artur_s (artur_s) wrote,
artur_s
artur_s

Яков - Янкель из Вифлеема Галилейского - 5.



предыдущее здесь:
http://artur-s.livejournal.com/5225493.html

Как-то занесло нас в Хайфу.
Там около моста Гешер Паз был заводик по производству фрижидеров, это такие маломощные холодильнички.
Взяли меня туда сначала шоферить, а потом поставили ответственным за выпуск продукции.

Жили мы рядом с заводом, в одной комнатушке.
Поработал несколько месяцев и стал искать что-нибудь другое. Не люблю заводы. Душно там.
Я люблю землю и просторы, чтобы было много света и воздуха!
Стали нас приглашать в разные места: в Хайфу, на Кармель, потом в центр страны, но я не хотел.
Я пока толком и сам не знал, чего хочу.

Flag Counter



Стал я мапайником, то есть, левым, читал газету "Давар" и мечтал о коммунизме.
Потом смотрю, о чём и о ком всё время пишут в этой газете, которая всего-то печаталась на двух страницах? О Бен-Гурионе! Каждый день!
Перестал я читать её и перешёл на "Едиот Ахронот", которую и читаю по сей день!

Вот.
Мотались мы по стране, мотались.
Потом узнали, что Сохнут приглашает в Бейт-Лехем. Узнали, что создаётся там мошав. И первые мошавники там появились из Бейт Йеошуа и из Нааляля.
Было там штук тридцать коров.
Построен был коровник, и понадобился начальник над коровами. Выбрали меня: всё же кой-какое образование я имел по сельскохозяйственной части!

– Немного коров-то было.
– Да, Адасса даже дала им всем имена!
– А где вы жили тогда?
– От темплеров осталось штук десять-пятнадцать домов.
В каждом из них могло уместиться до пяти семей. Дома большие, а семьи были маленькие, мы все были молоды, и не было ни у кого по пятеро детей.
Пришли инженеры с рабочими, развалили несколько домов, превратили коровники в жилые дома, в одном из них мы и жили с Адассой долгое время.

Потом, года через два-три, стали нас переселять.
В это время на горе Кармель стали строить двадцать-тридцать новых посёлков, и нам предложили переехать туда. Мы все отказались. Отрезали нам воду, электричество и прочее, но мы держались.

Оказалось потом, что всё это время шла борьба между кибуцами за эти четыре тысячи дунамов, которые остались от немцев, да и бедуины тоже претендовали на эти земли.
Балаган длился долго, лет десять!

В общем, стали жить. Как все.
И поначалу был здесь кибуц по подобию всех кибуцов в округе. Даже общая столовка была. Потом надоел нам этот голоштанный социализм и задумались мы.

Встал Йоэль Левингер и сказал:
– Какого чёрта? Мы хотим создать мошав, где каждый сам себе хозяин, а не социалистический кибуц, где всё общее и ничего ни у кого нет своего! Давайте делить всё по-честному! Каждому по куску!
И стали делить.
Кур, коров и даже лошадей, которых привезли из Ливана.

Так начался мошав.
В пятидесятых годах мошав приобрёл пятьдесят коров, которых разделили на пятерых. Мне тоже достались коровы со всеми заморочками: сеном, соломой, кормами и прочим.

В начале шестидесятых надоели нам всем эти коровы, и мы пораспродавали их или съели!
Я продал, и на вырученные деньги стал строить себе дом.

Пришёл ко мне как-то Эйтан бен Давид и сказал:
– Ты ведь учился в Микве-Исраэль и специализировался на виноградарстве? Давай вместе начнём садить виноградник!
Он был энергичным человеком, вечная ему память!

Начали мы сажать виноград, а заодно заключили договор с агентством на пятьдесят тысяч саженцев разных фруктов.
А потом стали выращивать цветы: ирисы, гладиолусы и анемоны. Поначалу получали луковицы цветов из Голландии, а потом научились сами.
Потом стали выращивать розы.
И каждые два-четыре года выращивали новые сорта роз.
Помню, один сорт назвали Эстер – красный и жёлтый цвет в одном цветке!
А кто такая Эстер, не скажу сейчас, видишь, Адасса из той комнаты подслушивает. Потом расскажу…

Выращивали цветы мы на экспорт. Посылали их ещё нераскрытыми, потому что цветок раскрывается в течение четырёх дней, как раз, когда доедет до Европы.
А раскрывшиеся продавали здесь. Мы сами-то не продавали, а приезжал агент по продажам из фирмы и забирал товар.

Это продолжалось несколько лет, а потом стали строить теплицы, и так продолжалось до 1967 года, когда Эйтан попал в тяжёлую аварию и вынужден был прекратить работать. Мы оставались с ним друзьями до самой его смерти пять лет тому назад.

Всё, устал я.
Хватит.
Но под конец расскажу тебе ещё одну историю.
Последнюю.
Был в нашей группе хороший приятель Йосеф Вахнин.

В сорок восьмом году, во время войны, сирийцы вошли в Галилею, и жителей Менхамии эвакуировали в Беер Тувью, в том числе его, жену и его родителей. Потом он перевёлся в войска, защищавшие Иерусалим от иорданцев.
Там и погиб.
И после его гибели, буквально через месяц, родилась у него и его подруги дочь. Вне брака.

Потом эта подруга переехала в Эйн Харод, вышла замуж и родила ещё четверых детей.
Через пятьдесят лет эту подругу случайно встретили двое из нашей группы:
– Почему ты не рассказала до сих пор своей дочери, что её отец геройски погиб в Иерусалиме в Войне за Независимость?

Тогда она открыла правду своей дочери.

Мы до последнего времени встречаемся с этой женщиной, она гордится своим отцом.
И когда недавно совсем мы путешествовали по Италии вместе с некоторыми, оставшимися в живых, бойцами группы, она была с нами и прошла с нами все места, где мы собирали и отправляли беженцев Холокоста в Израиль.

Зовут её Шуламит.
По-русски это звучит: Суламифь.

Ты хочешь послать эти мои байки в Интернет? Посылай!
Пусть наш молодняк знает про нас, стариков.
А те, которые из других стран, тоже пусть почитают.
Хотя им и неинтересны наши дела.
У них своих хватает.
По горло.


(продолжение следует)
Tags: мои рассказы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments