?

Log in

No account? Create an account

Сила несвободного падения - Дока. Инженер ваших душ. — ЖЖ

дек. 15, 2015

05:27 pm - Сила несвободного падения

Previous Entry Поделиться Next Entry




В течение десятилетий обе страны были надежными партнерами и верными союзниками. Турция одной из первых признала еврейское государство. Долгое время оставалась единственной мусульманской страной, с которой у Израиля имелись дипломатические отношения, а потом — единственной, с которой эти отношения были по-настоящему дружескими.
Не было ни одной страны (кроме Франции до 1967 года и США после), с которой у израильской армии, военной промышленности и спецслужб существовало такое тесное партнерство, как с Турцией.

По импорту вооружений Израиль занимал в Турции третье место, по заимствованию опыта, технологий и методик – тоже одно из первых. Постоянный обмен информацией, помощь в проведении секретных операций, регулярные совместные маневры. В лицо израильских летчиков, кроме американцев, видели только турки.

Что такое, кто такой?

Когда в 2002 году к власти в дружественной стране пришла исламистская партия Эрдогана, в Израиле, конечно, опечалились, напряглись, предвидя осложнения, но ни посыпать голову пеплом, ни сокращать сотрудничество не стали. Слишком много было заложено в Турции США, Западом и Израилем, в слишком чувствительных сферах, слишком много это значило и для самой Турции, чтобы какое-либо вменяемое руководство страны могло этим пренебречь или хотя бы поставить под угрозу – раз. И два – турецкая армия всегда обладала в стране автономией, осуществляла собственную политику, а при нужде – меняла политику гражданской власти и ее саму, имея на это не только силу, но и право, закрепленное в конституции, что гарантировало западный курс этой мусульманской страны на границе миров.

Но когда имеешь дело с догматичной идеологией – что коммунистической (кто еще помнит), что религиозной — о логических доводах и практических резонах можно забыть.



Ну да, уже в 2003 году – как здрасте — был зафиксирован резкий рост антисемитских настроений в Турции. В 2005-м гитлеровский “Майн кампф”, изданный массовым тиражом и продаваемый по бросовой цене в 4,5 доллара, вышел на четвертое место в рейтинге бестселлеров. Сам Эрдоган позволял себе резкие антисемитские высказывания. Но чего ждать от парня, еще недавно отмотавшего срок за подстрекательство к национальной розни, и от исламистской власти – пусть говорят. Страной-то управлять надо, так что слова словами, а разбивать горшки накладно – у Эрдогана еще была репутация прагматика, хотя и популиста.

Между тем именно из прагматичных соображений Эрдоган педалировал антисемитскую и антиизраильскую риторику. Возглавив самую развитую страну мусульманского мира, он метил в лидеры этого мира. Последний халифат – Османскую империю – восстановить невозможно, но идейное лидерство наследнику империи принадлежит по праву. И здесь заявить себя непримиримым борцом с сионизмом – обязательное условие. При этом как истый прагматик новый премьер Турции (тогда он был еще премьером) сохранял корректные отношения с Израилем, предусмотрительно отделяя пропагандистские мухи от импортных котлет.

Как поссорились Эрдоган Салахович с Израилем Авраамовичем

Настоящий раздрай произошел, как это ни странно, а сегодня – и символично, из-за Сирии.

Ныне собирающийся в тюрьму на семилетний срок за взятки Эхуд Ольмерт в 2006 году неожиданно – из-за инсульта Ариэля Шарона — стал премьер-министром Израиля. Странное появление на высшем государственном посту мало популярного партийного бюрократа многих в Израиле удивило, а вождя ливанской террористической организации “Хизбалла” Хасана Насраллу – вдохновило.

Он тут же проверил нового израильского премьера на вшивость: устроил налет на патрульный джип израильской армии на границе, захватив двух резервистов (как потом выяснилось – мертвыми). Неопытный в военных делах Ольмерт поступил ровно вопреки ожиданиям Насраллы — ответил немедленной полномасштабной войной. Она длилась непривычно для Израиля долго – 32 дня — и была (на тот момент) признана израильтянами неудачной. От Ольмерта, и так не пользовавшегося народной любовью, требовали уйти в отставку. Он упирался. И отчаявшись добиться симпатий собственного населения, решил заполучить мощную международную поддержку.

Тут рецепт известен: мирное урегулирование. Если ты готов на “смелые шаги” — пойти на территориальные и принципиальные уступки – благосклонность Белого дома и международного сообщества тебе обеспечена. Ольмерту требовалась внешняя поддержка больше, чем другим премьерам, он и готов был отдать больше всех. Но глава Палестинской автономии Махмуд Аббас от щедрых посулов отказывался, требуя уже вообще невыполнимых бонусов. И тогда Ольмерт обратил свой взор на север – к Сирии, к Асаду.

Там цена известная — Голанские высоты, которые Израиль отбил в 1967 году, а затем отстоял в 1973-м. Несколько израильских премьеров в маниакальном стремлении к миру пытались всучить их Асаду-старшему. Билл Клинтон, тогда еще президент, лично посредничал, но старик оставался непреклонен – всё или ничего.

Теперь Ольмерт решил подъехать с того же боку к Асаду-младшему, надеясь, что тот окажется сговорчивее. Эрдоган вызвался выступить посредником. Он как раз налаживал отношения с Башаром Асадом – революционные по сути. Обе страны всегда дружили, как кошка с собакой. Между ними тоже есть неурегулированные территориальные споры. Турецкую провинцию Хатай сирийцы считают несправедливо оттяпанной своей и называют Александреттой. Но когда в 1999 году Хафез Асад потребовал ее обратно, турки показали ему бронированный кукиш, подведя к границе танки, — и спор как-то поутих, о нем никто уже не вспоминает, чтоб лиха не будить, – это не Голанские высоты и не Израиль, тут не забалуешь.

Эрдоган, заведя дружбу с Сирией, обрадовался возможности преподнести ей такой щедрый подарок, как Голаны, — президенту США не удалось, а он – может. Одна из решающих встреч с Ольмертом произошла в декабре 2008-го. Было полное взаимопонимание. Эрдоган уже чувствовал себя Салах ад-Дином – легендарным халифом, освободившим от крестоносцев Иерусалим, готовился к скорому триумфу.

Ольмерт вернулся домой, а через несколько дней, 27 декабря, Израиль начал масштабную военную операцию в Газе – “Литой свинец”. Этот вероломный еврей ничего о ней Эрдогану не сказал! Даже намеком. Ну, “не стерпел такой обиды бегемот…”, гнев был страшный. Месть – неизбежной.

Эрдоган заключил многообещающий (в первую очередь – Израилю) договор о военном и экономическом сотрудничестве с Сирией, ввел безвизовый режим (это благодаря ему сейчас на вполне законных основаниях сирийские беженцы и не только беспрепятственно проникают в Турцию, а пополнение боевиков, в том числе ИГ – из Турции в Сирию). И сосредоточился на спасении палестинцев.

Болевую точку искать не надо было – вот она: страдающая Газа. Турецкое телевидение стало подогревать общественное мнение. На экраны вышли спешно подготовленные фильмы о зверствах оккупантов в воюющей Газе. Жестокая солдатня, садистски улыбаясь, в упор убивала палестинских девочек. Кровь лилась рекой. Следующий сериал показал преступления агентов “Моссада”: вот они похищают уже турецких детей, захватывают в заложники турецкого посла в неизвестной стране. Сериалы произвели фурор в Турции, разошлись по всему мусульманскому миру. Звериный оскал сионизма. Трагедия палестинцев. Надо спасать. Надо наказать.

Так был подогрет народный энтузиазм к самой массовой антиизраильской акции Турции – рейду “флотилии свободы” по прорыву сионистской блокады сектора Газы. Захват 31 мая 2010 года флагмана этой “флотилии” — теплохода “Mavi Marmara”, — в ходе которого “правозащитники” оказали вооруженное сопротивление бойцам израильского морского спецназа и гибель 9 боевиков, граждан Турции, от ответного огня, подвело окончательную черту под прежними добрыми отношениями между странами.

Что стоит национальная гордость

Показное недоумение, высказываемое ныне турецкими СМИ и блогерами насчет “антитурецкой истерии” в России по поводу якобы законной реакции Турции на нарушение территориальных границ – сбитый российский штурмовик – особенно забавно выглядит на фоне давно забытого теперь эпизода с “Mavi Marmara”. Действия израильтян при инциденте были признаны легитимными комиссией ООН (обычно к Израилю не благосклонной), и они тоже были предприняты для защиты границ. И тоже вызвали истерию – но как раз в Турции.

Массовые демонстрации с лозунгами “Гитлер был прав!” и требованиями объявления войны Израилю. Обещания самого Эрдогана снарядить новую флотилию в Газу, уже в сопровождении турецких военных фрегатов и приказом открытия огня. Запрет туризма в Израиль (израильтяне перестали ездить сами – им хватило предупреждения об опасности). Сворачивание дипломатических отношений. Полное прекращение сотрудничества в военной области.

Только это и только из того, что наиболее известно. Были остановлены совместные оборонные проекты. В частности, переоснащение для нужд турецкой армии тысячи израильских танков “Меркава-3”, считающихся одними из лучших в мире. Модернизация сотен боевых самолетов. Поставка совершенной противоракетной системы “Барак-8” для военных кораблей и противоракетной защиты для танков. Оснащение локационных систем израильского производства. Всего тогда были аннулированы контракты на 5 млрд. долларов. Турецкая казна потеряла 1,5 млрд. аванса, уже выплаченного израильтянам.

Добавьте сюда отмену совместных маневров, в том числе ВВС, где опыт израильских летчиков уникален, и разведывательного сотрудничества — область, в которой приоритет Израиля общеизвестен.

Такую цену Эрдоган готов был заплатить за национальную гордость, как он ее понимает, в самой чувствительной сфере – национальной безопасности. Так что можно себе представить, насколько его амбиции могут поколебать сегодняшние экономические санкции России – пусть и несравнимые с потерями от разрыва с Израилем, но только в количественных показателях. Тенденция – сопоставима. И была предсказуема. Но всегда же кажется, что все дурное, что происходит в отношении евреев, только с ними и будет происходить. Нас-то за что?

Конечно, так похоже на Россию, только все же не Россия. Разница есть. Она не только в объемах заинтересованности и качестве угроз (гипотетических, кстати, — и с той, и с другой стороны), но и в правилах игры. Сегодня отношения Турции с Израилем стабильно плохие. Военных контактов – ноль. Дипломатических – около нуля. А товарооборот между странами за пять лет окончательного разрыва вырос вдвое.

Бизнес есть бизнес – и государство частникам не указ, сами договариваются. Объем туризма из Турции в Израиль и раньше был минимальным – приезжали только родственники и бизнесмены. А из Израиля в Турцию, хоть и не достиг прежних размеров, однако есть. Зато авиационный транзит через Турцию возрос и продолжает увеличиваться. Турецкие авиакомпании качественные и дешевые, пассажиры выбирают их сами.

Эрдоган мог бы положить этому конец. И даже сделал это однажды. В разгар обострения после “Mavi Marmara” 40 транзитных пассажиров, следующих из Тель-Авива через Стамбул, задержали в аэропорту на 12 часов. Устроили селекцию, отделив израильтян от остальных, стали вываливать вещи на пол, учинили унизительный досмотр. Израильтяне перестали летать через Турцию. И видимо, бизнес сумел заставить Эрдогана взять ход назад. Невиданными скидками и дорогостоящей рекламой турецким авиакомпаниям удалось вернуть израильских пассажиров.

То есть не такой султан безбашенный, каким хочет себя представить. Потому и не послал военный флот сопровождать следующую экспедицию на прорыв блокады Газы, хотя и обещал, расписывая, как турецкие фрегаты будут обезвреживать израильские корабли. Потому вообще отменил уже проанонсированную “флотилию свободы”. Потому не стал чинить препятствия бизнесу между Израилем и Турцией. И точно потому же разрыв с Россией не станет расширять до войны и закрытия проливов. Границы у него есть, надо только ему их убедительно показать. Впрочем, очевидно, этим все вокруг сейчас и заняты.

Вопрос лишь – почему только сейчас?

Заговор лицемерия

При всей случайности, нелепости и безрассудности инцидента 24 ноября на сирийско-турецкой границе, закончившегося прискорбной гибелью пилота, – это самая оправданная жертва нынешней войны. Сбитый Су-24 прорвал завесу тумана над происходящим в Сирии противостоянием.

Усилиями пропагандистов, а равно и политиков разных стран, практически всех, нам изображают ее как войну с ИГ и международным терроризмом. Между тем, это совершенно разные войны. И первая только сейчас, похоже, начинается, а вторая, мало с ней связанная, никогда не кончится – и уж точно не с разгромом “Исламского государства”, если и когда он случится.

Почему только сейчас начинается? Уже больше года ведут боевые действия ВВС коалиции во главе с США, уже третий месяц – ВКС России. Тысячи самолетовылетов, тысячи уничтоженных объектов и боевиков. И все это не война с ИГ? Нет, не война.

Не только потому, что в партизанской войне (а именно ее ведет ИГ) достичь победы ударами с воздуха невозможно – нужна наземная операция сопоставимыми с противником силами. Но и потому, что любая воздушная война, а не ее имитация, начинается с лишения противника возможности сопротивления, уничтожения его ресурсной базы.

Если это война с “Исламским государством”, кто не знал, что основной источник его финансирования – торговля нефтью? Что основной канал пополнения его личного состава и вооружения – открытые границы? Кому из тех, кто вел войну с ИГ, не было известно, что нефть ИГ сбывает через турецких посредников, а боевики и вооружение поступает к нему через турецкую границу?

Эти каналы не только не были перекрыты. О них даже никто не говорил. Сам я услышал об этом (задолго до сбитого штурмовика) только от одного политика – в интервью бывшего министра иностранных дел Израиля Авигдора Либермана израильскому радио. Он же первым заговорил о заговоре лицемерия всех причастных к сирийскому противостоянию.

Все боялись рассердить турецкого султана. США – потому что он ближайший союзник в регионе, в отличие от израильского премьера, у которого отношения с Обамой отвратительные, Эрдоган пользуется большим уважением и, как говорят, особой симпатией американского президента. Остальные западные лидеры – потому что им не больше всех надо. Россия – потому что вплоть до разразившегося конфликта имела широкие экономические интересы в Турции и дорожила ими.

Только после сбитого Су-24 именно Россия именно о нефти и личном интересе Эрдогана заговорила в полный голос – шило вылезло из мешка. Секрет Полишенеля раскрылся!

В этом нет никакого открытия, доброй воли и особой честности. Когда после терактов в Париже, Франция подключилась к бомбардировкам позиций ИГ, произвела жалких двадцать атак, но в том числе – по нефтяным промыслам террористов, руководитель департамента МИД РФ Илья Рогачев сказал в интервью “Коммерсанту”: “Мы не можем поддержать такие действия в первую очередь в силу того, что они совершаются без согласия сирийского правительства”, дескать, они “ничем не оправданны в целях самообороны”.

Интервью вышло 20 ноября, за четыре дня до гибели Су-24. Так что только после этого позиция России резко переменилась. И только по этой причине. Несчастье помогло. Теперь джин выпущен из бутылки – и настоящая война с ИГ только начинается. Все, что было до того – являлось не более чем ее имитацией.

Ожидание худшего

В Израиле, из последних сил сохраняющем давно заявленный нейтралитет, осознают, что это удается все труднее. Напряженность, многократно усиленная после гибели российского штурмовика, будет лишь расти, и никто не берется предугадать, сколько и какие драматические случайности приведут к новому витку эскалации, на котором и израильтянам придется вступать в чужую игру.

Сейчас Иерусалим делает одно за другим миролюбивые заявления, раньше никак ему не свойственные. Министр обороны Моше (Буги) Яалон признался, что российский военный самолет уже заходил в воздушное пространство Израиля (другие источники утверждают, что таких случаев было несколько), но был предупрежден и покинул его. Министр высоко отозвался о действенности канала связи между генштабами обеих стран. На самом деле, как пояснил высокопоставленный источник в армии, это всего лишь телефон – ничего экстраординарного.

— Русские самолеты нам ничем не угрожают, — сказал глава военно-политического штаба при министерстве обороны, генерал запаса Амос Гилад, — поэтому мы не будем их сбивать.

Не всем в Израиле нравится такая голубиная риторика.

— Русские вторгаются в наше воздушное пространство, потому что они вообще с нами не считаются, — сказал на днях ведущий специалист по Сирии и Ливану, — профессор Эяль Зисер. – Я не удивлюсь, если когда-нибудь они сами собьют наш самолет – только тогда наступит отрезвление. А в том, что они обеспечат воздушный зонтик “Хизбаллле” и иранским частям на Голанах, вообще нет никаких сомнений.

Амос Гилад утверждает, что эта лояльность взаимная: Израиль не препятствует полетам российской авиации, а российские войска не мешают израильским ВВС выполнять свои задачи в небе Сирии. Действительно, неделю назад, уже после крушения Су-24, появилось сообщение, что в районе Дамаска были уничтожены с воздуха (предположительно израильтянами) склады сирийской армии Асада с ракетами, предназначенными “Хизбалле”.

Насколько изменилась ситуация после установки на боевое дежурство системы С-400, зона слежения которой покрывает почти всю территорию? Я спросил об этом у военного специалиста. Он предположил, что российские и израильские военные самолеты, входя в опасную зону, включают маячок “свой”, что делает невозможным непредвиденную атаку по ним.

Но военные комментаторы раздражены этой зависимостью от непредсказуемых русских. Им нечего делать здесь, утверждают они, ни к чему хорошему это не приведет. С самого начала следовало дать это понять имеющимися у нас средствами, а не ждать трагической случайности, которая все равно произойдет рано или поздно.

Так импульсивный султан снова поставил Израиль на грань войны, которую когда-то не решился развязать сам.

Автор: Владимир Бейдер

Источник"Data24"

источник