artur_s (artur_s) wrote,
artur_s
artur_s

Снова о сверхгибкости.




Я как-то уже писал о сверхгибкости.
Согласно бородатому анекдоту, сверхгибкость – это когда ты настолько гибок, что можешь сам себя укусить за задницу!

В стародавние времена, когда вода была мокрее и все мы вместе, под дудочку морального кодекса советского гражданина, прямиком шли к коммунизму светлой дорогой, даже и там и сям встречались проколы по именно моральной части.

Кто-то втихую приворовывал, кто-то нагло обманывал, а кто-то даже воровал, обманывая.
Причём, завираясь при этом до полной невозможности!

Мой первый шеф, о котором я тут рассказывал:
http://artur-s.livejournal.com/106917.html?nc=15 ,
прихохатывая, говорил в полный голос:
– Вот чёрт! Крутится, паразит! Гибкий, пёс, врёт и не помрёт!

Частенько вспоминаю я эти слова.
Жизнь подбрасывает прецеденты, как говорится.

Flag Counter



Первый.

Делал я как-то проект тут у нас в Израиле.
Фирма-заказчик солидная, дальше некуда.
А наводчиком на исполнителей проектов была фирмочка послабже, похилее и пожиже.

Командовал фирмочкой статный красавЕц с басовитым голосом и осанкой Шаляпина.

Этот Шеляпинд, мать его... женщина..., выдал мне техническое задание и почти пропел:
– Сделай быстро и качественно, и будет тебе большое щасте в виде длинного зелёного рубля! Но делай строго по тексту задания! Шаг вправо или влево – и ты в гигантской жопе!

Я схватил бумаги и помчался клепать зелёные рубли.
Мучился полтора месяца.
Практически не ел, не спал, не пил. Очень хотелось заработать круглую сумму, о которой этот грёбаный Шеляпинд мне сказал вслух и даже повторил снова, грассируя рычащими согласными буквами и подвывая на гласных!

Умотался я крепко, учитывая, что эта работа делалась сверх основной, которая была с восьми утра до пяти вечера.

Прошли полтора месяца.
Пролетели, промелькнули.

Я похудел килограммов на пять, здоровье слегка покачнулось, глаза потеряли обычный и задорный блеск.
Короче, умотался вдрызг, в сиську, в дупель и в дребезину!

На предварительную сдачу проекта из большой фирмы прибыла представительная, как принято говорить, комиссия аж из семи человек.

Этот мой Шеллупинд доложил, красиво вибрируя голосовыми связками, и раздал каждому члену комиссии копии шестидесяти листов проекта, выполненные мной, которые, до того как началось обсуждение, приказал отшлёпать на копировальной машине.

Дальше началось кино.

Члены комиссии внимательно, в течение двух часов, изучили материал, поговорили, похвалили меня, а потом один из них и говорит:
– Ну?
– Что ну?
– А дальше? Где вторая машина-то?
– Какая вторая? – севшим голосом интересуется мой басовитый шеф.
– Ну, как же! В техзадании мы за эти бабки прописали две машины! Одну вы сделали. Где вторая?

МамарОдная!
Я так и встал, где сидел!
А потом упал, где стоял.
Смотрю на слегка посиневшего статного красавца, который слинял, погас и засуетился.
Тот поскакал за техзаданием, принёс, открыл и…. упавшим голосом прожурчал:
– Эээ… ммм… да… кхм.

Там, в задании, ивритом по белому было написано: две машины.

Шыляпиндд, падла, не прочитав толком писанину, заделал мне козу!
Оказывается, за выделенные гроши надо было сделать две машины, что было практически нереально по срокам и, если бы я знал об этом своевременно, я бы послал его куда подальше!

Но работу я сделал.
Олух представил это комиссии.
Те ждут продолжения прожекта.
А я не врубаюсь в ситуацию!

Кончилось всё грустно.
Шулляпинд всё свалил на меня.
Он запел красиво по тем же нотам, что и раньше!
Ну, мол, Дока всё сделает. Будет, как надо! Ага, за те же денюшки. Да, да. Будьте спокойны, граждане комиссия! А как же!

После того, как комиссия исчезла, я взял певца за воротник.
Я становлюсь грубым, когда меня злят.

– Какого хрена ты меня подставляешь? Вот чёрт! Крутишься, паразит! Гибкий, пёс, врёшь и не помрёшь!
Это я вспомнил Журенкова.
– Ты же прошлёпал техзадание! Читать не умеешь? Отдавай все копии проекта, я забираю их! Рассчитаешься за сделанную работу – продолжу дальше!

Ну, дальше неинтересно.
Бой быков, как говорится, продолжался в партере.
Долго и нудно.
Победил певец Шеллупоньд со счётом один – ноль.
Я тогда ещё был неопытным израильтянином и слабо противостоял наглости и настырной напористости.

Но урок запомнил.
И он мне пригодился в дальнейшем.

(продолжение следует)
Tags: мои записные книжки.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments