?

Log in

No account? Create an account

Наше общее прошлое ещё из той жизни. - Дока. Инженер ваших душ. — ЖЖ

окт. 16, 2015

02:43 pm - Наше общее прошлое ещё из той жизни.

Previous Entry Поделиться Next Entry



Из моей книги "Восхождение"



Книга Вторая.

Глава восьмая.


В конце восемьдесят второго я поехала в Румынию и Болгарию.
Беру две путёвки. На себя и на Веру.
В поезде до Москвы я всю дорогу проплакала. Вера смотрела на меня сухими, злыми глазами и твердила:
– Забудь его, забудь его.

Летели мы через Бухарест.
И там, в Бухаресте, нам пришлось одну ночь ночевать в гостинице.
Отель в центре города, огромное шикарное здание, высоченные потолки в номерах, большие кровати. Нам дали на двоих комнату на втором этаже.
Когда мы подходили к своему номеру, Вера сразу предупредила меня, что она любит спать у окна.
Заходим – темно.
Включаем свет. Вера начинает разбирать постель со своей стороны и вдруг говорит:
– Смотри, на коврике кровь!
Поднимаем простынь с этой же стороны – и там следы крови на матраце!

Верка и говорит:
– Я не буду здесь спать! Давай спи ты, а я на твоё место!
Я говорю:
–Что, я хуже тебя? Я вообще не буду ночевать в этом номере. Вдруг здесь было убийство? Что мы, прокажённые, что ли? Пошли к администратору.

Поменяли нам номер, но осадок, как говорится, остался.

Flag Counter



Ладно.
Наутро пошли по магазинам. Продукты страшно дорогие. Полки полупустые.
Потом нас повели в ресторан. Еда вкусная, но жирная, много специй.
Это всё, что у меня осталось в памяти от Бухареста.

Повезли нас автобусами в Болгарию.
По дороге смотрим в окна.
Румынские деревни страшные, грязные. Народ бедный, серый какой-то. Домишки задрипанные.

А как только переехали болгарскую границу, попали в рай!
По сравнению с Румынией и Советским Союзом это был рай! Красота необыкновенная.

Мы были в Софии, Пловдиве, в Варне.
Ездили по горам на экскурсии.
Природа обалденная! Мы были в конце сентября - середине октября. Бархатный сезон!
Приехали в Варну.
Там уже и в магазинах можно был отовариться.

Нас поместили в самый шикарный отель.
Был октябрь, и народу на курорте было мало.
Закрытие сезона. Такая красота!
Мы впервые толком увидели настоящий сервис. Болгария ведь тогда считалась Западом. Всё было замечательно! И обстановка, и холлы с зеркалами, и еда прекрасная. Бары и рестораны, и ночные клубы! Это был шик! Это точно был рай для простых советских врачиц!
Время провели здорово!

Веселились, отдыхали, я отключилась на сто процентов.
Забыла все свои печали.
В нашей группе было два молодых парня, лет по двадцать пять – двадцать восемь. Нам-то с Верой было по тридцать пять. Эти парни были моложе нас на восемь-десять лет.
Молодые девки крутились около них, а они липли к нам. Пойдёмте потанцуем, посидим, выпьем кофе!
Мы с Верой стали подтрунивать, похохатывать, мы же их за детей держали. Мы же не привыкли с такими детьми общаться! Так что травили их от души.
Помню, они привезли тогда пластинку Кикабидзе, достали проигрыватель и крутили всю дорогу этого Кикабидзе.
Так в памяти о Варне и остались эти пареньки под музыку Кикабидзе.

Хорошо провели время, всё время смеялись, травили анекдоты, гуляли по улочкам. Мы их толкали:
– Мальчики, смотрите, сколько вокруг молодых девочек! Что вы к нам привязались?
– А нам с ними неинтересно! С вами хоть есть о чём говорить.

Они оба работали в Метрострое.
Потом, через много лет, один из них пришёл в поликлинику, где я работала зав. отделением, и вытаращил глаза на меня: не ожидал, засмущался…
Они вообще скромно себя вели, хорошие парни, не испорченные. Наверно, были рады, что относились тогда, в Болгарии, с уважением к нам.

В общем, нормально мы тогда отдохнули и расслабились. Я немного пришла в себя. Если бы не этот отдых, худо бы мне пришлось! Хоть на время забылась и отключила тебя из головы.

В начале восемьдесят третьего я специально поехала на усовершенствование в Москву на три месяца.
Магазины, магазины, театры, музеи.
Усовершенствовалась по самое не хочу.
Большой, Вахтангова, На Таганке, Кремлёвский зал, Третьяковка. Впитывала красоту.

Сделала шаг навстречу тебе, чтобы ты туда приехал, хотела посмотреть, как ты будешь себя вести. Просила, приглашала, советовала, настаивала.
Ты категорически отказался, ты всё сделал для того, чтобы не сближаться со мной.
Тогда я поняла, что я на правильном пути: я должна от тебя отталкиваться.
И с этого момента, когда ты просил о встречах, я говорила, что мне некогда!

Тогда ты понял, что начинаешь меня терять.
То есть, только через два года на третий, я видела это, ты начал дёргаться! Начал дёргаться и переживать!

Мы с Верой часто разговаривали о тебе.
Вера согласна с тем, что ты – сложный человек и если уж запутываешься, то сам не знаешь, как выпутаться.
Она говорит:
– Ему надо помочь! Ты знаешь, кто в таких делах играет первую скрипку, кто делает первый шаг в революции? Женщина. Всё зависит от неё! Так что продолжай гнуть свою линию, и всё!
Только ты спокойно относись к этой борьбе, потому что ты всё равно победишь! Они, мужики, только крутятся, как рыбы на сковородке, и думают, что это они всё делают в этой жизни! Они крупно ошибаются. Это мы, бабы, делаем! Всё равно он попадёт к тебе в сети! Только ты относись к этому, как к игре. Без суеты и нервов.
Ты уже своё дело сделала в этой игре – ты в него влюбилась, а теперь делай остальное спокойно.

Но как делать спокойно, без нервов, когда я тебя люблю?
Конечно, я страдаю и переживаю.

И вот я тебе и говорю: давай, съездим куда-нибудь вместе!
Смотрю, а по лицу твоему вижу, что слишком уж я насела на тебя: с одной стороны, ты и сам хочешь, а с другой – это для тебя проблема, да и не одна.
Тут и материально надо как-то крутиться: из семьи деньги на поездку брать, время выбрать для поездки и объяснять жене, куда это ты собрался…
А потом думаю:
– А ничего, крутись, как хочешь! Каша-то не мной одной заварена!

И смотрю, ты потихоньку стал созревать, созревать, и созрел!

(продолжение следует)