, которые ещё находятся в процессе перехода с завода в институт?
– Пусть спокойно переходят. Я всё беру на себя. Им об этом нашем разговоре и знать не надо! Понятно?
– Ясно. Спасибо!

Ребята все пришли ко мне в отдел и мы полностью погрузились в интереснейшие проекты!
Потом Чебаков сообщил мне, что было ещё одно письмо из райкома.
На том всё и кончилось.
Он снова победил!

Я набрал людей из двадцати с лишним заводов и организаций, с которыми контактировал, работая в КБ на заводе.
Сформировал тематику и структуру отдела из семи секторов примерно за три месяца.
Работа шла, мы пахали первое время по 10 – 12 часов.
Отдел вскоре вошёл в ранг одного из лучших.
А шеф погорел впервые на столкновении с городскими властями.

Дело обстояло так.
Половину восьмого этажа занял мой отдел, и ещё полэтажа и весь седьмой пошли под три новых отдела, быстро созданных Чебаковым. Свободного места в здании не осталось
Чебаков устремил свой хищный взор на первый этаж здания, где располагался районный ЗАГС, подговорил ребят и тёмной ночью десять человек вскрыли двери, стащили загсовские пожитки в угол, внесли свои столы и оборудование и к утру уже работали на новом месте!

Аннексия госконторы закончилась тем, что за самоуправство директора сняли с работы и перевели в один из секторов профилирующего отдела – младшим научным сотрудником…
Кстати, по этому поводу приехал сам министр и вдвоем с секретарем обкома партии они решили дело.

Проработав год, Чебаков уехал в Украину, в город Черкассы, где создал новый институт от того же министерства.
Затем стал переманивать своих сотрудников из нашего НИИ туда.
Человек пятьдесят из института, в том числе несколько начальников отделов и ведущих специалистов, уехали к нему.
За мной он прислал нарочного, который расписал прелести жизни на новом месте, но я не уехал по семейным обстоятельствам.

Через год узнаю, что Чебаков расширил дело, раздул институт до пятисот человек и присоединил некий завод к институту, став гендиректором объединения по образцу нашего!
Правда, он не учел, что в тех краях работали крепкие ребята, которым он перешел дорогу!
Обиженных им оказалось много, все со связями, и вот уже возбуждается дело против гендиректора Чебакова по поводам, найти которые – плёвое дело!

Его снова увольняют и передают дело в суд!
И вот он уже сидит дома и готовит допровскую корзинку, готовясь сесть на энное число лет.
Но борец в нем возобладает, и он начинает бороться!
В это самое время гремит перестройка.
Восходит звезда Горбачёва. Собирается съезд с тронной речью нового советского вождя.

А в это время…
В Черкассах человек с готовой допровской корзинкой пишет письмо лично Михалсергеичу о преступных действиях мошенников из тихого украинского городка.
Письмо идет кружным путем, детективно, через Харьков, Киев и еще какие-то города и доходит до столицы.
Мало того, до съезда.
Мало этого, аж в самые белые ручки нового Генсека. Мало и этого – попадает вовремя!

И в тронной речи М.С.Г. громит мерзавцев- гонителей прогрессивного гендиректора, клеймит их, обласкивая Артема Чебакова, как светоча новых веяний!

Дальше – проще.
Уродов гонят, а победитель снова на коне и машет крупнокалиберной шашкой!

После чего я теряю его следы, но отголоски того, что после падения Горби Чебакова все-таки засадили в кутузку – до меня доходят.
И вот радостная весть: он уже академик и работает во славу науки!
Ура!
Правда победила, враги унижены, наша взяла!

Правда, всё это я наблюдаю уже издалека, с тёплого берега Средиземного моря, с высоты приобретенного опыта…


(продолжение следует)
Tags: мои рассказы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments