?

Log in

No account? Create an account

Курортный роман - 3. - Дока. Инженер ваших душ. — ЖЖ

ноя. 27, 2015

09:53 pm - Курортный роман - 3.

Previous Entry Поделиться Next Entry



предыдущее здесь:
http://artur-s.livejournal.com/1542654.html

– Здесь явно лучше.
Таиландцы подождут до другого раза, а вот друзы… Вот, кстати, к нам приближается официант!
Ну.
Чего закажем?

Из таиландского ресторанчика мы переместились в друзскую деревню Дальят-эль-Кармель, которая находится недалеко от Хайфы и живописно расположена на вершине горного хребта Кармель.

Главная улочка деревни, местный Бродвей, этакая перепутаница, куча мала, – это цепочка магазинов, магазинчиков, забегаловок, ресторанчиков и мелких лавчонок, забитых до потолка всякой бижутерией, картинами художников и всякими питами с хумусом, блюдами с бараниной, курятиной и коровятиной, в полнейшем художественном беспорядке и оживляемой местными кадрами в лице мужчин в национальной друзской одежде, с этими белыми шапками, длинными чёрными халатами и, что не менее важно, чёрными, седыми, длинными и покороче, усами на строгих загорелых лицах!

Дамы-друзки прячут свои достоинства в платки и балахоны, в соответствии с национальными традициями.
Это странный народ, живущий здесь издавна.
Одеваются похоже на арабов, язык арабский, а вера не столько в бога, сколько в землю, на которой они живут.
Так они и говорят: евреи здесь от бога, а мы от земли!

Flag Counter



Живописно одетый друз натащил нам подносов с блюдами, блюдечками и блюдцами, поставил бутыли и откланялся.

– Так. Кто у нас на очереди, с рассказом о курорте с приключением? А-а-а. Дока.
Давай, Дока.
Расскажи о своих мытарствах!

– Рассказываю.
Дело было давно.
Когда я не знал ещё, кто такие друзы и почему они живут на Кармеле, о котором тоже толком ни черта не слышал. Я тогда тяжко трудился, и некогда мне было отвлекаться на географию и историю. Так, краем уха, как говорится.
Я и про Израиль тогда знал из телевизера, что тут пустыня, и евреи мочат арабов, только не в сортире, потому что сортиров нет, а все какают прямо в пустынный песок! Такие были времена.

Но я не об этом.
Я о голубях.
Вот смотрите.
Там на проводах сидит голубка.
Вон там, слева, видите? А теперь гляньте вправо.
Голубь. Мужик. Самец.

Вот посмотрите, как он начинает ухаживание!
Надул грудь, ага.
Это, чтобы казаться больше своих естественных параметров. Теперь заворковал. О как!
Поёт, собака, морочит дамочке мозг. Отвлекая от задумчивости и показывая мощь своей глотки.

Теперь, гляньте, гляньте, каков дурак!
Попёр на неё, попёр, наседает…
Нет, мала подготовка.
Ну, вот, что я сказал? Улетела барышня.
Нахрап не годится! Нет, нет, гражданин голубь, тут надо с умом.
А где тебе взять умишка-то?

– Эй, эй, товарищ! Мы тут не про голубей слушаем тебя, а про бапп. Давай, выруливай от аллегорий к делу!

– Ладно, рулю. Но вы меня поняли насчёт голубков? Аккуратней надо! Тщательнее, по Жванецкому!
Так вот.

Дело было на Кавказе.
Это теперь Кавказ чёрт-те чо.
А раньше это была здравница. Всесоюзная. То есть, со всего Союза народ наезжал в здравницу и уже здесь создавал свои союзы!
Временные, в основном. Даже я бы сказал, кратковременные.
На денёк. На недельку. Но не дольше!
Поскольку народу-то приезжало ого-го сколько, и надо было обсоюзиться с как можно большим числом граждан, чтобы не создавать ненужную толкучку и прочие очереди!

– Дока! Ты меня лично уже забодал! – Старик не выдержал. – То он про голубей, то про Кавказ… А то мы на Кавказе не были! Давай к делу! Где был, кого залюбил? Давай, а то вон вино киснет, и на подносе все остыло! Дёрнули, что ли? За Кавказ!

– За Кавказ, так за Кавказ! А я хочу рассказать про Пятигорск.
Вы, наверно, помните, что Пятигорск – это Северный Кавказ, там всякие-разные воды, на которых ещё Лермонтов лечился, и тут же у горы Машук отлечился напрочь. И водички более не попил…
А я как раз приехал пить.

– Хм. Ну, мы это поняли, – вставился Друг со смешком, – Ркацетели-Цинандали, что ли?

– Без этого нельзя, конечно, ибо законы кавказского гостеприимства, но я и водичку попил там минеральную. Заодно уж…
Не в этом дело.
А дело в том, что пил я её в Цветнике. Помните, где это? Вот-вот, в самом центре курорта, там как раз самая большая водохлебательница.

Я там ещё нос к носу столкнулся с Майей Плисецкой, балериной, она там тоже чего-то лечила.
Но ближе к телу!
Иду себе, нахлебавшись водички, по этому самому Цветнику, а потом вывернул с главной дорожки и попёр по узкой улочке, слегка в гору.
Смотрю, идёт.

Может быть, я вам про этот случай рассказывал, извиняйте, но повторюсь и нарисую эту картину новыми красками.
Идёт, значит.

У всех граждан пять чувств, вроде бы. А у меня есть ещё шестое.
Нюх на баб-с.
И вот ёкнуло у меня в одном месте! Да так, кольнуло крепко.
Нет, Старик, не там, где ты думаешь, а в животе, в районе где-то между селезёнкой и печёнкой, в кишке какой-то!

Спускается мне навстречу фигуристая чмара с талией, невообразимо эстетично вписывающейся как раз между верхним и нижним бюстами! Очень элегантно и аэродинамично!
Посмотрел выше.

А там лицо.
Очень приятное, что-то среднее между Лизой Тейлор и Моной Лизой. То есть, с одной стороны, мировая скорбь, а с другой – черти сидят упакованные!

Вы представляете, какая смесь? Взрывчатая!
Спичка – и всех разнесёт в клочья к чёртовой бабушке!
Это я про себя.
Правда, на спичку я вряд ли похож, но засерять мозг – это мне раз плюнуть!
Кстати, когда я был на курсах военной переподготовки в Богодухове, под Харьковом, там был один из Гомеля. Работник гомельской спичечной фабрики.
Так вот он на вопрос, чем там занимаются, отвечал вполне себе серьёзно: спички засеряем! Они там макают палочки в ванны с серой, да и засеряют эти самые спички.
Но я отвлёкся.
И вот эта красотка спрашивает меня, предварительно просверлив карими глазками:

– А вы не знаете, где здесь Цветник?
– Знаю, – говорю, – могу проводить.

И пошли мы.
И пошли, и пошли…

Она жила на квартире у какой-то злой бабки.
А я культурно в самом санатории.

И вот каждый день, при встречах, она давай плакаться.
Бабка вредная. Цепляется. Приходить вечером засветло! Вставать утром затемно! Мыть за собой! Стирать где хочешь, только не дома! И так далее. В общем, бабка гавно, красотка в слёзы: уеду домой, уеду, уеду!

Вы, мужики, женщин знаете.
Слезой женской нас можно на составные части разобрать!

Я напрягся.
Дело в том, что я уже в первый вечер нашего знакомства успел тактильно изучить под нехитрой её одеждой все самые интересные переходы от талии к обоим бюстам, но, вы же понимаете, впопыхах, в антисанитарной обстановке, в условиях тотального отсутствия замкнутого помещения, потому что к бабке ни-ни! – убьёт нахрен, а в моей комнате в санатории сидел-лежал-ходил круглосуточно мой сосед, тот ли ещё хмырь, не столько больной, сколько дурной, потому что, когда я обратился к нему, чтобы он погулял, он выдал мне лекцию на предмет вреда блядства, алкоголизма и прочего коротко и смачно: никакого блядства, никаких баб, от них только одни трипперы да гонореи! Видать, натерпелся он на курортах, бедолага!

И вот у меня появилась дилемма.
К бабке не ходи, как говорится, в комнату нельзя.
Что касается кустов и прочей природы, то у меня на это дело идиосинкразия и аллергия. Кроме того, дело было осенью.
Холодно.

Что бы вы делали на моём месте, ребятки? Впали бы в тоску зелёную? Пошли бы искать другую деваху?
Нет.
И ещё раз нет!

Не таков я, ребятки!
Да и после того, как я проехался шаловливыми ручками от и до, как говорится, я упёрся рогом и сказал себе:
– Дока! С такой гладкой и шелковистой кожей, с такими формами и моей вспыльчивой реакцией на них надо что-то делать!

И я пошёл к квартирному маклеру и снял для моей пассии комнату в частном доме, недалеко от этого чёртового Цветника.
Ну, а дальше рассказывать неинтересно.

Разве что это: от радости, подруга отдалась впервые мне тут же, в подъезде этого дома, в окружении самом что ни на есть антисанитарном.
Но зато потом, когда мы, наконец, добрались до койки, я обнаружил в тусклом свете сорокаваттной лампочки огромный шов, шедший на теле моей красавицы практически от горла и до самой этой самой…
Пару лет до этого она попала в дикую аварию, её еле спасли, распластав всё тело и убрав покалеченное.

Отсюда делаем вывод.
Внешняя красота – это одно, но надо всегда покопаться и под покровом!
Душа душой, но от такой хирургии импотенция обеспечена.
Хотя бы временная!
Так что, доверяй, но проверяй!
Если хочешь качественно отдохнуть на курорте!

Вот и всё.
Это про Пятигорск.
А всякие другие интересности в другой раз.

Там будут и Сочи, и Мисхор, и Дзинтари.
Да мало ли курортов было на территории Союза!
Сейчас фиг туда прокатишься.
То война, то запустение.
Все норовят в Майами да на Лазурный берег!
Или к нам в Эйлат.

Но это отдельная песня.
Налегаем на друзскую питу!
С хумусом!