?

Log in

No account? Create an account

Шагов, или Переэкзаменовка любви. - Дока. Инженер ваших душ. — ЖЖ

ноя. 11, 2015

09:23 pm - Шагов, или Переэкзаменовка любви.

Previous Entry Поделиться Next Entry




Вдруг вспомнилось...

Доцент Шагов был страшен студенческой публике сразу несколькими параметрами.
Первое – он не смотрел в глаза.
Он смотрел куда-то вниз.
Но ежели его небольшие острые глазки впились в твои зрачки – значит тебе конец.
Утопит, как пить дать!
Второе.
Сам предмет.
На первой же лекции он объявил:
- Не надо отвлекаться на учебники и другую муру! Я вам читаю, вы конспектируете, а на экзаменах отвечаете только по моим лекциям – и всё! Шаг влево, шаг вправо – и вы в дерьме! Ясно?

Третье.
Мужик делал докторскую, а потому топил тематику в интегралах и дифференциалах по делу и без. Запомнить всю эту муйню без поллитра было практически невозможно.

Ну и наконец, в- четвертых, среди студентов за ним шла слава мясника и головореза вперемешку с кровожадным вурдалаком: из группы в двадцать человек он, как правило, топил с десяток.
Остальные выползали с экзамена с обглоданной башкой набекрень и трояками в зачетках.
Четверка у Шагова считалась верхом совершенства и большим шиком.

Flag Counter




В очередную сессию пришел и мне черед понюхать пороху и испить чашу.
На экзамен давалось три дня.
Но в моем графике этих дней не было.
Так же, как и всего остального.
Кроме НЕЁ!

Она была Любовью тех дней, Светочем и Головокружительной Мечтой, извиняюсь за пафос, но мне положено снисхождение: в восемнадцать лет и не такое бывает.
Ночные грезы, мечты и слезы, шальные мысли заместо бисли, и запах роз заместо розг.
А как же экзамен?
Какой там!...

Я кропал стихи, я говорил с ней вслух, сидя дома в одиночестве на диване, я исторгал вздохи….
В общем, оборзел парнишка и воспарил!

Достал фарфоровую статуэтку балерины и писал в стихах шутливую Инструкцию по эксплоатации...
Мозг выключился из реального времени, розовые сопли и блаженные сны наяву окружали меня плотной пеленой, отгораживая от остального мира.
Щенячье счастье обволокло душу сиюминутностью, оставив за порогом жуткую и жестокую действительность! В частности, в образе Шагова...

Песец подкрался незаметно.
Три дня пролетели.
В парах любовного дурмана я прибыл на экзамен.
Взял билет, сказал:- Ой! Подал зачетку.

Доцент, кровожадно сопя, отвел мою руку, влепив в зачетную ведомость жирную двойку и сказал, не глядя в глаза:
- Придете пересдавать вместе со всеми!

Мне показалось, что изо рта он изрыгнул пламя и звериный рык.
И только выйдя из аудитории я осознал трагедию: Шагов, двойка, пересдача!

Два слова в оправдание: вроде, подумаешь, делов-то, двойка.
Видали мы...
Но вот тут загвоздка: не видали мы!
Это была первая двойка за годы учебы не только в ВУЗе, а вообще в биографии, мать честная! Не было иммунитета, с-сук-ка.
Отличник долбанутый!
Все члены сковал ужас перед неизвестностью.
Любовь в душе скукожилась, угнетаемая страхом и стала мелькать в воображении другая Муза – Идея Неприятия объекта любви!
Какого черта, - подумалось, - я влип! Я влипп! Вляпался! Из-за чего, собственно? Из-за кого, собственно! Она там где-то сидит, радуется, а я... а мне... а Шагов ножик на меня точит...
Любовь исчезла.
Слетела, как с березы лист...
Испарилась, уступив место шкурной мысли: что делать и кто виноват? А может это и не любовь была? А может это гормоны сыграли свою злую шутку и разлетелись брызгами от ушиба о реальность?
В общем, надо было учить материал!

И началось!
Я был парнишкой толковым.
Разбил весь материал на две части и за два дня впитывал его по 18 часов беспрерывной долбежки.
Третий день пустил на повторение.
От великого ужаса перед страшным Шаговым материал впечатывался в мозг стройно, последовательно и четко. К концу третьего дня я, закрыв глаза, мог вспомнить весь текст без напряга.

На переэкзаменовку приплелась куча народу, не только из группы, но и со всего потока.
В аудитории стояла мертвецкая тишина, студенты печально смотрели в потолок большими зрачками.
Я глянул в билет и поднял руку.

- В чем дело? – Шагов смотрел мимо меня.
- А можно без подготовки? – выпалил я. В голове моей стоял шорох перелистываемых страниц с формулами.
- Готовьтесь, готовьтесь! – приказал доцент, - что за безответственность?
- Но мне не надо готовиться, я знаю!

Отвечать на первый вопрос я начал сходу, прикрыв глаза. Я считывал из памяти, мысленно перелистывая страницы.
- Так, ну, ну, - прервал Шагов, - давайте второй вопрос!
Тем же манером я переключился на нужную страницу в бешено работающем мозгу и начал тарабанить.
- Так, так, так. Третий! – приказал доцент.
Я отчеканил третий.
- А теперь выдайте мне схемку такую-то и объясните принцип работы!
Я выдал.

Шагов встал, попросил у аудитории внимания и вполголоса сказал:
- Я работаю в вузах вот уже двадцать пятый год. Но сегодня впервые увидел студента с блестящим знанием моего предмета! А посему заявляю вам, что впервые в своей практике я ставлю оценку «отлично» после «неуда», зная, что она идет в диплом! Вот так надо знать мой предмет!
И сел.

В полуобмороке от напряжения я забрал зачетку и негнущимися ногами отмаршировал прочь, подальше от этого жутковатого места.

Эпилог.
1. Через три дня вся информация по предмету выветрилась из головы. Я снова стал нормальным человеком.
2. Любовь затихла, вышибленная, вероятно, более доминантным чувством страха.
3. Больше таких фокусов я не вытворял.
4. Подход к теме любви и женского пола стал более прагматичным и сдержанным, подтверждая чеховскую идею о том, что если в стакан с прокисшим пивом плеснуть чуток скипидару, добавить жженных «Петербургских Ведомостей» и выпить, то будет уже не до любви. Разумеется, чеховские слова я привел по памяти. Не ручаюсь за точность.
Но за смысл ручаюсь головой!

Comments:

[User Picture]
From:anonim_from_rus
Date:Ноябрь 11, 2015 07:44 pm
(Link)
Спасибо, очень похоже - как у меня, только в ленинградском Политехе.
(Ответить) (Thread)