?

Log in

No account? Create an account

Пьянь. - Дока. Инженер ваших душ. — ЖЖ

мар. 10, 2016

05:37 pm - Пьянь.

Previous Entry Поделиться Next Entry




В Кацрин я решил ехать по красивой дороге, чтобы показать её Старику.
Она петляет по Галилее, захватывая дух не только собственно природной красотой, но и генетической, видимо, памятью, до мороза по шкуре.

Обогнув гору Тавор, через черкесский Кфар Кама мы добрались до умопомрачительной панорамы серпантинного спуска к столетнему Явнеелю и выскочили у Пории, чтобы захлебнуться видом сверху на Кинерет.

- Самые красивые места в Израиле, - отрекомендовал я Старику живописнейшую картинку озера, обрамленного пустынно-желтоватыми Голанскими высотами на той стороне и сногсшибательными оттенками зелёного цвета пальмовых рощиц, зарослей банановых, авокадных и черт знает каких других вкусных насаждений, заполняющих весь обозримый вид справа, до самого горизонта, переходящих там в гряду гор, исчезающих там, в дымке, к югу, в стороне Иудеи и Самарии.

Flag Counter



- Этот мемориал назван в честь парня по имени Габриэль его безутешными родителями, - начал я лекцию в качестве гида, - и еще в его честь назван Рамат-Габриэль в одной из израильских Силиконовых долин у города Мигдаль-а-Эмек...
Да ты меня не слушаешь, Старик, о чем мыслишь?

- А вот сидим мы в такой красоте, - и он обвел рукой озеро, просматривающиеся справа вдалеке кварталы Тверии, сбегающие с горы вниз, лужайку между мемориалом необычной архитектуры и гладью воды, которую оживляли сотни чаек, - и вспоминаю другие времена и людей, пьющих по утрам не кофе с чаем...
- Э...ты про баб? - с надеждой спросил я.
- Дались тебе бабы...- забурчал он, - бабы, конечно - фимиам одурманивающий, но я о другом...
- Расскажи.

- Два случая сразу вспомнил.
А годы те же - восьмидесятые.

Отдыхал я как-то в Сестрорецке под Ленинградом.
Пансионат там есть.
Чушь собачья, конечно, но водичка там минеральная - требуху пополоскать и сосняк недурственный.

Так вот, в комнате, кроме меня, было еще двое мужиков.
Один нормальный, а второй - алкаш.
Алкашу этому с виду было лет пятьдесят, а оказалось - тридцать.
Морда серая и постоянно под кайфом.
И была у него язва желудка, боли дикие, загибался ужасно, но лечил пошатнувшееся здоровье он исключительно вермутом, наливками и водкой.
Я ему говорю как-то:
- Сдохнешь ведь, чудо в перьях! Ты откуда такой взялся?

Оказывается, он передовик труда в колхозе Курской области по тракторной части. И комбайном не брезгует. Работает с утра до ночи, зарабатывает бешено, по его словам.
- Я уже,- говорит,- себе Москвич купил, жене, и сыну, которому два года, книжку в сберкассе открыл и туда ему отложил тоже на Москвич!
А пью, - говорит, для удовольствия! Я же отдыхать приехал сюда, в отпуск. Ну сдохну, ну от язвы, ну и что? Все там будем!

А по утрам, ровно в шесть часов, каждый божий день, весь сезон стучался к нам в дверь алкаш из соседнего номера. Он приносил дежурную бутылку вермута, будил тракториста и они, приняв по стакану, довольные, начинали очередной день отдыха в пансионате, накачиваясь к вечеру до зеленых соплей.
Каждое божье утро!
Кстати, тот алкаш работал главным инженером на одном из ленинградских заводов...

Старик помолчал, отпил из чашечки и продолжил:
- Второй случай был под Омском.
Есть там дом отдыха Чернолучье. Место - шик. Высокий обрывистый берег Иртыша, густой сосновый бор и лето! Какое было лето! Теплынь, красота! И вот тут были бабы. Да.

Нас, мужиков трое и их тоже три...
Печки-лавочки, туда-сюда, все ясно и ничего нового я тебе не скажу.
Спали с ними мы со второго дня - из двенадцати домотдыховских отпускных. Время дорого, и мы и они понимали это туго.

Как-то раз прибегает ко мне один из компании:
- Быстро-быстро бери свою, едем! Куда, зачем - не говорит, темнит.
Ладно, поехали.
У него, оказывается, шофер при себе был с Газиком.
Приезжаем туда - не понимаю куда.
Какие-то домики. Заходим.

Шофер, которого вижу впервые, тащит ящик водки.
По-деловому наливает всем по стакану, подносит по куску хлеба и по куску сала. Выпиваем молча, нихера никто не понимает, в чем дело.
Потом по второму стакану. Два слова: тост за здоровье - и также бегом - наливает по третьему.

Язык к этому времени немного развязался, я и спрашиваю осторожно:
- Может, кто скажет, в чем дело, чего празднуем и почему так шустро, без остановок?

Оказалось, никто, кроме шофера и его шефа, не в курсе событй, а те молчат и молча наливаются водкой.

Кончилось все, как и было запланировано: все нажрались, облевали помещение, которое, как потом выяснилось, было столовкой пионерского лагеря, перееблись и вернулись назад на следующий день. Идея мероприятия оказалась для меня загадочной только до отрезвления.
- Дак хорошо же отдохнули! - удивился шеф шофера. - Оттянулись! Разве плохо?

А ты говоришь: кофия попить на берегу Кинерета!