?

Log in

No account? Create an account

Неспокойное это место. Но великолепное! - Дока. Инженер ваших душ. — ЖЖ

фев. 27, 2016

10:08 pm - Неспокойное это место. Но великолепное!

Previous Entry Поделиться Next Entry



Из моей книги "Восхождение."



Книга Вторая. Глава тридцать девятая.

– Конечно, ребята наши слабаки, дай бог им здоровья и благополучия.
Мишка попробовал израильской жизни, но хватило его только на полтора года. Кибуц, инженерные курсы, курсы иврита – и вдруг молодая жена заворачивает его назад, в Россию, где её мама, папа, язык родной и работа более-менее по специальности, а тут всё с нуля!
Не смог он с ней совладать, а теперь там расплачивается за неверный шаг…
Гришка вообще даже в голову не берёт новую страну. Во-первых, язык…
А дальше даже и думать не хочет!

Сколько я плакала… Скучаю. Их редкие приезды к нам раз в три года, да наши туда раз в пять лет…
Но есть и ещё фактор.
Неспокойное у нас место. Ох, неспокойное. Всё бурлит! Телевизор лучше не включать. Новости каждый час, одна другой веселее! То землетрясение обещают вот-вот, то войну в Газе, то Ливан, то Иран.
Слава богу, терактов стало поменьше, тьфу-тьфу!

Flag Counter



Вдобавок к моим неприятностям в этом самом Центре реабилитации, начались ужасы. В девяносто втором арабы были вооружены ножами и кидались из-за угла, потом начались эти жуткие сцены с автобусами.
Взрывы, кровь, куски человеческих тел… Страшно вспомнить.

А помнишь, ты поехал на работу тем утром…
Что-то замешкался дома на полчаса.
И вдруг звонок от твоего шефа.
– Давид! Задержись немного дома. Только что на перекрёстке Ягур был теракт! Разворотило автобус. Ничего пока что не ясно. Есть погибшие и раненые. Я слышал по радио. Приедешь на работу позже.

Меня тряхануло почти до обморока! Если бы не эта твоя задержка, ты был бы там… От нас до Ягура полчаса езды.

А вот эта ракета, что упала недалеко от нашего дома во время Второй ливанской войны! Никогда раньше не представляла, что может быть такой грохот и такой толчок! Дом затрясся, и задребезжали окна…
Конечно, страшно!

И я вспомнила, как мы, ещё совсем не обстрелянные, в феврале девяносто первого зачарованно смотрели в небо в восемь вечера недалеко от Хайфы, как саддамовские Скады приближались к городу и батареи Пэтриотов сбивали их, распуская по чёрному небу всполохи, похожие на салют. Тогда мы совсем не чувствовали страха! Просто было интересно. Страхов мы натерпелись к тому времени достаточно, выезжая из Союза и не зная толком, куда едем, что с нами будет?

Что только мы не прошли за это время!
Если бы наши парни видели этот злосчастный пансион Мордехая в Кирьят-Тивоне – первый наш приют в стране!
Комнатка метров десять, вместе с туалетом и так называемой кухней. Только большая кровать – и всё! А эта жуткая хозяйка с вечной цыгаркой во рту! И эти её идиотские замечания по любому поводу, и её неожиданные визиты без предупреждения… Ясно, что она видела в нас беженцев из дикой страны, которые не знают, что такое электричество. Это было видно по её глазам!...

Что это я развспоминалась?
Да… Если бы дети знали, через что мы тут прошли в самом начале…
Мы ведь им рассказывали по телефону и в письмах только о природе, погоде и полных прилавках. Правда, вскоре ты попытался объективно рассказывать им о трудностях нашей абсорбции, но они нам писали о той же беспросветно серой жизни в Энске, что и была до нашего отъезда, о пустых прилавках, о погоне за маслом и сметаной. Сейчас и там всё изменилось, но ведь сколько времени утекло! Утекло из жизни человеческой. Из судьбы.

А потом мы перебрались в маленькую двухкомнатную. Стало чуть свободнее. Оттуда ты стал ездить на первую в твоей израильской жизни работу. На автобусах. С двумя пересадками. Вставал в пять утра и возвращался умотанный поздним вечером. Без сил. Хотя работа не физическая. Но умственная, на чужом языке, в чуждой обстановке выматывала тебя не меньше физической!

А тут и я с этим Центром!
Короче, досталось нам поначалу так, что мы даже были рады, что детей нет рядом, и наши перегрузки неотвратимо напугали бы их. Хотя это не помогло.
Так и не приехали они сюда…
Ну что же. Ведь взрослые дети сами выбирают, где им жить и что делать в этой жизни. Это их жизнь, и наша участь – родителей – не мешать им! Пусть живут, как хотят и где хотят. Это их судьбы. Пусть каждый живёт по своему разумению.

Но какая это великая сила – любовь!
Если бы не она, не знаю, как бы мы выдержали все эти испытания?
Ведь сколько семей тут развалилось!
Жёсткая, если не сказать жестокая, жизнь в новой стране с её новыми порядками, с новыми правилами, неизвестными дотоле принципами или сближает, сплачивает, или разбивает, расталкивает в разные стороны людей. Не все ведь готовы к испытаниям на прочность: на безденежье поначалу, особенно тех, кто не смог привезти с собой деньги, на бесправную и мало оплачиваемую работу, тяжёлую и без привычных рамок.

Язык! Это первое, на чём горели практически все.
А посмотри теперь! Удивительно! Практически в любом месте, будь то магазин или банк, завод или больница, забегаловка или поликлиника – везде слышен русский язык. Невозможно было это представить в начале девяностых, когда и радио и телевидение на всех каналах источали только лишь иврит!
Не знаю, хорошо это или плохо – я не спец в таких вопросах, но это здорово облегчает сейчас жизнь вновь прибывающим людям из России.

Но зато!
Море рядом, и первое время мы ехали к морю через день!
Оно ведь всегда разное! То голубая гладь, а то серое, штормящее с ревущими волнами! Ведь в прошлой жизни до моря надо было добираться на самолётах и поездах и плюхаться в воду при любой температуре: отпуск ведь был один раз в году, и надо было использовать морскую воду, невзирая на её температуру: девятнадцать градусов – заплыв! Двадцать – заплыв! А тут… Если температура ниже двадцати семи – боже упаси, не входим…
Но разве только море!
А эти поездки по красавице-стране!
Помнишь, твоя первая фирма, где тебе пришлось поработать пять лет, повезла всех работников в Ахзив.
Это был первый, но мощный культурный шок, если можно так сказать!
На самом берегу Средиземного моря, в камышовых цивильных хижинах, да при круглосуточном сопровождении самых разных развлечений. Тогда нас впервые обслуживали молодые ребята из какой-то интернациональной бригады средиземноморских стран: французы, итальянцы, греки… Музыка. Танцы. Средиземноморская кухня. Сервис высшего класса! И всё это у развалин древней крепости Ахзив.

Потом был Египет. Нуэба. До Шарм-аль-Шейха на самолёте, потом на автобусах до места. Оазис в пустыне. Арабская кухня и музыка. Помнишь ту египтянку с танцем живота? Пожалуй, я такого больше не видела! Отличный был отдых!
А впервые в Эйлате? Помню тот шок, в который мы с тобой впали, когда увидели этот курорт на стыке Израиля, Египта и Иордании! Красота. А ведь когда-то тут была пустыня…

Недавно вспоминала наше первое знакомство с Францией и Англией.
Только в мечтах простые советские инженеры и врачи могли видеть это.
Правда, немного подпортила удовольствие наша гидша, как её там?
Суетливая, неопытная, дёрганая. Началось с того, что завезла она нас не в тот аэропорт. Как она умудрилась организовать рейс на Ле Бурже, если прилетели мы в аэропорт Шарля де Голля? Эх, как она бегала с выпученными глазами! Ещё бы! Завезти группу на другой конец города!
Но зато вид из окон бельэтажа этой маленькой гостиницы в центре Парижа! Крыши Парижа! Это незабываемо!
Много времени прошло, но как сейчас помню тебя и себя на площади Конкорд, у Триумфальной арки, у ограды Тюильри…
Правда, Монмартр чуть приглушен в памяти из-за серой весенней погоды, но группу художников с мольбертами и их наброски вижу и сейчас!
А вид на город при спуске с Монмартра!
Хотя его не сравнить с видами с Эйфелевой башни! Где у нас эти фотографии? Надо поискать…
Потом Лувр.
Затем Версаль.
Поездки на кораблике по Сене.
Путешествие в долину Луары. Замок Леонардо да Винчи, подаренный ему королём, в котором он прожил последние четверть века своей жизни…
Виноградники и винные погреба с французскими винами…
Это незабываемо!

А потом путешествие на поезде под Ла Маншем до Лондона…
И сам Город!
Один только перечень мест, где мы с тобой бродили, чего стоит!
Букингемский дворец, Темза, Тауэрский мост, Биг Бен, Трафальгарская площадь, музей мадам Тюссо! Поездка в Виндзор и сам Замок!
Дух захватывает!

Об Италии мне и сейчас трудно говорить: всё время хочу снова побывать там! Как во сне, постоянно идут перед глазами картины Сорренто, обрывистого берега с лифтами, поездка на катерке на Капри, а потом Рим с его многоярусными раскопками, Колизей и одежда в стиле римских воинов времён Тита и Цезаря. Флоренция со своим Собором и узкими улочками, забитыми торговыми лавками со всякой мишурой! Пиза, Верона и мелкие городки со старинными стенами из серого камня…

Даже в мечтах этого не было в советской серости и закрытости! Надо же было довести людей до скотского состояния: загнать всех в один большой загон и охранять, чтобы не сбежали! А ведь, когда живёшь внутри загона, кажется, что так и надо, что все так живут. Ужас… Как мы там жили?

А потом, когда мы купили первую свою машину, началось безумство.
После работы, усталые и голодные, мы садились на машину и ехали, куда глаза глядят!
Везде в этой стране красиво до изумления!
Первым делом мы объехали Кинерет и навестили все места, которые попадались по пути, от Тверии вокруг озера до Гинносара, и ужинали каждый раз в разных ресторанчиках и забегаловках, пробуя блюда разных народов, от марокканских до таиландских.
Мы любовались закатами, вдыхали чистые запахи необычных растений и чувствовали всей душой, что попали в новый, светлый мир, попали в рай!

Я и сейчас осознаю, что если бы не эти путешествия, не эти райские богоданные места, мы бы не выдержали тех перегрузок, которые выпали на нашу долю!

(продолжение следует)