artur_s (artur_s) wrote,
artur_s
artur_s

Научно-исследовательский институт.



Моя книга "Восхождение"





Главы, не вошедшие в первую редакцию моей книги "Восхождение" - 6.

Предыдущее здесь:
http://artur-s.livejournal.com/183588.html?nc=2

– Ты должен быть готов ко всему, – размышлял Давид, приближаясь к институту, где сегодня должна состояться встреча с Казиным. – Он может предложить всего лишь место ведущего инженера или конструктора, но в любом случае надо удирать с завода, а потому принимать любое предложение, любое!

В кабинете Казина, небольшом, уютном, отделанном темным деревом, они были вдвоем: приглашенный и хозяин.
Чай с печеньем, легкое жужжание вентилятора настраивали на приятную, хотя и деловую беседу.
Давид не был удивлен доброжелательным отношением к нему, справедливо считая его результатом контактов Казина с Радугиным и профессором Красновым, который, как и Казин, работал в областной комиссии по робототехнике и принимал участие в работе Давида над диссертацией.

– Я совершенно не знаю, чем занимается Ваш институт, – сказал для начала гость.

Хозяин коротко, но ёмко объяснил структуру института, тематику научных направлений и основные разработки его подразделений.

– Ну и где Вы видите меня в этой структуре? – поинтересовался Давид.
– Вы, Давид Михайлович, уже доказали своими работами, что сами вправе найти и определить свое место в нашей фирме!

Из слов Казина выходило, что институт насчитывает более двух тысяч сотрудников и является частью научно-производственного объединения, включавшего еще и два крупных завода.

Flag Counter



– В структуре института я вижу почти завершенный комплекс подразделений для решения задач, которые, судя по Вашему рассказу, ставит Министерство. Но одного здесь нет: одного из важнейших звеньев современных промышленных систем, а именно транспортно-складского комплекса, желательно автоматизированного, а лучше – роботизированного.

Давид намеренно старался говорить строго, скупо, напирая на терминологию; он отлично понимал, что от каждого слова сейчас зависит многое в его судьбе, и потому, сконцентрировавшись, выдавал четкие формулировки.

– А это как раз – область моих исследований и разработок, лежащих в основе диссертации, над которой я и тружусь. Так что я вижу себя в Вашей фирме в роли разработчика такого рода комплексов, если Вам это интересно и если это подходит к стратегии института.

Казин, как показалось Давиду, даже подпрыгнул от удовольствия!
– Пойдем к директору! – коротко сказал он.

Рядом с высоким, представительным, басовитым Казиным директор института Чебаков казался совсем небольшим, щуплым сереньким человеком.
Средний рост, светлые глаза, прямые, аккуратно зачесанные русые волосы и серый хорошего покроя костюм – если встретить такого на улице, не заметишь.
Но известно, что внешность обманчива !
Судьба этого человека удивительна.
Об этом Давид узнал значительно позже.

За пять лет до этой встречи Чебаков был начальником сектора в институте, так сказать, рядовым кандидатом технических наук, руководил девятью разработчиками. Но во время очередного катаклизма, которыми так богаты истории исследовательских институтов, выдвинулся сразу на должность директора, взяв на себя ответственность за сохранение научного направления разработок, важных для отрасли.

Обладая мощной энергией, сильным характером, гибким умом и будучи отличным профессионалом, Алим Иванович – он помесь каких-то кровей – был еще и неуемным авантюристом, чем навлекал на свою голову одну беду за другой, но зато и жил полнокровной жизнью!
Ему всего сорок шесть лет и он входит в зенит своей карьеры!

Давид пришел на собеседование ровно через две недели после того, как директор «съел» в очередной раз еще три этажа, в которых еще недавно располагался некий проектный институт, и теперь НИИКЭ владел почти всеми восемью этажами здания в самом центре города.

Еще через четыре года Чебаков прикажет своим помощникам ночью захватить половину первого этажа, принадлежавшую ЗАГСу, то есть городским властям, предварительно забаррикадировав входы и выходы.

Потом его выкинут из стройных рядов партии и уволят с должности за такую самодеятельность.

Потом он уедет на Украину, создаст там новый НИИ, станет гендиректором огромного производственного объединения, вызвав гнев обойдённых аборигенов, решивших засадить его в тюрьму.

Потом он выйдет напрямую на Горбачёва в начале перестройки и тот вернёт ему должность.
Затем Горбачёва самого уйдут, и Чебаков вновь окажется один на один с завистниками и врагами.

Потом Давид потеряет его из виду лет на двадцать и случайно узнает из газетной статьи, что Алим стал академиком где-то в том же самом Энске!

Судьба играет человеком, а человек играет на трубе, как говорится.

Выслушав внимательно Давида, Чебаков коротко сказал:
– Я думаю, что для начала работы в нашем институте мы можем поручить вам сектор.
– А сколько людей в секторе? – Давид слегка напрягся, стараясь подавить волнение и нахлынувшую радость: его берут в НИИ! Это давняя мечта!
Но виду не подал.

– Видите ли, Алим Иванович, такими силами не справиться с той задачей, которую поставил передо мной Виктор Митрофанович. Если я правильно понял, в институте необходимо создать структуру, которая явится связующим звеном в общем технологическом цикле, над которым работают существующие отделы.
Я представляю эту структуру в виде отдела, как минимум.
Просто я не знаю ещё, каково минимальное количество секторов по вашим штатным расписаниям и главное, количество сотрудников?

– А что, Давид Михайлович, вы можете предложить мне структуру такого отдела?
– Если вы дадите мне листок бумаги, я сейчас могу набросать такую структуру!

Чебаков молча поднялся и взял с соседнего столика пачку бумаги.
Давид тоже молча стал набрасывать прямоугольники, заполняя их кратким текстом: это сектор технологов, тут сектор электроники, далее сектор электропривода…
Чебаков и Казин, перегнувшись со своих мест, внимательно читали.
Закончив, Давид передал им листок.

– Это хорошо! – Чебаков довольно хохотнул. – Ну, а где же вы людей наберёте?
– Минутку. – Давид взял ещё один листок, разбил его на части и стал заполнять:
Сектор технологов: Черепанов, сектор электроники: Веркутин, Фёдоров…, сектор механики: Соколов, Дражин…

Всего получилось шесть секторов и пятнадцать фамилий.

– Вот, для начала я внёс ведущих специалистов по секторам. Но я найду и остальных. Я знаю многих отличных инженеров, ищущих приложения их способностям и застрявших не только на моём заводе, но и в других местах. Например, я внёс в список несколько людей из Академгородка, из ряда институтов. Я знаю их очень хорошо, мы работали вместе долгое время. Это отличные инженеры и хорошие люди. Они рвутся к интересной и перспективной работе!

– Хорошо! – тихим голосом сказал Чебаков. – Я предлагаю вам организовать отдел с предложенной вами тематикой. Минимальное количество сотрудников – сорок человек. Сейчас напишите заявление о приёме в НИИКЭ и увольняйтесь с завода!
Виктор Митрофанович, а ты переговори предварительно с техотделом Министерства, с Грабильщиковым, я буду там через пару дней и введу в структуру института новый отдел.
Вас, Давид Михайлович, я поздравляю! Успехов в работе!

Шок.
Это ещё мягко сказано.
Давид испытал шок!

Он убирается из этого осто… надоевшего завода, где провёл двадцать долгих лет! Из которых последние десять он искал работу, бегая по всему городу, изучая все газеты, разговаривая с десятками людей в поисках приложения своих сил.
Он почти махнул рукой, считая себя пленником постылого завода вместе с его надоевшим коллективом.

– Спасибо! Я постараюсь.
– Детали обговорите с Виктором. Он вам подскажет, если будет необходимость.
– Да он сам всё знает! – Казин широко улыбался. – Пошли ко мне.

В кабинете Казина Давид пробыл недолго.
Обговаривались укрупнённые направления работы будущего отдела на пару ближайших месяцев и на долгую перспективу.

– Виктор Митрофанович, а что же мне делать с диссертацией? Она ведь, по существу, полностью готова. Я сейчас ищу серьёзного оппонента, уже обратился к академику Синицыну и он, кажется, согласен. Забросить это дело или…?

– Зачем бросать! Первые месяцы работы, естественно, уйдут на формирование отдела, на связи с Министерством, короче, на глобальные проблемы. Потом станет легче. Найдётся время и для защиты. Хотя, если говорить честно, степень – дело третьестепенное, смотри-ка, каламбур хороший получился! Вы, если я правильно понял, рвётесь к интересной работе приличного масштаба – вот вам и карты в руки!
Всему своё время.
Разбрасывать камни у вас уже получилось.
Сейчас время их собирать!
Tags: мои книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments