artur_s (artur_s) wrote,
artur_s
artur_s

Categories:

FEMME FATALE. Кто и зачем придумал образ роковой женщины




Изображение: кадр из фильма «Ниночка», 1939

Образ роковой женщины изначально не имел ничего общего с секс-бомбой. Стилист BOGOMOLOV_IMAGE проанализировал классические атрибуты холодного стиля femme fatale, и объясняет, как отличить роковую женщину от Женщины-Вамп, Светской Львицы или Классической Стервы.
Femme Fatale, Роковая Женщина — таинственная, недоступная, одинокая, приносящая несчастье... Этот культовый имидж впервые появляется ещё в середине XIX века. Но не в реальной жизни и не в моде, а в литературе.

Со страниц романов

Этот образ придумали французские писатели и драматурги. Они же дали ему имя — Femme Fatale. Это дама, встреча с которой становится роковой для героя сюжета: растраченная казённая касса, преступление, дуэль, тюрьма, самоубийство... Исход всегда фатальный, а не редко и летальный.

Но литературно-исторический персонаж и модный имидж — не одно и то же. С точки зрения сюжета к Роковым Женщинам можно было бы отнести и Клеопатру, приведшую к краху Антония, и набоковскую Лолиту, погубившую жизнь Гумберта, и Настасью Филипповну из романа «Идиот» Достоевского, и Лилю Брик, и Кармен, и даже Снежную Королеву, влечение к которой чуть было не стоило жизни мальчику Каю. В мировой литературе, кинематографе и в реальной жизни найдется немало вампиресс, светских львиц, стерв и скандальных тёток, которые погубили жизни многих подкаблучников.

Совсем другое дело — модный имидж Femme Fatale. Для моды сюжета недостаточно, ей нужен визуальный образ. И он появляется уже в XX веке — в Голливуде 1920-30-х годов. А самое совершенное его воплощение создает шведская девушка Грета Гюставсон, вошедшая в историю под именем Греты Гарбо.



Когда современные журналисты бесконечно повторяют переписанную друг у друга фразу: «Грета Гарбо — гениальная актриса XX века», создается впечатление, что они не видели ни одного её фильма. На мой взгляд, актерская игра Гарбо была, мягко говоря, далека от гениальности: штампы, фальшь, искусственность. Но гениальным был её образ. Ведь стильный имидж — это такое же произведение искусства как, скажем, картина, симфония или поэма. И это не меньший вклад в культуру цивилизации, чем талантливо сыгранная роль.

Грета Гарбо играет плохо, но до чего же сама она хороша! Какая гармония аскетичных черт лица и изысканного ракурса, холодного взгляда и черной линии на усталых веках, низкого голоса и чётко очерченных губ! Но главная заслуга Гарбо в том, что ей удалось выразить визуально весь диапазон ассоциативных характеристик имиджа Роковой Женщины: драму, одиночество, холод, недоступность, тайну и обреченность. Всё это можно прочесть только лишь в её лице, даже не вникая в сюжет. Да и сам этот диапазон ассоциаций был создан Гретой Гарбо. Поэтому не будет преувеличением сказать, что она является первой создательницей имиджа Femme Fatale. До Греты Гарбо это словосочетание имело очень расплывчатый смысл, им называли любой женский образ, в котором была опасность, стервозность или вампиризм. Гарбо навела порядок и своим имиджем внесла в эти слова конкретное содержание. В её исполнении Роковая Женщина в отличие от Женщины-Вамп, Светской Львицы или Классической Стервы не преследует корыстных целей, не использует мужчин ради денег или власти и не пьёт их кровь. Она обрекает их на страдание, потому что сама обречена. А если она и бывает холодна или жестока, то вовсе не из-за дурного характера. В её прошлом есть некая ужасная тайна, трагическая причина, заставившая её стать такою. Рок, судьба, фатум.

Роковое влечение

Имидж Роковой Женщины трудно назвать сексапильным или обольстительным. Она холодна, но при этом парадоксально магнетична. Она влечет к себе не обещанием легких наслаждений, но интригующей тайной и предчувствием опасности. Иными словами, яркая неоновая надпись у входа в пропасть «Не приближайся — смертельно опасно!» является лучшей приманкой для романтически настроенных искателей приключений.

Впрочем, это описание не является пересказом сюжетов фильмов с участием Греты Гарбо — это лишь ассоциации, которые вызывал у зрителей её образ, одетый в костюмы и монологи Маты Хари, Маргариты Готье, Анны Карениной, балерины Грушинской или королевы Кристины. При этом главным элементом визуального облика Гарбо были не её платья или прически, а глаза — точнее, макияж глаз. Чёткая черная линия, проведенная по верхнему веку и на несколько миллиметров опускающаяся вниз у внешних уголков глаз. Именно в этих миллиметрах — секрет драматического магнетизма её взгляда. Страдание, одиночество и изысканный холод были нарисованы на её лице черным лайнером возле ресниц.

Фатальный конвейер

Благодаря Грете Гарбо имидж Femme Fatale становится фантастически популярным и вызывает массу подражаний. Прежде всего, в самом Голливуде — в имидже актрис 1930-х годов: Анны Стен, Таллулы Бэнкхед, Джоан Кроуфорд, Нормы Ширрер и, конечно, Марлен Дитрих. И хотя Дитрих в отличие от Гарбо не обладала безупречностью черт лица, именно она довела этот образ до культового совершенства.

Ради имиджа Femme Fatale, подчинившись диктату режиссера Йозефа фон Штернберга, Дитрих пришлось похудеть на десяток килограммов и сделать пластическую операцию. Кстати, фон Штернберг добавил к арсеналу визуальных средств Роковой Женщины ещё один секрет — верхний свет в крупных планах. В луче направленного сверху жёсткого света простоватые черты лица Марлен Дитрих превращались в безупречную холодную и таинственную маску.

Но при этом имидж Дитрих не был точной копией Греты Гарбо. В её исполнении Роковая Женщина приобретает оттенки рафинированной богемной изысканности и томной чувственности, а вместо мелодраматического страдания — какое-то удивительное только ей присущее декадансное безразличие. Её чуть-чуть насмешливый взгляд будто говорил: «Нет смысла сопротивляться Року. Я обречена. И ты, полюбивший меня — обречён вместе со мной».

Femme Fatale по-советски

Роковая Женщина появляется даже в советском кинематографе, правда всего один-единственный раз — в фильме «Цирк» 1936-го года в исполнении Любови Орловой. Поскольку советская труженица не могла быть роковой по определению, режиссёру Григорию Александрову пришлось создать для Орловой соответствующий персонаж: Мэрион Диксон — заграничная цирковая звезда с ужасной тайной в прошлом. Правда, сюжет этого фильма — чуть ли не единственный в истории пример, когда роман с Роковой Женщиной заканчивается хэппи-эндом: Femme Fatale выходит замуж, принимает советское гражданство и меняет имидж на более оптимистичный, маршируя в финальных кадрах фильма по Красной площади в спортивном костюме с песней «Широка страна моя родная».

Не только кинематограф, но и коммерческая мода 1930-х годов подхватывает и тиражирует этот имидж. Он появляется на обложках модных журналов, в рекламе одежды, косметики и духов, на почтовых открытках. Но в реальной жизни образ Femme Fatale не прижился, ибо следовать ему было слишком хлопотно и непрактично. Зато стало модно воплощаться в Роковых Женщин на фотографиях для семейных альбомов, заимствуя макияжи, технику света, позы и ракурсы у Греты Гарбо, Марлен Дитрих и Любови Орловой.

Уйти, чтобы вернуться

Femme Fatale выходит из моды резко — в 1939-ом году, а виною тому — Вторая Мировая война. Вместо «Женщины, погубившей твою жизнь» в моду входит «Девушка, которая ждет тебя с фронта». Грета Гарбо покидает кинематограф, Марлен Дитрих перебивается ролями во второстепенных комедиях. На киноэкраны, в журналы мод и семейные альбомы приходит новый типаж — круглолицая простушка-хохотушка вроде Бэтти Грейбл в платье в горошек с рукавами-фонариками и в белых носочках. Роковая Женщина на многие годы становится синонимом старомодности.

Чтобы «старое» опять стало «новым» оно должно быть как следует забыто. Это происходит только к 1970-ым годам. Но к тому времени благодаря сексуальной революции человечество уже разучилось умирать от любви. Мелодраматические страсти довоенного кино у нового поколения вызывают лишь улыбку. Зато визуальный образ Femme Fatale опять начал казаться стильным, правда, исключительно в номинации «ретро».

В виде ностальгических стилизаций он опять вернулся в коммерческую моду и шоу-бизнес, где и по сей день занимает одно из самых почётных мест. Видеоклипы Мадонны, фотосессии с Надей Ауэрманн в исполнении Ричарда Аведона и Стивена Мейзеля, театрализованные показы мод Тьерри Мюглера, Джона Гальяно и Жан-Поля Готье без устали эксплуатируют образ Роковой Женщины, внося в него все новые и новые оттенки. Школы стилистов и фэшн-фотографов включают «зачет по Femme Fatale» в свои учебные программы. Видимо, магнетизм тайны, драмы и одиночества не утратил своей актуальности и в XXI веке.

Элементы визуального образа

Роль

Femme Fatale — один из редких примеров имиджа, в котором визуальный стиль прически, макияжа и одежды является вторичным по сравнению с ролевой составляющей. Она выражается в загадочных взглядах, томных позах, таинственных ракурсах, холодной мимике.

Прическа

Цвет волос преимущественно светлый для придания образу хрупкости и женственности. Темный тон также возможен, но он добавит больше тайны и мистики. В форме прически возможны ретро мотивы довоенного гламура.

Макияж

Основной тон — бледный, немного болезненный. Рисунок макияжа — чистый и элегантный. Тонкие брови, достаточно яркие губы, очерченные строгим контуром. Главный акцент в макияже — глаза. Они могут быть выделены дымчатыми тенями, накладными ресницами или черной подводкой.

Гардероб

К одежде нет жестких требований, однако предпочтительны темные тона и строгие силуэтные линии — достаточно женственные, но без откровенных сексуальных акцентов. Очень важны детали — вуаль на лице, шляпа, бросающая тень на глаза, дымящаяся сигарета.

источник
Tags: женская энергия!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments