artur_s (artur_s) wrote,
artur_s
artur_s

Таня и Куртка.




Река Рейн в этом месте неширокая, метров двести, не более.
И делит она собою два города.
На левом берегу Людвигсхафен-на Рейне, а на правом – Маннгейм.

Разбомблены они были американцами напрочь во время Второй мировой.
Потому как – промышленные центры.

Восстановили их немцы быстро и сегодня следов руин не видно вовсе.
Наоборот, цветущие города, как говорится.

Особенно цветет Людвигсхафен, где находится BASF, известнейший в мире химический концерн, куда и занесло меня в командировку.

Тридцать с лишком тысяч народу, семь километров длиной!
До нужной лаборатории пилил четыре километра на служебном автобусе.
Но не зря.
Познакомился с интересной супружеской парой. Оба – доктора наук. Оба – заведующие лабораториями.
Курту – тридцать пять лет.
Тане – тридцать три.

А вечерком мы уже гуляли по Эберт-парку недалеко от фирмы.
Платаны с диаметром стволов в пару метров, дубы, липы, лиственницы и немного берез.

В одной части парка большой пруд с двумя фонтанами, один – мощно бьет десятиметровой струей, а второй – невысокий, пенистый и шумный.
Успокаивает и расслабляет, навевая философию в мозгах и умиротворение в душах. Тишину нарушают лишь шорох листвы огромных плакучих ив по периметру пруда, да кряканье уток, которые вместе с гусями и голубями побираются у скамеек с гражданами, кидающими кусочки хлеба всей этой суетливой братии.

Вторая часть парка – это розовые сады, здание Концертного зала и те же платаны, липы и прочие насаждения, только живность другая: вечером откуда-то выскакивает куча кроликов, которые, двигая ушами и подскакивая временами, пасутся на стриженной в размер траве.

Разговоры разговариваем на русском языке, временами переходя на мой ломаный немецкий, так как Таня – русская из Новосибирска, а Курт – местный немец, родившийся в Баварии.
Он знает немного русский язык, но говорит на нем столько же и с таким же деревянным акцентом, как и я на немецком.
Таня любовно кличет его Куртка.

Flag Counter




Для начала я выдал пару строк, засевших в моей памяти со студенческих времен, то ли Гете, то ли Гейне:
Auf die Berge will ich steigen,
Wo die frommen Hutten stehen…

И пошло, и поехало…
Итак.

Таня.

Титульный лист ее диссертации выглядит так:
Sol – Gel Derived Alumina – Doped Zirconia, and its Application… и так далее на английском языке, а чуть пониже:
Ausgefuhrt zum Zwecke der Erlangung des akademischen Grades eines Doktors der Naturwissenschaften…. – а это уже на немецком.
Внизу место и дата защиты докторской:
Wien, Am 31 Oktober 2001. Это город Вена, если кто не понял.

Два года назад она стала первой русскоязычной сотрудницей фирмы BASF.

А начиналось все в далекой Сибири.
Простая русская семья.
Папа – алкаш, мама – дубина, братец – хам, болван и невежда.

Если точнее – папа бывший инженер, нынче пенсионер; мать – врач, страшно гордая этим фактом.
Ей объясняют:
- Ты неряха, у тебя куриные мозги и так далее, - но она, выпячивая грудь (номер 5-6, не менее), подбочениваясь, выдвигает подбородок:
- Я – врач! И все!

Брат работает машинистом и пьет.
Считает свой труд самым-самым тяжелым, а сестру презирает: - разве это у тебя работа? За столом сидишь! Чего тут уставать? Купи мне автомобиль. Тебе же много платят…

В Барнаульский университет она перевелась из Новосибирского – подальше от занудной семьи.
В комнату общежития к ней подселили шуструю студенточку, которая сходу стала приводить мужичков на переночевать.
Таня стала досадной помехой, которую следовало выжить.
В милиции красотка заявила, что соседка украла у нее стипендии тридцати студентов группы.
Таню стали таскать.

Давили, пугали, требовали денег.
Оказывается, фифа приводила в общагу не только студентов, но и сотрудников в милицейских погонах.
Еле-еле родители, приехавшие спасать дочь, отбили, вызволили, помазав лапу кому надо…

Но наука шла здорово. Химия.
Диплом защитила в НГУ в Новосибирске.
На одной научной конференции к ней подошел пожилой профессор из Австрии и сообщил, что ему показали ее дипломную работу, которую он высоко ценит, так как она в русле его тематики и выполнена на приличном уровне.
Посоветовал двигать в науку, делать кандидатскую.

Она собрала рюкзак и решила ехать в Москву, в МГУ.
Зашла к зав. кафедрой попрощаться.
- Далеко собралась, Танюша?
- Поеду в Москву. Поступать в аспирантуру.
- А к кому? куда точнее? Просто так, рюкзак на плечи – и айда?
- Ага.

Профессор снял телефонную трубку:
- Иван Иванович? У меня тут в кабинете стоит Таня. В МГУ, говорит, собралась. С рюкзачишком. Никого не знает, ни с кем не советовалась, еду, говорит – и все дела!
Не поможешь? Я тебе о ней как-то рассказывал. Смышленая гражданочка. Ну, там, общежитие, то да се. Помоги девочке.
Езжай, Танечка.

В МГУ она поселилась на восемнадцатом этаже главного корпуса, слева от башни со шпилем.
Параллельно аспирантуре Таня стала глубоко изучать английский язык.

Через два года учебы она снова встречает того самого профессора из Австрии, который отметил ее дипломную работу.

Тот приглашает ее в Вену.
Пробивает ей грант сначала на год, затем продляет его.

В Вене она продолжает делать докторат, уже на английском, и параллельно начинает работу в лаборатории профессора.
Но вся работа идет на немецком, а потому ей дается еще год для изучения и этого языка.

В результате девушка делает докторат на английском, работая и общаясь в Вене на немецком.
Через три года приходят два предложения: одно из американской фирмы в Лейпциге, второе – из фирмы BASF в Людвигсхафене-на-Рейне.
Она выбирает вторую.
Где на второй день после прибытия в город встречает Курта. Куртку.

Куртка.

Уроженец Баварии.
Мама больна. Что-то с ногами. А точнее, с одной, так как вторая – протез. Отняли ногу давно, но, к сожалению, не ту, которая болела сильнее.
Как видим, и в Германии случаются медицинские неувязки.
Короче, мать – инвалид, сидит дома, злая на весь свет и никого не принимает в своем трехэтажном особняке.
К сыну относится без сантиментов, как, впрочем, и к мужу, который скромно работает в какой-то конторе.

Парень, отслужив в армии, поступает в университет города Ульма.
Там же делает докторат по химии и прибывает в Людвигсхафен, где начинает усиленно ухаживать за русской девушкой Таней, на которой через два года совместного проживания и женится.

Русский язык учит самостоятельно и добивается вскоре скромных успехов. Бытовой уровень. Пока что достаточно.

Проблемы начались сразу после свадьбы.
1. Ментальность разная.
2. Любовь - не любовь? Из разных миров выходцы все-таки.
С его стороны, видимо – да. С ее – вроде, как бы – да, хотя, впрочем….нет, нет, то есть, конечно – да. Кажется….
3. Где жить?

Он считает, что чувствует себя чужаком в Людвигсхафене, так как далеко от его любимой Баварии, где даже акцент другой.
Она – русская, с российским гражданством, но замужем за немцем, то есть с правом жить в Германии до упора. Или пока не разведется. Вроде бы. Точно не знает…
Вся родня в Сибири. Одна одинешенька, как говорится в стихах и в песнях.
4. Заводить ли детей?
С одной стороны – годы поджимают. С другой – см. первые три пункта. Хм.

Вот такой статус. Такие проблемы.
Кроме того, оба – лидеры.
Уступать друг другу не хотят. Тем более, что немецкий педантизм довлеет над русской бесшабашностью.

- Таня, ты опять свернула десять пар моих носков не так, как я привык!
- Ой! Вы измазали его кисточку в корице, а он ей смазывает торты, которые сам делает!! Ой, мне достанется от него! Ой.

Это уже она обращается к нам.
Дело в том, что молодожены уезжали на Мальту в отпуск, а нам предоставили свою большую квартиру на это время.
А мы как раз и измазали кисточку в корице. Такой ужас!
Кстати.
Ребята съездили в марте в Мадрид. На недельку.
В мае смотались в Стокгольм. Проветриться.
И вот в августе – на Мальту.
Это у них отпуск такой – тридцать дней.
Так что до конца года планируют еще куда-нибудь слетать.

Проблемы, проблемы.
Съездили мы с ними в Нойштадт, где они присматривают дом на предмет купить. Однако есть четыре вышеуказанных проблемы.
Такое семейство.

Конечно, сейчас много немцев, американцев, израильтян и прочих разных шведов выписывают себе русских женщин, желающих приобщиться к Западу по разным причинам, не будем уточнять….
Но когда выписывается девушка для жарки, варки и постели – это одно, а когда оба на равных – это как бы совсем-совсем другое. Мне кажется.

А пока что на ее прикроватной тумбочке лежат книжки:
Акунин «Шпионский роман», «Коронация», «Пелагея и черный монах»,
Siegfrid Lenz “So zartlich war Sueyken”,
Michail Sostschenko – на немецком,
Татьяна Толстая – всякая муть,
Булгаков «М.и М.»,
Пелевин «Generation «П», «ДПП (НН),
Аксенов «Остров Крым»
И т.д. и т.п.

Так что полный халльеоу и чистый чьюююуусс, как принято говорить в уездных городках Германии.
Что в переводе на чистый русский язык означает:
Привет и Пока!

Послесловие

Прошло каких-то восемь лет.
Пара развелась.

"Она его за муки полюбила, а он её за состраданье к ним!" - это писал когда-то старик Шекспир.

А тут другой случай, мдя...
"Она его давно уж разлюбила, а он ей врезал по лицу как следует!" - это произошло в данном случае, к сожалению...
По-моему, она довела его до ручки своим мощным характером.

И так бывает
Tags: мои записные книжки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments