artur_s (artur_s) wrote,
artur_s
artur_s

Первое грехопадение. - 4.



предыдущее здесь:
http://artur-s.livejournal.com/4061270.html

Из моей книги "Повести, рассказы, истории"



От центра города до её дома на улице Дуси Ковальчук, а это километров пять, не меньше, я читал ей стихи, рассказывал анекдоты, даже пел песни, выученные мной во время прошлогоднего к тому времени турпохода на Телецкое озеро, что на Алтае.
Потом я жал её к берёзкам, что росли в непосредственной близости от её дома, потом к крыльцу её дома, а затем уже и непосредственно к двери квартиры.
Внутрь она не пустила, так как мы были ещё мало знакомы, как она мне объяснила.

И так мы валандались с ней до часу ночи.
Я доходил до ручки, истекая нижней частью своего энергичного в те поры туловища, но она была тверда:
– Ах, нет! Как можно? Так скоро? Ведь мы ещё так мало знакомы…

Но я же видел, господа, что её ноздри хищно пульсировали, а глазки ещё больше раскашивались, если вы позволите так выразиться!
Я её даже зауважал за это.
Ещё бы!
Не отдаться с первого раза, подпирая стенку родительского дома, не каждая девушка сможет, особенно если учесть тот напор, который я обрушил на неё, доведя до практически катастрофального возбуждения мой молодой и растущий тогда организм!

Мы расстались, когда губы распухли от поцелуев.

Flag Counter



Она попросила:
– Помоги мне подготовиться к экзаменам. Хочу поступить в институт.
– С удовольствием. Что за экзамен? Что за институт?
– Завтра расскажу, сейчас поздно. Давай встретимся у моей подруги. Сейчас напишу адрес. Приезжай часам к восьми вечера.

Вы ведь бывали в Новосибирске, господа?
Ах, нет! Тогда придётся поверить на слово.
Дом моей пассии, как я уже доложил вам, находился на улице Дуси Ковальчук, что в районе площади Калинина, и всё это дело позиционируется вдали от центра города на правом берегу реки Обь.

Я же проживал в те далёкие времена по другую сторону той же реки, а именно, в районе большого пустыря, ставшего затем площадью, что у остановки "Башня". Там стояла, и по сей день, вероятно, стоит башня, в честь которой и названа остановка..

Башня была водонапорная, ночь была тёмная, время было позднее, а трамваи и автобусы уже практически не ходили. То ли шофёры боялись ездить в такие тёмные ночи, то ли освещение улиц подкачало, врать не буду, но домой чапать пришлось пешком.

Вы помните, граждане, что такое восемнадцать лет?
Ах, нет. Забыли уже…
Я напомню.

Это когда каждая мышца твоего тела поёт, когда при быстрой ходьбе ноги упруго отталкиваются от земли, когда голова пуста, сердце мощным насосом качает кровь, а вся бурная энергия сконцентрирована в мошонке!
Особенно после такой жёсткой притирки у чьих-то дверей о мягкое, желанное, нежное тело с такими параметрами, о которых я вам уже доложил, граждане!...

Я летел над землей в бурной радости, пока чья-то грубая рука не зацепила намертво мой рукав.
– Дай закурить, кореш! – жёстко потребовал голос по-над рукой.

И тут я увидел двух бугаёв с причёсками типа "бокс", модными в те доисторические времена среди уличной шантрапы, с чёлками набок, и в кирзовых растоптанных сапогах.
В их пастях дымились цыгарки.

Любовь мгновенно схлынула с меня.
Вместе с румянцем от быстрой ходьбы.
Я всё понял. Время – около двух часов ночи. Я один. Их двое.
– Мужики, денег нет.
– Что есть?
– Сами видите. То, что на мне.
– Выворачивай карманы!

И тут мне показалось, что одного из них я где-то видел.
Знаете, в критических моментах мысль работает удивительно шустро!
Я вспомнил.
– Яша! Не узнаёшь?

Здоровый увалень исподлобья глянул на меня.
– Ты, что ли, Дока?
– Ага. Он самый. Давно не виделись. Сколько лет, интересно? С шестого класса.
– Да… Чёрт… Это самое… Ты чего по ночам шляешься? Один. Не бздишь?
– Так, девушку провожал. Ты что сейчас…? Где? Учишься? Работаешь?
– А ты?
– Я студент. Второй курс. А ты?
– Отсидел я. Полгода, как выпустили. Ладно, иди.
– Погоди, Яша. Может, чем могу быть полезен? Ты же был тогда лучшим математиком в классе. Может, я … чем-нибудь…
– Всё. Иди. Не тревожь душу. Я пропащий теперь. Забудь.

Он взял за локоть второго блатного, как тогда говорили, развернул его, и они скрылись за углом дома.

Я вам про него уже рассказывал, братцы.
Это был Яшка Никитин.
Тот самый, что финкой убил в висок паренька, который ухаживал за подружкой сынка большого начальника, учившегося в нашем шестом "А".

Сынка папа отмазал, а Яшка отсидел в детской колонии шесть лет, и жизнь его из-за ложного понимания чувства товарищества ушла под откос.

Его зарезали в тюрьме, куда он снова попал года через три после нашей встречи на Красном проспекте города Новосибирска, куда я вырулил почти в два часа ночи с улицы Дуси Ковальчук, где жал к берёзам девушку по имени Лиза, которую мне навеяла мозаичная фигура Моны Лизы Галилейской, увиденной здесь, в нижних предгорьях Западной Галилеи!
Вот это, я понимаю, география!

Так вот.
Часа два-три топал я до дома через весь спящий уже город, гулко стуча по асфальтовой дороге, через центр города, через просторные площади по широкому проспекту, через речку Обь, которая в районе Коммунального моста имеет ширину с километр, и прибыл, соответственно, часам к четырём с лишним поутру к дому.

Так началась эта яркая первая любовь, а точнее сказать, первое натуральное апробирование женской сути, в прямом смысле этого глубинного по смыслу слова!

Продолжение последовало назавтра, когда я прибыл по указанному Лизой адресу.
В большой комнате большой коммунальной квартиры сидела Лиза и её подружка с приятелем.
Те молча рассмотрели меня, потом пригласили к столу.

Я, поняв заранее, что готовиться к экзаменам, начиная с восьми вечера, весьма оригинально, прихватил с собой бутылку "огнетушителя".
Если вы помните, в те мрачные, винодефицитные времена так условно называлась бутылка вина "Солнцедар" ёмкостью 0, 75 литра. Ещё она называлась ласково "чернила", но это не меняет суть и содержание данного продукта.

В процессе импровизированного ужина оказалось, что все, кроме меня, завтра должны сдавать какие-то экзамены, а потому приговорить бутыль мне пришлось одному.

Остальные лишь слегка приложились, после чего подружка встала и, сказав, что завтра рано вставать, повела меня с Лизой в соседнюю комнатку-каморку, назначение которой я до сих пор стараюсь разгадать.

Надо сказать, что после распития практически на голодный желудок полкилограмма подкрашенной сивухи я чувствовал себя, с одной стороны, очень приподнято, во всех смыслах этого слова, но с другой, ощущал сильное головокружение с рвотными позывами, которые крепчали с каждой последующей минутой.
А потому, не дойдя пару метров до комнаты, попросил указать мне дорогу к туалету.

(окончание следует)
Tags: мои рассказы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments