?

Log in

No account? Create an account

О мужчинах. Коротко. - 3. - Дока. Инженер ваших душ. — ЖЖ

дек. 4, 2015

04:10 pm - О мужчинах. Коротко. - 3.

Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry



Из моей книги "Циклотимия"



Цикл. О мужчинах. Коротко. - 3.

Москва - Тарнеголь.

Симпатичный москвич. Коренной.
После армии окончил техникум и дорос к серьезному возрасту до начальника.
ЖЭКа или ЖКК - не суть важно.
Важно, что начальник, то есть, манеры, стать - соответствующие.

Женат на толковой еврейке, она - кандидат наук, работает в солидном учреждении.
Дочь - музыкант.
Все - чин-чинарем.
Казалось бы.
Развод подкрался незаметно.
Трах! - и начальник женится на другой, а кандидат наук выходит за другого.

Бывает.
Жизнь пройти - не в поле свистнуть раком!..
Да...

Но все только начинается.
Помирает его новая жена, царствие небесное.
Но что это? Помирает и новый муж!
Вот те раз! Чуть ли не единовременно.
Перст судьбы какой-то.

Flag Counter



Грянул 1994 год.
И сказала супруга:
- Гей, хлопец, продавай тут всё!
Едем на родину моих предков, а то в Москве заплохело совсем, ну её, Москву.

И поехали, несмотря на седину в бороду.
Продал хлопец дом и кров, как поет Пугачева, и уехали они в Израиль к великому удовольствию дочки, которая успела в Москве тоже выйти замуж, родить ребенка и жутко разочароваться в своем муже-недотепе.

Купили они новый кров и - всё.
Ульпановский иврит выветрился с первым порывом ветерка на второй день.
ЖЭКов никаких нету, начальник без иврита - что пар на морозе - одна видимость, руками работать тяжело, лень и неохота.

Короче, сидит человек 10(!) лет дома.
Иногда, пару раз в год, побелит стены кому-нибудь, срубит малость шекелей, да и отдыхает от усталости.
Жена тоже ивриту не знает, не врубилась. Подвизается на присмотре за старичками.

Но кормятся они с госпособия, скромно, что временами входит в клинч с его повадками начальника, критикующего почем зря израильские порядки, законы, жизненный уклад и бездействие местного муниципалитета.
На вопрос, почему не работаешь по чуть-чуть? - выпячивает нижнюю губу и обиженно рассказывает про болячки, мерзость властей и дикость аборигенов.
- А чего в Москву не возвращаешься?
- Там еще хуже!- говорит, и рассказывает о безобразиях города-героя, о пробках, толпах, коррупции и прочих пакостях.

Но очень переживает за непутевую дочь, бросившую своего валенка и родившую по-новой ребеночка от семейного аборигена; за жену, которой сочувствует, что ей на перекладных приходится мотаться к своим бабкам; за муниципальное неправильное руководство; за нерациональное использование водных ресурсов в масштабе квартала, за безобразных политиканов, доведших страны (Россию и Израиль) до ручки; за все недостатки в мировом масштабе, которых он категорически бы не допустил, если бы...тут начинается путаница и сумбур, сводящийся к неверно выбранному языку общения в Израиле и жуткую бюрократию.
Однако, при всем при том, сидит дома.
Вот уже десять лет. Юбилей!

Примечание
Рассказ написан 10 лет назад.
Так что можете в тексте читать вместо "10 лет" - ДВАДЦАТЬ.
Такие дела, ага...


продолжение следует