?

Log in

No account? Create an account

Грустные и смешные истории . Цикл - 9. - Дока. Инженер ваших душ. — ЖЖ

дек. 8, 2015

03:19 pm - Грустные и смешные истории . Цикл - 9.

Previous Entry Поделиться Next Entry



предыдущее здесь:
http://artur-s.livejournal.com/5107833.html

Это был рассказ горько-сладкий (для тех, кто понимает…)

Отпуск в июле.


Часть первая. Andante Cantabile.

Рассказ кисло-сладкий.

Какое это было лето!
Сказка, а не лето.
Это был июль в Крыму, в Мисхоре.
Пансионат находился в пяти минутах ходьбы от моря.
Собственно, мой корпус громоздился чуть подальше, а главный корпус – как раз ближе к морю.
События, о которых пойдёт рассказ, происходили в этих двух зданиях.
Итак.

Получив ключ от своего номера на третьем этаже, и провернув его в скважине, я услышал храп.
Это спал Виталик.
Номер был стандартный, пара кроватей, стол, шкаф и окно с видом на море. А Виталик оказался моим соседом по комнате на все две недели.
Сам он приехал то ли из Краснодара, то ли из Армавира, жаль, что я не уточнил, потому что таких пацанов сейчас уже не делают. Таких - хороших, я имею в виду.
Добряк, спокойный с виду, здоровый парень, мой одногодка. Нам было по двадцать пять.
Мы сходу спелись.

Зачем приезжают молодые мужики в Крым на пару недель?
Правильно!
Даже не стоит слушать ответа на этот вопрос.
Затем же, для чего приезжают молодые барышни в Крым на две недели!
Ясно?
Вот и договорились!

Flag Counter



Разбудив храпящего, я коротко изложил ему свои взгляды на жизнь, а если быть абсолютно точным, то на её отрезок, совпавший именно с этими самыми двумя неделями.
Надо ли говорить, что наши взгляды совпали почти полностью, с той лишь разницей, что мне нравятся черноокие брюнетки, а ему светлоглазые блондинки, что объяснялось именно тем, что я – сероглазый шатен, а он – черноглазый брюнет.
Ладно, решили мы, это хорошо, что у нас вкусы разные – не подерёмся из-за девочек!

На эту устную Хартию о Неприкосновенности у нас ушло не более десяти минут, а минут через двадцать мы уже утюжили променад между морем и Главным корпусом в поисках искомого, учитывая, что время пошло, от двух недель оставалось уже не так много, и терять его попусту было равносильно преступлению против человечности, имея в виду как раз именно девушек, которым приходится в данную минуту болтаться в одиночестве без нас!

Прочесав местный Бродвей, мы с огорчением вынуждены были констатировать печальный факт отсутствия присутствия необходимых нам дозарезу кадров!
Печаль охватила все наши члены, не подумайте плохого, от ног до головы.
Ноги шлёпали по асфальту устало и безнадёжно, как и полагается ногам, а головы были озабочены и недоумённы, как же такое может быть, что в Крыму, в Мисхоре, в июле, прямо у моря нет симпатичных девчонок!

Через час, перелопатив глазами всю фланирующую публику, мы огорчённо сели на скамейку и пригорюнились.
– Непруха! – сказал я.
– И не говори, – подтвердил Виталик и вытащил пятую сигарету.
– Куда они подевались? – горько спросил я.
– Да уже, видать, трахаются по номерам. Надо было раньше выйти сюда хоть на часок.
– Так я же только что приехал. А ты когда?
– Так за часок до тебя! Приехал, оформился, да и прилёг отдохнуть, дурак! Что делать будем?
– Смотри. Вариантов масса. Первый – махнуть в Ялту. Там не бывает промахов! Вышел на набережную, ещё не дошёл до "Ореанды", и всё – пара девок в койке!
Второй вариант – доехать до Гурзуфа или Ласточкина Гнезда. Это поближе, но народу там пожиже, то есть, по теории вероятностей система стремится к нулю.
И, наконец, третий, самый безобидный – не паниковать, закинуть удочку и ждать рыбку. Клюнет!
– А ты философ. Поддерживаю третий вариант, как самый для меня подходящий, а то я от вчерашнего ещё не отошёл!
– А что такое? Тебя били?
– Нет, не били. Пили. По литрухе на брата взяли. Как оказался в автобусе – помню смутно.
– А. Теперь я понял, чего это ты развалился посреди бела дня в койке вместо того, чтобы сканировать население.
– Чего, чего? Скарни…?
– Ну, искать девок.
– Понял. Прикуривай.

В это время сзади раздался женский голосок:
– Мальчики, у вас огонька не найдётся?
Мы оглянулись.

В двух шагах от нас стояли блондинка и брюнетка.
Блондинка – высокая, стройная, длинноносая и патластая. Брюнетка, наоборот, маленькая, компактная, толстенькая и кургузенькая. Возрастом обе были в зоне наших интересов.
– Садитесь с нами, девушки! – галантно пригласил я.
– Держите огонёк, – мрачно сказал Виталик.
Было видно, что ему девчата были не по вкусу.

Мы поболтали, рассеянно поглядывая на державшихся под ручку пенсионеров, на бабуль, шаркающих об асфальт своими чоботами, на группки поддавших уже мужичков, по-ишачьи ржущих над чепухой и на прочий отдыхающий люд, не представляющий никакого интереса.
– Пойдём домой, Дока, – сказал расстроенный краснодарец. Или армавирец?
– Прощайте, девушки! Приятно вам покурить на морском воздухе, – приподнялся, было, и я.
Но, несмотря на одинаковый возраст с моим соседом, я, видимо, был поопытнее, и решился перед уходом на контрольный выстрел:
– А вы где разместились?
– А вон там, в Главном корпусе. Третий этаж, комната двадцать восемь.
– Понятно. Может, после ужина погуляем?

Виталик засопел и потянулся за сигаретой.
– Шестая! – ухмыльнулся я.
– Что? – вскинулись дамы, – какая шестая?
– Да нет, мы о своём. Переживает Виталик. По жене скучает.
Виталик глянул на меня волком, но потом расслабился.
Я шлёпнул его по плечу.
– Мы вас внизу подождём, девочки, на первом этаже, в лобби.

После ужина, во время которого мой сосед ворчал, что я связался с какой-то ерундой, мы внимательно осматривали обеденный зал на предмет поиска не ерундовых женщин.
Их не было.
– Як корова языком злызнула, – горестно перешёл на хохляцку мову приятель.

После ужина мы, разморённые тёплой, синеватой курицей с рисом, которая будет, как оказалось, преследовать нас на завтраке, обеде и ужине аж до конца сезона, доплелись до Главного корпуса и сели у двери в ожидании неожиданно выпавшего нам свидания.

– Смотри, смотри! – вдруг толкнул меня локтём Виталик.
По лестнице спускалась стройная дама в облегающем светло-жёлтом костюмчике, лежащем на ней, как влитой, чётко очерчивая изумительно аэродинамическую, изящно-обтекаемую фигурку!
Причёска на голове была моднючей, туфельки – зашиби-и-брось!

Мы узнали нашу недавнюю собеседницу у скамейки! Матка-боска! Когда она успела принарядиться и причесаться? Как шикарно она спускалась по лестнице, стуча каблучками и поводя бёдрами! Вот это номер! Бомба! Натуральная атомно-водородная бомба с потрясающе-поражающим эффектом! Всем лежать!

Она увидела нас, спокойно, с достоинством, подошла и тихо спросила:
– Галя сейчас оденется, и мы пойдём гулять. Вы с нами?

Это был удар!
Ниже пояса – это ясное дело.
Я встрепенулся и медленно стал подниматься:
– Конечно, мы с вами! Я только заскочу к себе в номер, это три минуты, хорошо?

Виталик молча сопел и пытался разобраться в обстановке.
Эта штучка – блондинка, и, согласно предварительной договорённости, в соответствии с Хартией о Неприкосновенности, должна была достаться ему, но он увидел, как я зацкал ногами и засуетился, а потому недоумённо оторопел.
Он всё-таки был тормоз, этот парень. Может, там, в Краснодаре все такие? Или в этом… в Армавире?


(будет и продолжение)

Comments:

[User Picture]
From:blogbaster
Date:Декабрь 8, 2015 01:34 pm
(Link)
Жду продолжения)
(Ответить) (Thread)