artur_s (artur_s) wrote,
artur_s
artur_s

Начало времён. Друзья.



Из моей книги "Восхождение."



Провожу эксперимент!
Показываю отрывки из своих книг С КОММЕНТАРИЯМИ ФРЕНДОВ.
Хотите увидеть свои комментарии - пишите расширенно.
Здесь я показываю комментарии к этой главе моей книги - доктора наук, академика Надежды Минеевой из Москвы.


Книга Первая. Глава вторая.


Стол был накрыт великолепно: Лея постаралась как никогда!
В центре стояла огромная алебастровая ваза, привезенная Давидом из Фив, тамошние ремесленники издавна славились гончарным искусством.
Необычной формы ваза, объемная, крутобокая, с четырьмя затейливыми ручками и золотой росписью была буквально набита цветами. Нежные желтые ленты мимозы спускались прямо на стол, крупные цветки фиолетового ириса удивительно сочетались с розами самых причудливых расцветок.
Еще четыре золотых и серебряных кубка, размером поменьше, наполненные зеленью, украшали углы стола.

Подносы с рыбой разных сортов, от крупных: хромисов, латесов до гигантских окуней и от нежных лобанов и мормир до жестковатых нильских кларий; серебряные блюда с мясом газели, орикса и буйвола, пшеничным хлебом и ячменными лепешками, финиками, виноградом, плодами сикоморы и инжиром чередовались с кувшинами крепкого и сладкого виноградного вина и, конечно же, в глиняных расписных высоких кувшинах было неимоверное количество национального напитка - пива! Ячменное, пшеничное, финиковое - на любой вкус!
Гости были навеселе, разговоры - общими, прерываемыми взрывами смеха и длинными тостами.

Flag Counter



В последние годы все реже они встречались - старые друзья, учившиеся с ним ремеслу в Фивах и Мемфисе.
Большой завитой парик по последней моде украшал его крупную бритую голову, а черная с проседью бородка аккуратно подстрижена квадратом, как и положено людям вышесреднего достатка.
Туника с поясом, браслеты на запястьях, на безымянном пальце правой руки кольцо с лазуритом, на ногах кожаные сандалии.

Мужчины сидели по одну сторону стола, женщины - по другую.
Давид и Лея сидели, как и положено хозяевам, в креслах с высокими резными спинками, инкрустированными серебром, бирюзой, сердоликом и лазуритом.

Такие же кресла были у почетных гостей, остальные сидели на табуретках с перекрещенными или вертикальными ножками.

Мужчины были в туниках или коротких юбочках с передниками, женщины в легких, тонких рубашках с одетыми сверху гофрированными платьями, полупрозрачными и с разрезом почти до пояса.
Платье закреплялось на левом плече, оставляя правое открытым.
На некоторых дамах были браслеты из пластинок чеканного золота, соединенных двумя застежками в виде золотых колец, а в волосах диадемы из бирюзы или лазурита, причем концы диадем соединялись на затылке двумя шнурами с кисточками.
Все говорило о том, что в этом доме не гнушается бывать и знать, принадлежащая к высшему обществу.

Некоторые женщины прихорашивались тут же за столом, используя зеркала в виде дисков из полированного серебра с ручками из черного дерева и золота или серебра в форме стебля папируса.
Юные служанки обнаженными или с легкими ремешками на чреслах плавно перемещались, неся подносы на головах, придерживая их руками, и без стеснения выставляли напоказ свои прелести.

Вычурные прически дам, парики их мужей, похожие на колпаки, плавно раскачивались в такт песен, громко звучавших в тишине уже наступившего вечера.
Музыканты сидели на террасе, обращенной к саду, примыкающему к дому, и старательно исполняли модный репертуар.
Флейта, арфа, гобой чередовались с цитрами, систрами, трещетками и барабанами, завезенными не так давно из Азии.

В начале вечера каждый гость получал по цветку лотоса, а затем каждый водружал себе на голову белый колпачок, соблюдая древний ритуал.

Так уж получилось, что Давид был единственным евреем во всей компании, но его быстрый подвижный ум, добродушный характер, порядочность и работоспособность привлекали к нему людей, а высокоразвитое чувство юмора ставило его в центр внимания любой сходки.
Но жизнь расставляла все по местам.
Египтяне, его друзья, возвратившись с учебы, попали в прежнюю атмосферу роскоши и безделья - они были из «вельможных» семей - и быстро забыли все, чему учились.

Для Давида учеба была лишь прелюдией к мастерству, которое и обеспечило ему стабильное положение в обществе.
Но в их глазах он так и остался - приятным, толковым, но все же чужаком, ремесленником, низшей кастой, да к тому же инородцем.

Они так гордились своей темной кожей, что желтые евреи, как и чернокожие эфиопы и бледнолицые финикийцы априори считались низшими расами.
Давид, став мастером, сумел внушить уважение к себе и держался на равных, не заискивая и не лебезя перед «коренным» народом. За что и снискал уважение.

Приемы, которые он устраивал, всегда были на уровне и отличались, пожалуй, в лучшую сторону спецификой некоторых еврейских блюд, которые готовила Лея.

- А помнишь... - то и дело слышалось в застолье.
Было множество тостов, и кубки вина не застаивались на столе.
Уже темнело, когда у входа в дом остановились носилки, которые несли четыре раба- негра.
Опоздавший, высокий, надменного вида египтянин, сошел на землю.

Кроме множества браслетов на руках, на его шее красовалось ожерелье из пяти рядов бус с двумя застежками в форме соколиных голов и подвеска из яшмы на длинном шнуре.
Ремешки от носков подошв его сандалий проходили между первым и вторым пальцами ног и соединялись на лодыжке с другими ремешками, что придавало обуви вид стремени.

- Привет всем, - громко закричал он. - Да вы уже пьяны, а я голоден и трезв как свинья! Давид, дай же выпить скорее!

Это был самый привилегированный участник пирушки Тутмос, знатного рода, потомственный вельможа, кутила и забияка, но умный и образованный человек.
С Давидом его соединяла не то чтобы дружба, но многолетнее крепкое товарищество.
В трудные моменты жизни мастера он был рядом, готовый помочь и подставить плечо.
Но его высокомерие, почти брезгливость к « неаристократам», желание подавлять всех были отталкивающе неприятны, и внутренний холодок всегда присутствовал в самых задушевных, самых теплых его речах.

Вначале, по традиции, он обратился к хозяину, войдя в помещение, где все были навеселе, но разом стихли, увидев вошедшего:

- Да будет в твоем сердце милость Амона! Да ниспошлет он тебе счастливую старость! Да проведешь ты жизнь в радости и достигнешь почета! Губы твои здоровы, члены могучи! Твой глаз видит далеко. Одежды на тебе льняные. Ты пребываешь в своем прекрасном доме, который ты сам построил! Рот твой наполнен вином и пивом, хлебом и мясом! Сладостное пение звучит рядом с тобой! Ты предстаешь перед Эннеадой богов и выходишь, торжествуя!

На что радушный хозяин ответил, как положено:
- В милости Амона-Ра, царя богов! Я молю Ра-Хорахти, Сетха и Нефтис и всех богов и богинь нашего сладостного края! Да ниспошлют они тебе здоровье, да ниспошлют они тебе жизнь, дабы я видел тебя в благополучии и мог обнять тебя моими руками!

- Я хочу произнести тост! - перебивая всех, вскричал Тутмос. - За хозяев этого благородного дома, за моего друга Давида, за его семью, да хранят их всех боги! Я поднимаю эту чашу за сияние таланта моего друга, за красоту и обаяние его жены, за будущее его будущих детей! Мы давно знакомы, и все присутствующие знают, как я уважаю этот дом. Я знаком с хозяином уже пятнадцать лет и заявляю всем: это прекрасный человек, хоть и еврей. Он совсем не такой, как его племя. Хотел бы я, чтобы все они были похожи на моего друга Давида! Он честен, трудолюбив и верный товарищ, никогда он меня еще не подводил. В нем отсутствуют вероломство и коварство, свойственные его соплеменникам. Так выпьем же за него!
Гости, довольные тостом, дружно встали и осушили бокалы. Пирушка продолжалась. Кто-то вскочил на стол танцевать, кто-то уже лежал между столом и стульями, пьяный мертвецки.

Давид вышел в сад.
- О боги, боги! Сколько я еще буду терпеть эти унижения! Никогда не привыкну я к горечи сладких речей! Еще не было случая, чтобы друзья мои не дали бы мне понять, что я изгой, чужак. И это друзья! А что говорить о недругах! Похоже, никогда не доведется мне почувствовать себя полноценным, нормальным человеком. Чужая страна, чужие люди! А где она, моя страна? Кнаан, откуда мы родом, - голая пустыня с пришлыми людьми. Иевусеи - кто это, что за народ? Самаритяне, моавитяне - кто они? Что делают они на моей земле? Видать, придется мне привыкать здесь к оскорблениям и ощущению третьесортности... Тяжко мне, о боги!

(продолжение следует)

Комментарии Н. Минеевой:

From: Надежда Минеева
Date: 15 Январь 2013 13:01 (местное)

(Link)
Дорогой Дока!
(ловко вы меня вчера- мордой об стол… я в восхищении! Мастер!)
Теперь об открытиях.
1) Название – Друзья (?). Наверное, нет лучшего названия описанному событию, чем это саркастически едкое слово. Так и чудится ядовитая ухмылка автора… :)
2) Содержание. Здесь каждая фраза – открытие, а ведь, читатель-то тоже - и продвинутый, и эрудированный, ну, то есть, знает и о египетских пирах и разносолах, и даже, может быть, о нильских клариях… но какой аромат, какое погружение во вкус!!!
3) И всего-то одна лишь фраза:
« Подносы с рыбой разных сортов, от крупных: хромисов, латесов до гигантских окуней и от нежных лобанов и мормир до жестковатых нильских кларий; серебряные блюда с мя-сом газели, орикса и буйвола, пшеничным хлебом и ячменными лепешками, финиками, виноградом, плодами сикоморы и инжиром чередовались с кувшинами крепкого и сладко-го виноградного вина и, конечно же, в глиняных расписных высоких кувшинах было не-имоверное количество национального напитка - пива! Ячменное, пшеничное, финиковое - на любой вкус!» - а атмосфера целой эпохи…
4) «Давид, став мастером, сумел внушить уважение к себе и держался на равных, не заис-кивая и не лебезя перед «коренным» народом. За что и снискал уважение.» Факты: мастер – на равных – снискал уважение (!)
5) «Я знаком с хозяином уже пятнадцать лет и заявляю всем: это прекрасный человек, хоть и еврей. Он совсем не такой, как его племя. Хотел бы я, чтобы все они были похожи на моего друга Давида! Он честен, трудолюбив и верный товарищ, никогда он меня еще не подводил. В нем отсутствуют вероломство и коварство, свойственные его соплеменни-кам.» Факты: речь друга – уничижение – возвеличивание себя, вельможи.
6) «Никогда не привыкну я к горечи сладких речей! Еще не было случая, чтобы друзья мои не дали бы мне понять, что я изгой, чужак. И это друзья! А что говорить о недругах! Похоже, никогда не доведется мне почувствовать себя полноценным, нормальным человеком. Чужая страна, чужие люди! А где она, моя страна? Кнаан, откуда мы родом, - голая пустыня с пришлыми людьми. Иевусеи - кто это, что за народ? Самаритяне, моавитяне - кто они? Что делают они на моей земле? Видать, придется мне привыкать здесь к оскорблениям и ощущению третьесортности... Тяжко мне, о боги!» Факты: уничижение от друзей (?) – страдание и терзание Давида, несмотря на факты в п.4.
И теперь вопрос: Почему?
1. Люди так жестоки? 2. Так страдает Мастер? 3. Молчат Боги? Ответа нет.
Так мне показалось. Огромное спасибо.
(Ответить) (Thread)

From: artur_s
Date: 15 Январь 2013 16:20 (местное)

(Link)
1. У меня и в мыслях не было "фейсом об тэйбл"!)))) Вы что-то неправильно поняли.
2. Ваши ремарки - великолепны и бьют в точку! Спасибо.
3. "1. Люди так жестоки? 2. Так страдает Мастер? 3. Молчат Боги? Ответа нет." ----ответа нет!!

Ещё раз спасибо за Вашу ДОБРОТУ И ВНИМАТЕЛЬНОЕ ПРОЧТЕНИЕ!
(Ответить) (Parent) (Thread)
[User Picture]
From: Надежда Минеева
Date: 15 Январь 2013 20:54 (местное)
IP Address: (91.79.104.56)

(Link)
Дорогой Дока!
(конечно, у вас и в мыслях не было… :) поэтому я говорю, что пребываю в восхищении)
Вчера, пока я шутки шутила (с вашими мордочками), вдруг прилетел ваш пост «МОЛИТВА СТАРЕЮЩЕГО ЧЕЛОВЕКА», как напоминание «Memento mori», или «Давай, до свиданья!», у меня-то сегодня день рождения – 65 лет ((( И кто теперь генератор?
В последнее время что-то много чудес случается… :) Самое смешное вот в чём, люблю и Веллера, и Дину Рубину, и Акунина, мы выросли на Бабеле и Стругацких, и никогда не хотелось спросить авторов о чём-нибудь или поделиться. А здесь прямо наваждение какое-то…:) А ответ найдём, я уверена... :). ведь это была только 5-я глава. Удачи. И до встречи в тайнах закоулков вашего живого городка. Огромное спасибо. (простите меня и не обижайтесь, если что).

From: artur_s
Date: 15 Январь 2013 21:34 (местное)

(Link)
Дорогая Надежда!
От всей души поздравляю с Вашим Д.Р.!
У нас в Израиле принято в таких случаях поздравлять так: Ад меа кмо эсрим! - что означает буквально: До ста, как в двадцать! Это вместо обычного: До ста двадцати!
Желаю Вам быть здоровой, энергичной, остроумной ещё лет этак тридцать-сорок-пятьдесят (по Вашему желанию:))))
И будьте, пожалуйста, благополучны!
(Ответить) (Parent) (Thread)
[User Picture]
From: Надежда Минеева
Date: 15 Январь 2013 21:41 (местное)

(Link)
Дорогой Дока!
Вы так буквальны... :)Спасибо большое и за поздравления, и за тёплые слова... я не к тому... я о чудесах и коловращении пространства.
Всё замечательно. Удачи! Огромное спасибо.
(Ответить) (Parent) (Thread)


Примечание от Доки.
Обращаюсь к френдам!
Если вы комментируете мои тексты ( книги, рассказы, повести) - постарайтесь писать их не кратко - сжато в двух словах, а вот так - расширенно, осмысленно и глубоко.
Спасибо за внимание!
Tags: мои книги, эксперимент!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments