?

Log in

No account? Create an account

О медитации, аутотренинге и инкарнации. - Дока. Инженер ваших душ. — ЖЖ

янв. 30, 2016

07:22 pm - О медитации, аутотренинге и инкарнации.

Previous Entry Поделиться Next Entry



Из моей книги "Восхождение."




Книга Первая. Глава десятая.

Все главы по порядку смотреть здесь:
http://artur-s.livejournal.com/76482.html?mode=reply

... Второй момент заключался в том, что в той же Белокурихе я проходил сеансы аутотренинга с медитацией у тамошнего зав. отделением, пожилого, поджарого доктора, который был здоров как бык, потому что каждое утро вставал спозаранку и до работы успевал пешком делать до десяти километров каждый божий день!

И эти сеансы мне здорово помогли, вероятно, вместе с мумиё, разведенным на спирту, - такой вывод я сделал тогда.
И помню, что дело доходило то ли до галлюцинаций, то ли до состояний, которым я в те времена не нашел разумного объяснения.

Но недавно я достал конспекты лекций этого доктора и вычитал там интересные вещи, очень подходившие к тому, что я увидел в Гурьевском бору!

Flag Counter



«...Медитация базируется на отключении от материального мира и перехода в духовный...
Техника медитации основана на повторении про себя своей мантры, что позволяет вступить в контакт с Единым Полем Сознания...

Мантра - это озвученное духовное начало, астральное имя, в частности, особое сочетание звуков...
В состоянии медитации совершаются астральные путешествия: можно перемещаться в своем тонком теле, пока грубое тело пребывает в трансе...

Можно побывать в прошлом и в будущем, контактировать с прошлыми и будущими цивилизациями, встречаться со своими космическими наставниками. Происходит расширение сознания, постижение и осмысление тайн мудрости древних и раскрытие своей Божественной Духовной Сущности...

...Более того, медиумы способны к реинкарнации, то есть, к погружению в предыдущую жизнь.
Реинкарнация означает трансмиграцию нематериальной бессмертной души из одного тела в другое.
Она не является вечным циклом рождения и смерти.
Она может быть остановлена возвышением нашего сознания на духовную платформу вне материальных условий, включающих действенность рождения и смерти...

Медитация - это глубокая концентрация на абстрактных идеях и размышления только о них... При достижении определенной глубины медитации приходит удивительное состояние слияния с чем-либо великим, прозрения огромной истины с ощущением переноса себя в другой мир, другое измерение...
При этом все вокруг становится нереальным, странным, и деревья, и лес, и зима, и лето...»

В эту ночь я почти совсем не спал.

Голова просто раскалывалась, никакие анальгетики не помогали, седуксен не давал ни успокаивающего, ни снотворного эффекта.
Я решил спастись бабкиным мумиё, но, видать, перебрал, отхватив больший, чем надо кусочек смолы.
Голову стало просто разносить!

Ещё с вечера синоптики грозились гигантскими солнечными протуберанцами, которые адски влияют на магнитные поля Земли, а те, в свою очередь, гробят своими скачками сердечников, инсультников и таких психов, как я!
В общем, я понял, что в постели ловить нечего, день был субботний и на работу идти не надо, а потому решил с рассветом двинуть в свой любимый Гурьевский бор, чтобы на свежем сосновом воздухе поразмышлять о жизни, о своих болячках и малость развеяться после такой тяжкой ночи.

В лесу было просто классно!
Накануне прошел дождь, и воздух был свеж и напоен сосной.
Птички своим чириканьем наполняли пространство звуками просыпающейся энергичной и бесконечной жизни.

Быстрым шагом я добрался до заветной лавочки, сел и, поскольку головная боль не проходила, а лишь притупилась, стал смотреть вдаль, в сторону горизонта, пытаясь расслабиться и ни о чем не думать.

Легкий туман исходил от реки и, поднимаясь вверх, таял на уровне лесистого утеса, где я видел человека в ауре, а выше растворялся в чистом синем небе, которое подпитывало свою голубизну яркими лучами восходящего солнца.
Чтобы унять не проходящую головную боль, закрыв глаза, я стал вспоминать текст аутотренинга, рекомендуемый белокурихинским доктором:

- Я спокоен... я совершенно спокоен... меня ничто не тревожит, не беспокоит, у меня ничего не болит... мне приятно и легко... тепло легкими струями перемещается к кистям рук и ступням ног... Я совершенно спокоен... У меня расслаблены мышцы лица, мышцы глаз, мышцы шеи... Расслаблены плечи, руки, грудь... живот... ноги... Плечи, руки... так, это я уже говорил... Я...плыву... Приятно... Глаза закрыты... Открой глаза... открыть глаза... глаза...
Я открыл глаза.

Передо мной на утесе в легкой дымке стоял человек и смотрел в мою сторону.
Его одежда была той же, что и в прошлый раз, но в рассветном воздухе она сверкала и переливалась при ходьбе.
Он пошел ко мне!

Он шел прямо, не обходя препятствия вроде камней и бугорков, а как бы пронзая их ногами, шел, плавно покачиваясь в такт мерно поднимающемуся и опускающемуся посоху в правой руке.

Я сидел в оцепенении, схватившись руками за прохладные брусья скамейки. Не дойдя каких-то пяти метров, он остановился.
Нас разделяла то ли пелена, то ли прозрачная незримая стена, но я чувствовал, что есть какая-то плотная субстанция на неощутимом рубеже.
Я вгляделся в него, и дрожь прошла по моим ногам.

Там стоял я сам!
То же лицо, что уже надоело мне каждое утро, когда при бритье я гляжусь в зеркало, тот же взгляд, короче, копия!
Лишь одежда странная: этот плащ до земли, белый длинный платок на голове, ниспадающий до пояса, да посох из полированного дерева со странной витиеватой резьбой по всей длине.

- Ты кто? - спросил я тихо пересохшим вдруг ртом.
- Я - это ты! Разве не видишь?- с усмешкой ответил он.

(продолжение следует)