artur_s (artur_s) wrote,
artur_s
artur_s

Шок - 1.




Я люблю приезжать в Цфат в субботу.
Никого нет, улочки пустынны, народ заперся в синагогах - грехи отмаливает.



После извилисто-серпантинного подьёма в гору приятно, спокойно гуляя по вековечной мостовой святого города, оглядывать сверху туманно-сокрытые утречком великолепные горные окрестности или же безмятежно всматриваться в полуфантастические пейзажи на картинах живущих здесь отшельников-художников, облюбовавших целый район древнего Цфата.



Особенно приятно делать это не в одиночку, а в хорошей компании.
- Смотри, Друг, - сказал Старик, - какой видок! Пальчики оближешь!

Мы втроём вышли из очередной художественной галереи и направились к маленькой забегаловке, открытой здесь недавно выходцем из России и открытой в шабат.



- Да, - ответил Друг, - и не только пальчики, всю ладошку лизать можно. Очень уж мне этот вид напоминает кое-что, аж душа переворачивается, как Дока любит говорить.

- А? Что? Чего напоминает? - вступил я в разговор.
- Напоминает слегка это местечко дорогу на озеро Рица к даче товарища Сталина. Бывал там?

Flag Counter



- Ну, расскажи о чем задумался. Мы со Стариком любим воспоминания достойных людей.
- С акцентом на половую жизнь, желательно. Мы это уважаем? - ехидно подцепил Старик.

- Да какая половая, мужички? Просто в восемьдесят девятом году отдыхал я в тех краях с женой.
Времена были уже голодные, но я, как советский человек, не думал даже давать дёру из Союза, а наоборот, обретался просто в растерянности, характерной для многих.

Материл, конечно, такую житуху, но сидел смирно.

И вот, значит, приезжаем мы в Москву с Кавказа, я ещё заскочил в Министерство по своим делам перед возвращением в Н-ск, и тут звонит мне в гостиницу моя двоюродная сестра.

- Здорово, -говорит, - а я тебе тут вызов в Израиль организовала.

Я язык проглотил и сел, где стоял.
- Какой-такой Израиль, еж твою в колено мать? - культурно спрашиваю, - ты об чем мелешь, поросенок?

- Чего ты придуриваешься, чудак на большую букву М? - это мы так с сестричкой временами общались, - не слыхал, что я себе уже все оформила и о тебе, чукча, забочусь?

Короче, милый разговор родственников закончился скандалом, который я ей закатил, а она просто бросила трубку.

В Н-ске бой быков продолжился.

Я орал, выпучив глаза, напирая на то, что я работаю большим начальником и у меня будут большие неприятности, если кто узнает, и вообще, кто тебя просил? Я тебя просил? Какого хера ты лезешь? Езжай в свой Израиль и оставь меня в покое!

И всё в таком духе и тоне.
Ужасно разозлился, что кто-то без меня меня женит!

Сестра молча покрутила пальцем у виска и ушла.
Жена молча слушала перепалку, а потом сказала:
- Ты еще попросишь у неё прощения за хамство!

Дальше события стали нарастать комом.

Очереди к пустым прилавкам росли в геометрической прогрессии, а товары исчезали с ещё большей скоростью, а народ регулярно и целеустремленно искал виновных в этих безобразиях евреев - а кого же ещё, не себя же?

В моей фирме, где я работал Главным Конструктором, возникли ранее скрываемые вопросы.
Например, моего шефа стали спрашивать, почему в русской стране, в русской организации работает начальник с такой нерусской фамилией - это про меня - и что в Протоколах Сионских Мудрецов ясно сказано, кто виноват и что делать?
Кончилось тем, что я извинился перед сестрой и услышал от нее слово "ульпан".


Друг замолк и полез за сигаретами.

Солнце уже нещадно палило и густой горячий воздух можно было запросто резать острыми предметами.
Мы вспотели в тенёчке под пологом, и жара загнала нас внутрь ресторанчика под струи кондиционера.

- Да, - сказал Старик, - точно, тогда не до баб было с половой жизнью, того и гляди, самого как бы не того...да...

- Потом,- продолжил Друг, - мне позвонил приятель с хорошей русской фамилией Абрамович.
Мы с ним вместе работали, до моего возвышения по должности, в одном НИИ.

Там у меня и у него были крупнейшие в институте отделы.
Он и я оставались единственными беспартийными начальниками отделов, руководство учитывало нашу квалификацию и не выворачивало нам руки, загоняя в стройные ряды.
Да и время пошло уже такое, что с коммунизмом всё становилось ясно.

- Ты едешь? - коротко спросил он.
- Давай встретимся, я запутался. Тут вот ульпан...говорят...
- Да брось ты! Какой ульпан? Нахрена тебе это? У тебя патенты, у тебя степень, у тебя - ого-го, да и я не из последних, опыт и прочее, брось, не ломай голову, язык этот неподьемный, так прорвемся! Оформляй бумаги, рвать надо, видишь - всё сыпется, ну их нахер, делаем ноги!
- В сионисты хочешь?
- Не мельтеши, приезжай, разберемся.

- Вот так это все начиналось у меня, - Друг посмотрел на нас и сказал:
- Продолжим в другой раз, пошли, я тут знаю одну галерею...
И какая там художница сидит!
Пальчики вымойте, лизать их придется!

продолжение следует
Tags: мои рассказы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments