artur_s (artur_s) wrote,
artur_s
artur_s

Воры




Яков – философ.
Конечно, станешь философом в восемьдесят четыре.
Большая жизнь, как говорится, позади.
Три года воевал с немцами в Италии, потом учился, вел большое хозяйство в своем мошаве – на десятках дунамов* разводил фруктовые саженцы, одно время заводил коров, короче, этакий израильский крепкий кулак.
Но главное – характер ангельский.
Ко всему относится со смешком, с улыбкой.

- Где твоя Субару? – спрашиваю как-то.
- Украли.
- Как, когда, кто? – киплю я.
- Так ясно кто – бедуины. Вон там, рядом с мошавом, их кфар**. Они все время воруют, сколько я помню. Запомни, Дока, у бедуинов, а это те же арабы, болезнь: если он хотя бы один день чего-нибудь не украл – он болеет. Это у них в крови. Это те же цыгане! А о цыганах ты, наверняка, слыхал.
- Слыхал. Но почему ты так спокоен? Машина-то дорогая.
- А что мне делать, плакать? Найдется. Они же как делают, бедуины? Не от хорошей жизни они воруют. Детей в семьях полно. Их кормить надо. А как? Вот они и крадут у нас машины, потом на краденых машинах крадут овец из отар, часть режут на мясо, а остальных продают. Все. А машины продают по дешевке палестинцам где-нибудь в Дженине или просто бросают.
- Так это что?....То есть, это как?....То есть….И вот так спокойно ты говоришь?
- А что я должен делать? – и смеется.
- Ладно. С машиной ясно. А тракторон*** у тебя сперли – ты вообще молчишь. Ты хоть в полицию заявил?
- А толку-то. Он стоит каких-то две тысячи долларов. Я его даже не застраховал. Полиция даже не приехала смотреть, по телефону записали данные – и все. Тоже бедуины украли. Больше некому. Бросят где-нибудь, в каком-нибудь вади****, потом мне сообщат, через полгода. А может, нет. Воров много, а здоровье у меня одно. Чего расстраиваться? Вон возьми грейпфрут или памелу, поешь, пока я кофе завариваю.

Flag Counter



Тихо жужжит кондиционер, вея прохладу.
Адасса, жена старика, привычно ворчит, кипя от мужниной философии.
За нашими спинами телевизор тихо бурчит про политику.

- Ну ладно, это дикие племена воруют, - добродушно продолжил хозяин дома. – А хочешь, я тебе расскажу, как это делалось в Европе?
- Давай. Где в Европе? У меня в Италии, на Капри, фотоаппарат сперли недавно…
- Вот, вот, я как раз про Италию.

В сорок третьем году нас, евреев-добровольцев собрали в порте Црифин******, тогда это был арабский кфар Сарафэнд, посадили на корабль и отправили в Дженифу, в Египте, рядом с Суэцом.

Там, около Горького озера, нас готовили в течение трех месяцев.
Потом на кораблях мы поплыли в Италию до Таранто, а оттуда поездом до Нолы, рядом с Неаполем.
Там располагалась большая военная база.
Потом, через переход Бреннер, на границе Италии и Австрии, мы колоннами везли людей и оружие в Европу.

С итальянцами мы контактировали постоянно.
Я вот тебе рассказывал о бедуинах. Но это у нас, здесь, в Азии, на Востоке. А те, европейцы, точно такие же. Вот ты и сам говоришь, что уже в двадцать первом веке они воруют фотоаппараты, а тогда….

Ты, верно, слышал о Хане Сенеш и о тридцати других еврейских парашютистах из ишува*****, которых забросили тогда в разные страны Европы в тыл к немцам. Хана погибла, да много их там погибло. Но не об этом речь сейчас. Мы же с тобой про воров...
Адасса, плесни-ка нам в рюмочки чего-нибудь покрепче! Как войну вспомню, выпить тянет.
Да.
Вот.
О чем я?
А, о ворах.
Вот, везу я как-то одну из наших парашютисток по нужному адресу. Я ее сопровождал как раз до Бреннерского перехода. В машине грузы, продукты, амуниция. Ждал я ее с полчаса. Но ты не думай, что я сидел в кабине. Ага. Черта с два!

Я засел в кустах, метрах в двадцати от машины, оттуда был полный круговой обзор.
Автомат наизготовку. Слежу, чтобы не подкрались итальяшки откуда-нибудь. Чтобы не стибрили чего из машины!
Они ушлые до ужаса. Да еще и голодные тогда были. Впрочем, как мы все в те времена.
Давай, давай, бери печенье, вот сыр, если хочешь, вот сахар, вот сукразит, угощайся, Дока, ты хорошо слушаешь!

Или вот, например, идет машина с англичанами в гору.
А тогда ведь слабенькие машины были. Что это за грузовик, полторы-две тонны! То ли дело сейчас!
Так вот, на подъеме машина еле тянет, пыхтит, тарахтит. И умные итальяшки на подъемах, на малой скорости забирались в кузов и тащили все подряд! И что? Англичане палили в них на поражение! Поубивали множество воришек. Да. Голодных, конечно. Черт побери.

Адасса что-то проворчала в очередной раз. Не пугай, вроде того, мужичка, мол. Страхи, мол, любишь нагонять.

Но Яков уже распалился.
Допекли его воры, все-таки.
- А ты знаешь, какой случай недавно был в одном мошаве на Гильбоа? Кушай, Дока, угощайся!
Там один еврей разводил овец. К нему повадились по ночам арабы. Воровать. То парочку свистнут, то еще…. И вот что он сделал однажды. Он засел ночью в засаду. А вместо ружья взял ведро краски. Красной. Сурик, наверно, не буду врать.
Изловил двоих, напугал, заставил раздеться догола, связал и обмазал краской всю рожу и все тело. Утром повел их в полицейский участок. Там составили протокол и отпустили воров.
Через три дня все повторилось.
Поймал тоже двоих в загоне для овец, раздел, связал, покрасил. В полиции то же самое. Протокол, отпустили, а ему пальчиком пригрозили: у нас, мол, демократия, почему людей красишь?
Вот.
Через месяц получает еврей бумагу. Штраф и приглашение в суд. Штраф он заплатил, шекелей триста, а условно ему припаяли полгода – за неправильное поведение.
Но это не все.

Еще через месяц – пересмотр дела.
Кто-то из сердобольных человеколюбцев, у нас таких полно, ты знаешь, подал на пересмотр дела. Мужику дали восемь лет и штраф тридцать тысяч. Сидит сейчас. Сын ведет хозяйство, жена навещает его в тюрьме. А, между тем, четырежды за два года арабы забирались в отару и тащили овец. Всего уперли штук пятнадцать – двадцать.
Сын-то боится людей красить! Папа не велит. А полиция довольна: порядок навела!
Вот такие у нас дела творятся.
Боимся мы, дураки, что о нас в Европе скажут!
Те же итальянцы, к примеру.
А знаешь, что делают в Америке?
Если ты обнес забором свое владение – любой, кто заберется – труп. По закону. Мой знакомый так и сделал. Завел двух волкодавов и написал на ограждении в нескольких местах: «Частная собственность! За свою жизнь, господа воры, вы сами несете ответственность! Прошу перелезть через забор и познакомиться с моими собачками. Они как раз очень голодны!»
И все дела!
Но это Америка! Она не боится, что о ней скажут в Европе. А мы….
Эх, Дока, Дока!
Налить еще?
------------------------------------------------
* 1000 кв.м.
** деревня
*** мини-трактор
**** овраг
***** еврейская община в Палестине
****** Записано со слов Якова. Вероятно, из Црифина их переправили в порт и далее по тексту.
Военный городок Црифин был создан в 1917 году Британской Армией. 14 мая 1948, в день провозглашения независимости Израиля, англичане покинули Црифин, оставив городок арабам, так как не хотели терять мандат над Палестиной и надеялись, что евреи, убоявшись арабов, попросят их остаться. Однако спустя 5 дней спустя евреи выбили арабов из Црифина. С тех пор Црифин – военная база Израиля.
Tags: мои рассказы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments