artur_s (artur_s) wrote,
artur_s
artur_s

Игра в карты.




Предупреждаю:

Слабонервным, беременным и психически неуравновешенным читать, закрыв глаза и приготовив валерьянку, как минимум!

За шатким обеденным столом с алюминиевыми ножками и пластмассовым покрытием в стареньком холле больницы с облупленным потолком и обшарпанными стенами сидела группа, достойная кисти автора Запорожцев, пишущих письмо.
Шла игра в подкидного дурака.

Женя, парень лет тридцати пяти, сидел в инвалидной коляске и трясущимися руками неловко вытаскивал карты из колоды, попутно задевая и двигая ненароком лежавшие на столе.

- Я теперь почти не играю в карты, - извинялся он, - в шахматы – это я могу, а в карты.…
Вот приедет из командировки доцент Петухова, она мне обещала, что там, на конференции должен быть доклад о рассеянном склерозе.…

Flag Counter



- Ну да, наука сейчас прет – ого-го! – поддержал Женю дядя Витя, старичок лет под семьдесят, отбившись от трех карт, подброшенных соседом, длинным и худым Толиком, сидевшим голым по пояс и дышавшим тяжело, с натугой и хрипами.

- Дядь Витя, - смешливо подзадорил я, отодвигая отбой в сторону, - может быть и тебе наука поможет с твоей бабкой справляться, а то, наверное, ты давненько ее не обрабатывал квадратно-гнездовым способом?

- Ты, Дока, молод еще меня учить! Как я бабку свою урабатываю – не твоего сопливого носа дело! И нету у меня с етим делом проблем! Когда будут – все вы узнаете.
- А как узнаем, дядя Витя? – ехидно включился Толик.
- Как, как.… Застрелюсь или повешусь к ебеням! Как… ты вон лучше отбивайся, а то до обеда не управимся!

Я, дядя Витя и Женя лечились в нервном отделении, а Толик приходил к нам развеяться из кардиологии, куда попал вследствие врачебной ошибки.

-У него то, что в просторечии называется бычьим сердцем, а по научному: миокардит с тотальной сердечной недостаточностью! – объяснила мне знакомая врач-кардиолог, когда я спросил, чего это он все время ходит полуголый, напирая на то, что шибко жарко.

-Что ж это такое?
-Он простыл, простая была простуда, грипп. Но в селе фельдшерица, врачей там сто лет не видели, лечила его только аспирином по темноте своей, а когда привезли к нам, выяснилось, что уже поздно чем-то помочь. Скоро он умрет.
-Как же так? И ничего нельзя сделать?
-Ничего.

Громоздкий холодильник, стоявший в углу холла, взревел в очередной раз после долгого молчания, с грохотом установил мотор-компрессор на шаткие ненадежные пружины рамы и заурчал, наконец, бесконечную и ворчливую, монотонную песню.

- Ну, ты идешь, наконец? - вывел меня из задумчивости Женя, - ходи с козырей, а то я все твои пики давно уже изучил!

Женя закончил тот же университет, что и я, только несколькими годами раньше.
Но ему, видать, повезло меньше, чем мне, тьфу-тьфу.
Его болезнь быстро прогрессировала, он уже не мог вставать с коляски без посторонней помощи.
Эта чертова болезнь идет снизу, с ног, потом отнимаются руки, а потом…

-Чего-то мне херово, братцы, - вдруг сказал Толик, - Дока, помоги мне добраться до отделения.

На койку в своей палате он почти рухнул.
- Знаешь, парень, - тихо прошептал он, - я вот поправлюсь, и махнем мы с тобой на рыбалку к нам на озеро. Там такие плесы.… А вокруг – сосняк! Какой же там у нас воздух! Вот возьмем закидушки.… Ну и, конечно, водяры с пивком! Нажремся до зеленых соплей.… У меня всегда и бражка есть, конечно.… И мы с тобой…

- Толик, ты чего это? Глаза-то закатываешь… Плохо тебе? Может, врача?
Он только слабо пошевелил рукой: Не надо,мол.

Двое его соседей по палате приподнялись с коек:
- Толик, ты чего?
Толик вдруг задышал чаще, глубоко, хрипло, широко открыл глаза и невидяще уставился в потолок.
Потом резко выдохнул и раскинул руки в разные стороны.

Воздух с тихим свистом вышел сквозь сжатые зубы.
- Доктор! Доктор! – заорали мы все втроем.
- Жми кнопку! Давай!
Полминуты спустя ворвался дежурный врач с электрошоковым аппаратом в руках.

- Вон! Все вон! – закричал он, прилаживая прибор к груди Толика.
Мы трусливо двинулись к выходу, не сводя глаз с кровати, на которой под ударами электрошока подскакивало безжизненное тело.

Доктор вышел через пять минут и, ни на кого не глядя, унес в ординаторскую свой аппарат.
Нас не пустили в палату, а еще минут через десять вынесли Толика, завернутого в простынь и положили к стенке коридора на пол.
Потом санитар с каталкой увез тело в морг.

В карты мы так и не доиграли.
Tags: мои рассказы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment