artur_s (artur_s) wrote,
artur_s
artur_s

Командировки-5. Цикл.

КИЕВ.

Это была песня.
Именно с точки зрения командированного. Командированного в Институт сварки имени акад. Патона Академии Наук СССР.
Конечно, была уверенность, что в столице Украины мы устроимся нормально. На чем зиждилась уверенность – не помню, но это была ошибка! Тем более, что в эти июньские дни в Киеве проходил матч Динамо, Киев – Динамо, Тбилиси. Все, что можно, было занято грузинскими болельщиками.
Мне было лет двадцать пять; шефу, с которым я приехал, - лет пятьдесят. Я – кудрявый и жизнерадостный, знаток Ильфа и любитель красиво пожить, он – поживший немало, но понявший уже давно, что жизнь прожить – не два пальца обмочить.
Выходим с чемоданчиками на Крещатик, ах и ох! Красота, красотища. Говорят – всего-то 800 метров, а до чего же шикарная улочка!
Но надо где-то спать, тем более дело к вечеру, пятница, скоро все конторы закроются на два дня.
Узнали, что ближайшая гостиница рядышком, в двух шагах, пошли.
«Мест нет». Знакомая совковая надпись.
Савва Карпыч, большой человек - швейцаррр, дал наставление двум ученым недоучкам, что недалеко отсюда, на улице Саксаганской, проживает добрый человек, вот его телефон, вот адрес, он устроит у себя за недорого. Спасибо, уважаемый Карпыч – и пара рубликов перешли в карман доброго швейцара – такса за услугу.
Пройтись по вечереещему Киеву – просто удовольствие, если не считать тяжесть чемоданчиков и растущее беспокойство насчет ночлега.
По адресу долго не пускали, чем-то шваркали за дверью, потом открыли. Картина Репинда «Ждали»:
В центре комнаты – огромный рояль с открытой клавиатурой и нотами. На рояле – жуткая черная сковородка с остатками пищи. За круглым столом рядом с роялем сидит страшный инвалид с обожженным лицом и выпученными глазами, перед ним таз, полный клубники, а рядом с ним его жена, толстая неопрятная тетка.
Первая же мысль была – развернуться, но мужик опередил.
- Мне звонил Савва. Условия таковы: деньги вперед за три дня, паспорта выкладывайте сейчас, спать первую ночь – вдвоем на этом диване. Все.
- А…а…а…
- Никаких а-а-а. Не хотите – ищите в другом месте.

Выйдя, я сказал шефу: - Здесь я находиться не буду, лучше буду спать на улице, на лавке, а вы?
- А я тоже.

Вернулись назад, мужик денег возвращать не хочет, бузит. Мы делаем глаза Петра Первого – Ивана Грозного, убивающих всех врагов, и возвращаем деньги, паспорта и необходимость спать на скамейке в этом долбанном городе с его грузинским футболом.
На улице я напоминаю шефу, что Ося Бендер в аналогичной ситуации обратился в райисполком, то есть к советской власти, а мы-то, работники умственного труда, представители солидной фирмы, почему мы должны, как нищие, побираться в поисках ночлега?
Сказано – сделано. Я хватал горожан за рукава, спрашивал про советскую власть, узнал, где райисполком, оттуда меня послали на Крещатик в горсовет, там некий начальственный телефонный голос послал нас в гостиницу «Спорт», в которой мы и разместились через какие-нибудь два часа после начала операции «О.Бендер и советская власть». Причем в гостинице была, как обычно, тьма народу, но я через все головы прокричал: - Две брони из горсовета! – после чего в толпе образовалась промоина вплоть до окошка регистратора и наше оформление началось немедленно!
А в институте Патоновском нас и не спросили, где мы ночуем, как да что. Не принято было у них вешать себе на голову чужие проблемы.
Зато мы хорошо порезвились в городе. Выполнив работу за денек, мы за оставшиеся семь дней командировки облазили весь город с его Киево-Печерской Лаврой, с его памятными местами и с его прекрасными проспектами вроде Брест-Литовского шоссе, по которому протопали чуть ли не с начала до конца с нанесением визита на Антоновский авиазавод, который был вторым пунктом назначения по нашей работе.
Весна в Киеве – это лучшее время для командировок. Именно весной на Крещатике пенно цветут каштаны и запах от лип проникает в самые печенки, именно в это время надо бродить по высокому берегу Днепра, по Владимирской горке, заглянуть на Подол, любоваться Дарницей, заглянуть в Софийский собор и заблудиться в улочках старого Киева с его великолепными дворцами и зданиями оригинальной архитектуры.
Приключений по женской части не было, так как шеф был женоненавистником в связи с гигантским личным опытом по этой части. Единственное, что могу сказать по этому поводу: на Крещатике, в самом его начале была тогда Вареничная. Какие там подавали вареники! А какие девочки нам подавали вареники! Настоящие крепкие хохлушки: кровь с молоком, черноокие, с розовыми щечками и длинными ресницами, крепкогрудые и круглозадые – красавицы-киевлянки! Но. Шеф помешал. Хороший человек, однако со странностями.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments