?

Log in

No account? Create an account

Вживание. - Дока. Инженер ваших душ. — ЖЖ

дек. 9, 2015

10:38 pm - Вживание.

Previous Entry Поделиться Next Entry



Из моей книги "Восхождение"




Глава двадцать вторая.

Все главы по порядку смотреть здесь:
http://artur-s.livejournal.com/76482.html?mode=reply

К Свете он летел, как на крыльях!
– Й-й-й-есть! Есть работа!
Когда она спросила, какая должность, сколько денег пообещали, какие условия? – он не смог ничего сказать: не было этих разговоров.
В голове стучало одно: в сорок с лишним лет! работа по специальности! в стране всего полгода! не зря учил иврит! Всё не зря!

Небо заполыхало алмазами, будущее казалось ясным, не страшным.
Прошёл!
Ему вспомнилось, как два месяца назад в одном из городков, куда они заехали с родичами, в какой-то радиомастерской он впервые увидел оле хадаша из новой алии, уже работающего, и разговорился с ним.

– Я пытался попасть на инженерную работу, – рассказывал тот, – но знаешь, какие они здесь: видят тебя насквозь! Сразу выпытали, что я знаю, чего не знаю и выкинули! И вот, я здесь ремонтирую приемники. Доволен.

Вспомнил Давид, как месяц назад его двоюродный брат-сабра «по блату» хотел устроить его в гараж мойщиком автобусов в ночное время, и он чуть было не согласился!
– Ну, помоешь тридцать автобусов с десяти вечера до четырех утра, утром в ульпан, а что?
– Так я – конструктор, изобретатель, начальник! Я...
– Это там ты был начальник, а здесь леат-леат, помаленьку, потихоньку, как мы все... Мы ведь здесь трудно жили и за десять-двадцать лет определились, с Божьей помощью. Вот я, к примеру, шофером всю жизнь...

И такая тоска брала за душу от таких разговоров!
Сколько он наслышался такого бреда в Союзе от ленивых, никчемных людишек, неспособных на большее и скрывающих эту никчемность за совковским фасадом фраз о том, что всякий труд почётен!
Серые людишки, и местные, и приехавшие, ещё не раз будут сбивать ему первые восторженные впечатления об этой стране, тащить его вниз, в серость и обыденность, из которой он вырвался, покинув развалившуюся державу.

Flag Counter



Светлана к тому времени, закончив ульпан, пошла учиться дальше – записалась в ульпан "бэт" для врачей и параллельно стала практиковать по новой методике германского массажа, курсы которого она закончила в Энске незадолго до отъезда. Она задумала освоить альтернативную медицину, которая набирала популярность в Израиле.
Жизнь постепенно входила в незнакомое, неведомое ранее, но очень интересное, русло.

– Атэм эйнам иhудим! – вы не евреи! – уверенно, жестко и нарочито спокойно проговорил шофер развозки-такси, регулярно доставлявший инженеров-репатриантов к месту работы от остановки Чек-пост в Хайфе до Кирьят-Бялика.
До Чек-Поста из Тивона Давид добирался на автобусе, вставая в пять тридцать утра.

Шофер, крепкий плечистый мужик с лицом какого-нибудь воронежского учителя средней школы, которого от воронежца отличали кипа на голове да густая черная, с проседью, борода, давно не бритая по случаю траура по недавно умершему родственнику. Черные глаза водителя строго смотрели на гомонящих по-русски инженеров-работников фирмы, число которых в последнее время значительно увеличилось.

Это был первый прямой плевок в лицо Давиду на земле Израиля!
Слова шофера повергли его в шок, но он молча переваривал сказанное.
Вступившей в пререкания с водителем сотруднице тот терпеливо и с чувством превосходства и большого достоинства объяснял, что «русские» – не евреи, так как, во-первых, не учили Тору, что было сущей правдой; во-вторых, не бывают, хотя бы раз в неделю, в бейт-кнессете, то есть, в синагоге, что тоже было истиной; в-третьих, не соблюдают субботу; в-четвертых, не знают иврита; в-пятых, в-шестых и так далее... Он прочел внушительную лекцию, приведшую к унынию и расстройству ехавших на работу новых граждан страны, никак не ожидавших такого приема: ведь этот угрюмый водила лишь озвучил то, что каждый из них уже почувствовал в супермаркете, в банке, на работе и даже от своих израильских родственников!

А работа, между тем, интенсивно начатая, продолжалась в бурном темпе.
Рабочие будни конструкторской фирмы втянули Давида в свой железный ритм.
Из дома в Кирьят-Тивоне он выходил в седьмом часу утра, затем двумя автобусами, с пересадкой на Чек-Посту, полтора часа добирался до работы, в восемь часов вечера уходил и к десяти часам, без сил, возвращался домой!

В течение трех недель положение его в фирме стабилизировалось, к нему стали привыкать, да и он перестал осматриваться, понемногу осваиваясь с новой обстановкой, изучая американские, английские и израильские каталоги, записывая для памяти в тетрадку технические термины на иврите и английском.

Вначале он беспокоился, что забыл работу конструктора, сидя последние годы на руководящих должностях, но, начав конструировать, понял, что если уж что-то умеешь делать хорошо, то это – навсегда.

Насчет зарплаты он не заикался – был рад, что взяли, что есть работа!
Лишь получив в конце месяца распечатку из бухгалтерии, увидел, что платят ему вполне прилично для начала – в два, а то и три раза больше, чем сотоварищам по ульпану, работавшим за бесценок кто где придется.

А насчет возраста зря его пугали и в Союзе, и здесь: рядышком трудился за доской седой, благообразный Геннадий, шестидесяти семи лет от роду! Так-то вот, слушать непуганых идиотов!
Потянулись месяцы.
Он был доволен; профессионально было интересно, при конструировании можно использовать разработки со всего мира: заказывай по каталогам элементы из Японии, Америки, Германии, Франции – и не мучайся, выдумывая велосипед!

Знакомство с новейшими технологиями производства, высококлассным оборудованием, общение с инженерной братией, как в фирме, так и за ее пределами – все это было ново и интересно. Смущало лишь заведомо пренебрежительное, неуважительное, порой злобное отношение к новичкам, к «пришельцам», число которых увеличивалось со временем.

А когда несколько сотрудников фирмы, в том числе и Давид, решили купить новые автомобили по льготным ценам для репатриантов, произошел скандал!
– Как так? – с пеной у рта кричал взбудораженный Цвика, – мы здесь родились, во всех войнах Израиля участвовали, а машины у нас старые, денег скопить не можем, а вы только что приехали, еще ничего не сделали для страны, а вам, пожалуйста, – новенькие машины! Я со своим Фиатом мучаюсь, а ты, значит, будешь на новой...! Скоро виллы начнете покупать! Все вы сюда к нам едете за виллой да за «Вольво»! За что вам такие льготы?
Давид понимал, что доля правды в этом есть, об этом же шумели газеты и телевидение, его родня тоже поднялась на дыбы!

Он же объяснял Цвике так:
– Вы живете на своей земле; у вас есть свои дома и машины, пусть не всегда новые; у вас – родной язык и нет наших проблем. Мы оставили там и язык, и дома, и родню и держимся здесь, как легкие стебельки без корней. Пока что! Нам решили облегчить жизнь, чтобы хоть как-то компенсировать эти потери. Не мы же это решили, а правительство страны, вот туда и обращайся, чего ты кричишь на меня?
Разговорам не было конца, и озлобление постепенно привело к противостоянию и взаимной неприязни.

К этому времени Давид убедился, что объем инженерных знаний в системе высшего образования СССР при его нормальном освоении и хорошей голове, что немаловажно, вполне достаточен для работы на высоком профессиональном уровне в Израиле, а значит, вообще на Западе.
Нехватает лишь свободного английского и компьютерных знаний.
Местные специалисты владеют тем и другим, и, следовательно, пока что недосягаемы. Но, при желании, можно преодолеть эти препятствия!

Это был первый урок, который он освоил за первые полгода работы.
Он понял, что профессионально у него нет проблем, а английский и компьютеры – это наживное, это лишь инструменты для дальнейшего освоения западных технологий.

Цви с директором фирмы уехали на недельку в Швейцарию покататься на лыжах, а Давида с еще одним новеньким попросили посидеть дома без оплаты. Это было явное оскорбление: вы, мол, посидите, ребята, а мы съездим, развлечемся за ваш счет, машины-то у вас новенькие, хе-хе!

После этого случая, отсидев неделю дома, Давид стал искать другую работу, тем более что продвижения по службе здесь не предвиделось, а на его вопрос о повышении зарплаты Цви удивленно поднимал брови: о чем это ты?
В одном из разговоров с коллегами Давид узнал, что в городке Мигдаль-ха-Эмек, недалеко от Тивона будет открываться завод по производству телевизионной и видеотехники – дочернее предприятие от известной электронной фирмы.
Сюда, наряду с другими адресами, он и послал свою трудовую биографию, включив в нее и свой небольшой израильский стаж работы. Через неделю его пригласили пройти психометрический тест.

Ранним утром Давид приехал в Хайфу, где в специальной, независимой фирме проводился экзамен.
Испытуемых было девять человек, среди них восемь местных и один оле хадаш – Давид.
Экзамен проводился по американской системе, принимали его двое преподавателей и специалист-психолог.
Каждый инженер получил билет с двадцатью вопросами и шестьюдесятью ответами, надо было выбрать правильные. Время – две минуты. Преподаватель включает метроном и тот громко начинает отбивать секунды!

Перед началом экзамена людей предупредили, что в течение четырех часов не будет перерыва: нельзя пить, есть, ходить в туалет. Последнее было самым интересным, потому что со страху сразу захотелось именно туда!
Итак. Метроном застучал, Давид стал округлять ответы, но на пятнадцатом подошел преподаватель и забрал листок: время вышло.
Следующая порция вопросов и ответов, стук метронома – и снова повторяется эта операция!

Через три часа от напряжения стало темнеть в глазах, стучать и звенеть в голове, а метроном дятлом стучал по вискам и затылку, ушам и печенкам свою монотонную нескончаемую мелодию. Происходящее напоминало скорее пытку, чем экзамен!

После четырех часов марафона был сделан получасовой перерыв для туалета и питья, есть не хотелось от запредельного напряжения.
Затем – деловая игра.
Задание следующее: вам дают миллион долларов. В течение двух с половиной минут вы должны дать ответ, в какую отрасль народного хозяйства целесообразно вложить эту сумму и объяснить, почему?
Кто-то из сабров, говорливый мужичок, ответил, как положено. У Давида даже идей на этот счет не было, он просто не знал еще народного хозяйства Израиля. Мужичка назначили «директором завода», и в течение минуты он должен был назначить каждого из оставшихся восьми начальником отдела на предприятии той отрасли, которую он выбрал и обосновал этот выбор. Далее каждому дали по две минуты для определения трех главных задач, которые они бы поставили перед вновь созданными ими подразделениями. Снова бил метроном, один из преподавателей беседовал, второй в это время фиксировал ответы.

После этой игры состоялся полуторачасовой разговор с психологом, задававшим вопросы экзаменуемому, как к руководителю подразделения: по работе с коллективом, разрешение конфликтных ситуаций и тому подобное.
Затем, до пяти часов вечера, снова решали задачки под осточертевший стук метронома – пытка продолжалась!

Когда Давид, с синяками под глазами, качаясь, приехал домой, Светлана поставила его на весы: за один день он потерял в весе три килограмма!
Примерно через месяц (!) Давида пригласили на собеседование к директору нового завода.
Это был бывший военный высокого ранга, брошенный на прорыв: создание нового завода.
Вообще, в Израиле принято ставить больших военных начальников, ушедших на пенсию, на высокие посты в промышленности и даже в политике, учитывая большую роль армии в жизни страны и огромный авторитет ее руководителей – специфика воюющего и побеждающего государства.

Директор хитро посмотрел на инженера и спросил:
– Сегодня пятнадцатое марта. Ты – девятый человек, принимаемый на новый завод. Веришь ли ты, опираясь на свой опыт, что, не имея сегодня фактически ничего: ни помещения, ни материалов, ни людей – можно выпустить с конвейера завода первый телевизор в августе этого года?
Подумав, Давид сказал:
– Нет!
– А вот увидишь в августе!
После чего, побеседовав с полчаса о проблемах завода, они разошлись.
Этот разговор напомнил Давиду известную беседу Ленина с Уэллсом: « А приезжайте, батенька, к нам через десять лет и вы увидите Россию в огнях!».

Он был почти уверен, что принят, так как в противном случае незачем директору беседовать с ним, а это значит, что психометрический тест успешно преодолен!

Еще через месяц неизвестности его вызвали к начальнику отдела кадров завода, которым оказалась симпатичная нестарая женщина с командным голосом. Она попросила ознакомиться с договором между компанией «Альфа» и господином Шапиро.
Он стал читать и пополз со стула!
Высокий оклад, оплата стоимости бензина для автомобиля, отчисления на пенсию и повышение квалификации, приличный отпуск, премии и всякое другое – всего пунктов пятнадцать!

Это все – после почасовой оплаты, без всяких отчислений, на Цвикиной фирме, дай Бог им всем здоровья в швейцарских Альпах!
Он подписал договор.
Выйти на работу в «Альфу» надо было третьего мая девяносто второго года, то есть, через три дня!
Вернувшись в свой отдел, Давид объявил Цвике, что со следующей недели он здесь не работает – уходит. Тот посмотрел на Давида высокомерно:
– У нас в Израиле принято заранее предупреждать об уходе, хотя бы за две недели!
– Но у нас в Израиле принято: уезжая в Швейцарию поразвлечься и выгоняя новых граждан страны на неделю без денег, предупреждать их об этом хотя бы за неделю!
Цви молча пошел к начальству.
И далее Давид, вызванный в кабинет, оставил двери его открытыми, чтобы лучше было слышно, к великому удовольствию работающих, и в течение двух с половиной часов объяснял Цвике и директору, почему он уходит.
– Вы что, не видите, какая напряженная обстановка царит у нас в последнее время? За год уволились пять человек, все сабры! Причины: огромный объем работы за мизерную плату, без продыха; отсутствие столовой, люди питаются бутербродами, давясь, чтобы начальство не видело и не смотрело на нас через циферблат своих часов! Сколько можно работать без оформленного договора почасовиком, без отчислений на пенсию? Вы нарушаете законы страны! Вы, ребята, еще молоды, вам обоим под сорок, а я уже наработался и говорю вам: с людьми работать вы не умеете, относитесь к нам высокомерно, не платите толком за тяжелую работу! Вы рубите сук, на котором сидите. Вот, например... – и тут Давид подробно остановился на каждом случае издевательства над людьми и пренебрежения к ним.
Его внимательно слушали, записывая что-то на листках бумаги.
Потом Цви попросил Давида задержаться после работы, отвел его в кабинет, заварил кофе и еще полтора часа уговаривал остаться, мотивируя следующими доводами:
– Во-первых, ты – профессионал, я это вижу; во-вторых, хороший товарищ, в-третьих, понимаешь юмор и поддерживаешь хорошую атмосферу на работе...
– Цвика, – отвечал Давид, – организуй так, чтобы у нас, новеньких, был договор, как положено; обеспечь мне нормальную оплату и все положенные законом условия, принятые в стране. Ведь нельзя относиться к нам, как к бессловесным животным – мы все евреи и издевательств не потерпим! Выносить здесь, в еврейской стране, унижения от братьев по крови я не намерен! Я отдаю свои знания и опыт, а взамен хочу получить уважение и оплату своего труда!
На том и разошлись.

На следующий день, а это был выходной, дома вдруг зазвонил телефон и сам господин начальник, директор компании попросил Давида:
– Я звоню по просьбе Цвики. Он очень тебя ценит и просит, чтобы я уговорил тебя остаться. Мы тебя уважаем и просим не спешить с решением уйти от нас!
– Хорошо, – ответил Давид, – я позвоню вам.
И действительно позвонил. Уже на новом месте работы его спросили, получил ли он компенсацию за неиспользованный отпуск, как положено по закону? Он связался по телефону с начальником отдела кадров, который бодро ответил, что есть указание начальства не платить ни гроша!
– Передайте начальнику, что если в течение этого месяца я не получу компенсацию, лично ему предстоят большие неприятности! Законы государства я знаю хорошо.
Подействовало! Деньги он получил, но контакты с этой вороватой фирмой прекратил насовсем!
А, между тем, начинался новый этап в его жизни.

продолжение следует

Comments:

[User Picture]
From:xot_tab_ych
Date:Декабрь 10, 2015 07:40 am
(Link)
Привет! Меня зовут Хоттабыч, я джин и исполняю все людские добрые желания! У Вас очень интересный блог!А я вот в основном пишу про компьютерные онлайн и офлайн игры, но в будущем собираюсь писать и о том как исполнить все ваши желания и мечты и как этого добиться, в жж я не так давно, так что не серчайте)надеюсь на дружбу взаимно!))
(Ответить) (Thread)