artur_s (artur_s) wrote,
artur_s
artur_s

И вновь поговорим о любви...




Давным-давно, лет этак шесть-семь назад, моя френдесса norma200 спровоцировала меня на попытку описания романтической Чистой Любви.
Попытка – не пытка.
И я разразился тогда целым трактатом!

Интересно, что изменилось в наших головах за прошедшее время?
Прежде всего, в моём ЖЖ появились тысячи новых френдов.
Вот и хочется узнать, как они смотрят на эту, волнующую абсолютно каждого человека на Земле, как мне кажется, проблему.

Попробуем.
В начале сего трактата я позволю себе выдать постулат: Если мы говорим о Чистой любви, значит, имеем в виду, что есть и Грязная любовь.
И о ней мы знаем Всё!??
Хм...

Это первое.

Flag Counter



Философ Владимир Соловьев так писал когда-то: «Смысл человеческой любви вообще есть оправдание и спасение индивидуальности чрез жертву эгоизма. На этом общем основании мы можем разрешить и специальную нашу задачу: объяснить смысл половой любви. Недаром же половые отношения не только называются любовью, но и представляют, по общему признанию, любовь по преимуществу, являясь типом и идеалом всякой другой любви (см. Песнь песней. Апокалипсис)»

А вот что пишет некий Хосе Ортега-и-Гассет в своем сочинении «Приметы любви»:
« Поговорим о любви, условившись, что о "любовных историях" мы говорить не будем. "Любовные истории", самого неожиданного свойства, то и дело случаются между мужчинами и женщинами. Им сопутствует множество обстоятельств, усложняющих их развитие до такой степени, что более всего "любовным историям" можно отказать в том, что действительно стоит называть любовью. Что может быть заманчивее для исследователя, чем психология "любовных историй", со всей их пёстрой казуистикой, однако нам будет не просто во всем разобраться, если сначала мы не определим, что же такое любовь сама по себе и как таковая. Кроме того, мы сузили бы тему, сведя её к рассмотрению любви, которую испытывают друг к другу мужчины и женщины. Тема неизмеримо шире, и Данте полагал, что любовь движет Солнце и другие светила. Даже если мы воздержимся от столь вселенского охвата, нам следует учесть все многообразие проявлений любви. Не только мужчина любит женщину, а женщина любит мужчину; мы любим также искусство и науку, мать любит своего ребенка, а верующий любит Бога. Огромное множество и разнородность объектов, подчиняющихся законам любви, сделают нас осмотрительнее и не позволят счесть присущими любви те особенности и свойства, суть которых, скорее, в природе всевозможных любимых кем-либо объектов.»

Если Вы ещё не запутались окончательно от идей мудрых философов, давайте вернемся к моим изыскам.
Итак, я утверждаю, что есть :
1. Романтически чистая любовь.
2. Грязная любовь.
3. Просто Любовь.

Как правильно заметил мой друг Хосе, «мы любим также искусство и науку, мать любит ребенка, верующий любит Бога»…, а все мы любим родину. Это и есть чистая любовь. Её, вероятно и просит описать моя красивая френдесса, но я почему-то думаю, что всё же она держит в мыслях нечто другое!

Она явно просит меня описать случаи, когда мужчину терзает любовь к женщине, но без всяких "гадостей" вроде секса или «просто потрогать»!
Лично я могу припомнить три случая из своей жизни, которые подпадают под определение чисто-романтической любви.

Первый – в седьмом классе, когда меня впервые в жизни пригласила танцевать девушка и я, оттанцевав нечто вроде танца, немедленно в неё влюбился, потому что впервые держал в руках женское тело. Кровь била в голову, душа пылала, сердце трепетало, что являлось выраженными признаками влюбленности.
Прошло за три дня.

Второй – попозже, в девятом-десятом классе, когда тощенькая рыжеватая девочка-соклассница вдруг стала сниться и мерещиться в мозговом дурмане постоянно, без всяких пошлых мыслей, а если таковые приходили непроизвольно в голову, я гнал их жестко и гневно:
- Фу, как тебе не ай-яй-яй! Некрасиво! Прекрати!

Но этот случай ясен, как дважды два: попёр гормон! берегись! романтика рулит, советско-комсомольская классика давит на психику!
К слову сказать, через восемь лет я с ней встретился уже в койке и был чрезвычайно расстроен её худобой, синюшностью кожи и нелепым поведением в процессе, так сказать...

Третий случай – клинический. Там нестыковка внешнего вида объекта любви (толстая не в меру девушка ) - с заоблачно-романтическими представлениями о единственной, желанной, стройной, не говоря уже о полном диссонансе в представлениях о будущей совместной жизни.
Почему клиника?
Да потому, что эта расстыковка привела к болезненной депрессии с потравой всего организма ведрами лекарств, примерно на десять лет!

Все три случая в корне отрицали в своей чистоте секс как таковой!
Ибо чистая ведь она, любовь, должна быть...
Простим мне это.
Это было давно. Это же был несовершенный двадцатый век!

Обратимся к любви «грязной», то есть, с сексом, с раздутыми ноздрями, с прерывистым дыханием и страстными криками:
- Ой, ой, сейчас кончу!
Здесь, надеюсь, все ясно. Здесь определенные желания превалируют, здесь правит бал не столько любовь, сколько наша животная сущность.
Этот тип любви всем хорошо известен и не стоит на нем останавливаться.

А вот последний, третий пункт в моей градации заслуживает особого внимания.
Любовь – и все!
Здесь смешаны оба первых пункта, здесь душа и тело слитны.

Если ты хочешь всегда, каждую минуту, быть вместе.
Если ты скучаешь, едва расставшись.
Если все мысли, ну почти все, о ней.
Если тебе плохо без неё.
Если ты смертельно боишься её потерять.
Если при виде её тебя переполняет радость.
Если ты не замечаешь её морщинок, а видишь всегда такой, какой она была на первом свидании. Если ты готов для неё перевернуть мир.
Если ради неё ты готов поступиться своими желаниями.
Если ты чувствуешь, что это твоя крепость.
То это и есть Любовь.
По-моему.

С тобой не страшны мне судьбы повороты,
Ухабы дорог и удары сплеча.
В глазах твоих есть затаённое что-то,
Что до сих пор спать не дает по ночам.

Ни блеск седины, ни морщинок наброски
Таинству любви не мешают ничуть.
Ты мягкою линией угол мой жесткий
Скругляешь, рукою скользнув по плечу.

В судьбе неспокойной я черпаю силу
В любимых глазах, отвергая напасти.
Будь вечной звездой мне в пути, моя милая,
И пусть нам обоим сопутствует счастье!


(Из моей книги стихов «Серебристая звезда», Израиль, 1998. с.101.)

Примерно так.
Tags: любовь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments